ПОЧЕМУ МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХ КИРИЛЛ СОГЛАСИЛСЯ ВСТРЕТИТЬСЯ С ПАПОЙ ФРАНЦИСКОМ? Введение в византийскую политику Русской Православной Церкви

Паул Л. Гаврилюк  |  English

Photo: Catholic News Service

Мы живем в исторические времена. Около недели назад главы Православных Церквей объявили о своем намерении провести Всеправославный Собор на острове Крит в середине июня 2016 года. В течение более пятидесяти лет попытки организовать такой собор были безуспешны, причиной тому являлись различные факторы, в первую очередь – соперничество между Московским и Константинопольским патриархатами. Сейчас новости о предстоящем Соборе отодвинуты на второй план другим сенсационным объявлением – о том, что в пятницу 12 февраля 2016 года Папа Франциск встретится с Московским Патриархом Кириллом на Кубе. Предшественники Франциска, в том числе Иоанн Павел II и Бенедикт XVI, неоднократно обращались с запросами о такой встрече, на которые Москва отвечала бездействием или отказом. Что могло изменить расположение Патриарха Кирилла? Почему встреча происходит сейчас? Что будет обсуждаться на этой встрече? И какое влияние она может оказать?

Любая политика служит местным интересам, и международная церковная политика – не исключение. Патриарх Кирилл делает маленькую ставку на развитие отношений между православными и католиками, и большую – на продвижение его геополитического видения Русского Мира. Согласно этому видению, русские православные верующие представляют собой альтернативную безбожному и загнивающему Западу цивилизацию. Встречаясь с главой римских католиков, насчитывающих 1,25 миллиарда, необходимо признать, что Запад не единообразно безбожен, как утверждает идеология Русского Мира.  Кроме того, Патриарх озабочен тем, что он воспринимает как посягательства Ватикана на его «каноническую территорию», главным образом проявляющиеся деятельностью «Униатов» в Украине. Часто используемый в унизительном тоне термин «Униаты» относится к верующим Восточной Католической Церкви в общем и к Украинской Грекокатолической Церкви в частности, последняя переживает возрождение с конца 1980-х годов и в настоящий момент является крупнейшей группой восточных католиков во всем мире. Ранее, Патриарх Кирилл называл разрешение проблемы униатов условием для встречи с Папой. Почему же Патриарх Кирилл решил пересмотреть эти условия и встретиться с папой-сюрпризом?

Главной причиной является то, что глава Русской Православной Церкви хочет быть известным как «Патриарх, который отдает приказы». Ему нравится показывать свое влияние диктуя место встречи. Недавняя предсоборная встреча (Синаксис) изначально была запланирована в резиденции Патриарха Варфоломея в Стамбуле. Кирилл сообщил Варфоломею, что российская делегация не может отправиться в Турцию, сославшись на соображения безопасности в связи с ухудшением отношений между Турцией и Россией. Варфоломей и другие архиепископы согласились в спешке перенести Синаксис в Швейцарию. Всеправославный Собор должен был пройти в Церкви Святой Ирины, историческом месте проведения Второго Вселенского Собора. Такое расположение имело бы глубокое символическое значение и усиливало бы важность Патриарха Константинопольского. Москва наложила вето на это место под тем же предлогом. В результате, Всеправославный Собор будет проходить на Крите, а не в Константинополе. Некоторые комментаторы начинают называть его довольно бесцеремонно Собор Критян.

Что же касается встречи Кирилла и Франциска, можно заметить, что это Папа летит из Мехико, где он будет находиться с пасторским визитом, на Кубу, для того, чтобы встретиться с Патриархом, который уже будет находится в Гаване по делам. Опять же, основное послание российского патриарха своим коллегам архиепископам всего православного мира четко гласит – соборы и папы должны прийти к Кириллу, на его условиях, а не Кирилл – к соборам и папам. Крит, вместо Константинополя, и Куба, вместо Мехико, являются символами в игре власти, главный сюжет которой не «Святой и Великий Собор» и не православно-католическое единство, а соперничество между Москвой и Константинополем.

