ВЫЙДЕТ ЛИ ЧТО-НИБУДЬ ХОРОШЕЕ ИЗ ВСЕПРАВОСЛАВНОГО СОБОРА? ОТВЕТ КЛЕВЕТНИКАМ

Паул Л. Гаврилюк  |  English

Константинопольский Патриархат играл ведущую роль в планировании Святого и Великого Собора, который соберет лидеров четырнадцати автокефальных Православных Церквей. И хотя Собор имеет свою долю сторонников, внутри Православной Церкви существуют влиятельные группы, выступающие против Собора по политическим и теологическим причинам. Что это за причины? Почему Собор воспринимается как угроза? Почему сегодня православным христианам нужен такой Собор? Все эти вопросы требуют хладнокровного рассмотрения.

Политические основания препятствовать Собору, подразделяются на три группы. Во-первых, некоторые лидеры, как например глава Русской Православной Церкви Патриарх Кирилл, боятся, что Собор укрепит позиции Вселенского Патриарха Варфоломея, главного инициатора Собора. Москва обеспокоена тем, что Собор окажет поддержку историческим претензиям Константинопольского Патриархата на статус первого среди равных на христианском Востоке. Некоторые лидеры разглядели в недавней экуменической дискуссии о различных уровнях архиепископов завуалированную попытку Константинополя получить статус восточного папства с меньшими полномочиями.

Во-вторых, некоторые архиепископы не склонны участвовать в процессе, который узаконит власть, большую, чем из собственная. Православный принцип соборности (который может быть представлен как «синодальность» или «кафоличность»), гласит, ни один епископ, независимо от его старшинства, не может быть выше собрания епископов и людей Божьих. И хотя, теоретически, соборность является одной из характеристик Церкви, в действительность епископы часто имеют неоспоримую власть в своих епархиях, власть, схожую с властью монарха без силовых государственных структур. Собор может ограничить такую власть и нарушить статус-кво.

В-третьих, Собор может иметь политические последствия на отношения государства и церкви. В последнее время, Церкви в посткоммунистических странах установили особо близкие отношения с государством. Например, Московский Патриархат имеет очень сильные связи с правительством президента Путина. Концепция Русского мира, как «духовного пространства» объединяющего верующую Россию, Украину и Белоруссию, дает оправдание русскому вторжению в восточную Украину. Поскольку Всеправославный Собор не подотчетен какому-либо конкретному государственному органу, соборный процесс, скорее всего нарушит близкие отношения государства и церкви и будет способствовать более независимому положению церкви в гражданском обществе.

Теологические основания противостоять Собору исходят от экстремистских групп внутри православных кругов, часто связанных с монашескими элитами, думающими и действующими как фундаменталисты. На недавнем собрании духовенства в Украине, глава Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата), митрополит Онуфрий Березовский высказал мнение что Собор является ненужным и опасным. Согласно широко распространенным фундаменталистским взглядам, так как семь вселенских соборов выражают всю полноту православной веры, восьмой собор не нужен. Восьмой Собор может привести только к искажению истинной веры и, как таковой, представляет собой соблазн, демоническое заблуждение, которое, вероятно, ускорит появление Антихриста. Хотя митрополит Онуфрий и не изложил подробно свое мнение, он указал, что восьмой собор может скомпрометировать веру и привести к расколам. Для многих фундаменталистов участие в экуменическом диалоге подвергает опасности чистоту веры, так как оно будет рассматриваться как отказ от нее.  Даже рассмотрение Собором вопроса об объединении с инославными  христианами, по иронии, спровоцирует раскол внутри православия между теми, кто считает экуменизм допустимым и теми, кто относится к нему как к опасной ереси.

Позиция фундаменталистов глубоко неправильна. Очевидно, что она основана на ложном предположении о том, что Святой и Великий собор задуман как вселенский. Собор не может быть экуменическим без а) вселенского представительства, б) участия папских представителей и в) последующего принятия всей Церковью. Святой и Великий Собор может быть шагом по направлению к возможной организации Собора, который будет удовлетворять всем трем условиям. Что еще более важно, утверждение фундаменталистом о том, что восьмой вселенский Собор невозможен, потому что вся полнота веры передана учением первых семи вселенских соборов, основано на неправильном понимании действия Святого Духа в Церкви. Святой Дух продолжает вести Церковь во всем разнообразии ее работы, включая ее миссию, учение, проповедование, социальную работу и отправление таинств. Соборные заседания поместных церквей продолжают быть мощным инструментом Святого Духа. Заявление о том, что восьмой собор может привести только к вероотступничеству, является недоверием к действию Святого Духа и ограничением его работы по проявлению единства поместных Православных Церквей и возрождению их объединенного свидетельства миру. Отвержение любой возможности того, что Святой Дух может действовать через Церковь, собранную для Собора, является богохульством против Святого Духа.

И на более позитивной ноте, давайте ответим на вопрос почему нам нужен Собор? Во-первых, Собор важен как процесс, который может начать восстановление связей между различными поместными Церквями для того, чтобы вывести их из выраженной изоляции и помочь им выйти за пределы собственных национальных забот. Другими словами, Собор станет основным средством для восстановления соборности или кафоличности. Во-вторых, Собор мог бы стать средством решения юрисдикционных вопросов. Такой способ решения споров не будет совершенным и может вначале усугубить существующую напряженность. Но если позволить действовать Святому Духу, то в конечном счете Собор послужит средством восстановления единства, или, по крайней мере, прояснения причин, по которым связь общин остается нарушенной. И наконец, Собор даст Церкви мощное средство, позволяющее выразить миру свой единый голос. Голос, который мир не слышал в течение тысячи лет. Голос, с помощью которого Святой Дух смог бы сказать спасительную для нашего времени правду.


Паул Гаврилюк, почетный профессор Теологии и Философии кафедры теологии университета Сант Томас.