Патриарх Константинопольский Варфоломей имеет многолетний опыт экуменической деятельности, включающий несколько встреч с папами. Такие встречи обычно являются символическим выражением возобновления дружеских отношений, повышающими статус Вселенского Патриарха, который так же беспокоится о статусе, как и Патриарх Московский. Восстановление евхаристического общения между Католической и Православной Церковью не может произойти после таких встреч, поскольку ни один православный патриарх не обладает исполнительными полномочиями для ратификации такого решения. И встреча в аэропорту Гаваны не будет исключением.

Нам сообщили, что встреча в Гаване будет включать двухчасовой разговор между Франциском и Кириллом при закрытых дверях, обмен подарками и завершится подписанием декларации о взаимном сотрудничестве. Частный характер встречи позволит Патриарху представить свою личную интерпретацию его беседы с Папой. По своему возвращению из Швейцарии, Патриарх Кирилл заявил прессе, что Патриарх Варфоломей публично признал в присутствии своих коллег архиепископов, что в Украине существует только одна каноническая Церковь – Церковь, относящаяся к Московскому Патриархату. Данное заявление было искусной интерпретацией слов Патриарха Варфоломея, выразившего общую озабоченность о будущем православия в Украине. Претензии Московского Патриархата на юрисдикцию над украинскими церквями являются исторически спорными: Киевская Русь получила христианство от Константинополя во времена, когда Москвы еще не было. Претензии Патриарха Кирилла на «канонические территории» в Украине основываются на ее принадлежности к Российской Империи, которая является историей, как бы Путин и идеологи Русского Мира ни старались восстановить это начиная войны в Европе.

Согласно официальным источникам, декларация о православно-католическом сотрудничестве будет рассматривать такие вопросы, как поддержка христиан Ближнего Востока, находящихся в тяжелом положении, кризис сирийских беженцев, секуляризация и христианское учение о семье. Это вопросы глобального значения, которые вполне справедливо требуют христианского сотрудничества. Что касается кризиса беженцев, папа выразил свое личное желание о том, чтобы каждый католический приход в Европе и по всему миру принял в свои ряды по семье беженцев. Отношение Патриарха Кирилла к проблеме беженцев было, напротив, безразличным, если не сказать больше. Его Русский Мир подпитывает русский шовинизм и предоставляет идеологическую поддержку российской военной агрессии в Украине, породившей два миллиона беженцев внутри страны. Кремль продолжает делать все, чтобы исказить и замолчать этот факт, и патриарх является главным героем в пропагандисткой войне Путина.

Совсем недавно, бывший пресс-секретарь Московского Патриархата, свящ. Всеволод Чаплин, назвал путинские воздушные удары по Сирии «священной войной». На сегодняшний день, эти подстрекающие слова не были официально опровергнуты Патриархом Кириллом, хотя он и принял меры для увольнения Чаплина с его поста. Официальная позиция Московского Патриархата состоит в том, что Россия ведет «просто войну» в Сирии, и что война в Украине – это «братоубийственная» гражданская война. Нет ничего более далекого от истины. И будет позорно, если на встрече в Гаване данная позиция получит косвенное папское одобрение.

Для Папы Франциска встреча в Гаване открывает перспективы для братского сотрудничества с лидером примерно двух третей православных христиан всего мира.  Для Патриарха Кирилла та же встреча является возможностью отодвинуть на второй план своего соперника Патриарха Варфоломея на международной арене и, возможно, получить от Ватикана штамп одобрения для Московской агрессивной геополитики. Как Путин перерисовывает границы Европы, так Кирилл отчаянно пытается защитить свою церковную вотчину в Украине. У обоих заканчивается время, ресурсы и общественная поддержка.

Византийская Империя может быть уже является историей. Но византийская политика жива и здравствует в Русской Православной Церкви.


Паул Гаврилюк, почетный профессор теологии и философии кафедры теологии университета Сант Томас.