ЗАТРУДНИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЕГИПЕТСКИХ КОПТОВ

Майкл Вэхид Ханна  |  English

Результатом взрывов, произошедших 11 декабря в Каире в церкви святых Петра и Павла, примыкающей к коптской православной церкви -* кафедральному собору святого Марка, были 25 погибших и 50 раненых. Ответственность за нападение на эль-Боутросия, как ее называют местные жители, позже взяло на себя отделение Исламского Государства, расположенное на материковой части Египта, что говорит о потенциально угрожающем повороте в многолетней борьбе страны против исламистской агрессии.

Атака в общем была представлена как смена курса и эскалация конфликта, поскольку агрессия боевиков была в основном нацелена на символы режима Сиси и Египетского государства. Представляла ли атака длительную смену тактики или целей, будет понятно в будущем. В последнее время на Синайском полуострове отделения Исламского государства совершали определенные ограниченные акты насилия по отношению к коптам. Но совершив нападение на женщин и детей в церкви и стремясь максимизировать поражение мирных жителей, Исламское Государство отступило от своей тактической сдержанности и применило зрелищный и неразборчивый способ насилия.

Предшествующая сдержанность берет корни в неудачных низкоуровневых мятежах в Египте в 1990х, провалившихся перед лицом ограниченной народной поддержки и беспощадных государственных репрессий в виде неразборчивых атак на мирных жителей и экономические цели. Однако, переключение на наиболее уязвимую общину в Египте не следует рассматривать как всего лишь тактическое нововведение. Напротив, уязвимость Египетских христиан следует понимать более широко, как функцию их положения второсортных граждан своей страны. На практике и по форме, Египет при Сиси предлагал коптам отеческую форму исламизма, который во многом избегал стигматизации на высшем уровне, и потакал риторике национального единения, не предлагая им равной защиты и равных прав.

Распространяющееся сектантство основывается преимущественно не на наиболее агрессивных и нетерпимых взглядах исламистских боевиков, а на гораздо более повсеместной форме неагрессивного фанатизма и религиозного супрематизма, характерных для более современного Египетского мышления. Нормализация понятия о гражданах второго сорта, даже в неагрессивных идеологиях и обычаях, создает более благоприятную среду для сектантской агрессии.

Для исламистских боевиков, копты в течение длительного времени представляли собой привлекательную цель; направленная на них агрессии не требовала никакой дополнительной политической мотивации и лишь немного адаптировалась идеологически и теологически. На протяжении многих лет, а точнее с 1990х и в период после Мубарака, эта община страдала от регулярных атак, хотя взрывы в прошедшие выходные явились наиболее значимыми из них.

В настоящей ситуации, любое нападение на Египетских христиан приведет к падению позора на правительство с его претензиями на восстановление закона и порядка, а также к падению народной поддержки режима Сиси. Но более важно то, что эти результаты могут быть достигнуты без риска широкой негативной реакции, с укоренившимся египетским сектантством, гарантирующим, что возмущение будет реальными, но ограниченным. И не удивительно, что общество, которое глядит на один из сегментов своего населения как на не совсем равных и относится к нему соответственно, также является обществом, порождающим жестокость и терроризм, часто необъяснимым образом. И когда такие нападения происходят, они должны служить обвинительным актом социальным и правовым структурам, создавшим условия для возникновения таких злобных и воинственных чувств.

Египетские христиане не обладают равными гражданскими правами. Это неравенство выражается как де-юре, так и де-факто. Согласно закону, копты остаются неполноправными гражданами в области строительства церквей, религиозной дискриминации и обращения в другую веру. Смогут ли копты когда-либо обладать равными гражданскими правами в юридической и конституциональной системах, основным источником законодательства которых являются принципы исламского шариата, остается, в лучшем случае, под вопросом. А учитывая нынешнюю юридическую систему Египта, этого, однозначно, никогда не произойдет.

Копты также сталкиваются с распространяющейся фактической дискриминацией при трудоустройстве в государственном и частном секторах. Это особо остро чувствуется в высших эшелонах учреждений безопасности, а недостаточное представительство в органах власти остается чреватым последствиями устойчивым явлением. Однако дискриминация принимает более трудноуловимые формы в сферах государственного образования и гражданского права, где копты, их история и вклад в египетское общество маргинализируются и упускаются из вида. Различные средства массовой информации и религиозные учреждения регулярно не отказывают себе в удовольствии совершить оскорбительные нападки на христиан, которые часто включают в себя теории заговора коптов с египетскими политиками.

И может быть наиболее важно то, что нападения на коптов, особенно на местных уровнях, редко бывают наказаны. Эта безответственность за сектантские проявления насилия является ярким проявлением слабости и уязвимости христиан, а также незаинтересованности государственных органов в благополучии сегмента общества. Копты представляют собой общественную проблему, которую необходимо решить для обеспечения основ стабильности для всех, а не только для лиц, достойных возмещения, справедливости и ответственности.

Государство и общество, допускающее и нормализующее фанатизм и сектантство также может породить более злобные выражения ненависти. Эта точка зрения не является гиперболой или полемикой. Фактически, этот урок может быть применен гораздо шире, чем к современному Египту с его расцветающими прото-мятежами. При том, что волна демагогии и фанатичного популизма укоренилась в господствующей политике по всему Западу, нормализация даже неагрессивных форм фанатизма аналогично и практически неизбежно приведет к дискриминации и, в особых обстоятельствах, к реальному насилию.  Египет и арабский мир, в своем правомерном сочувствии к единоверцам, должны понять фундаментальное лицемерие в самом сердце их нынешних жалоб на восприятие мусульман на Западе и обращение с ними.

Насилие, собирающее в Египте, продолжится и даже может выйти из своих нынешних границ, но эта великая трагедия является наиболее злостным проявлением гораздо более распространенного предубеждения, а именно, предубеждения общества, видящего христиан не совсем равными.


Майкл Вэхид Ханна, старший научный сотрудник фонда «Cэнчури», старший научный сотрудник в Центре по праву и безопасности юридического факультета Нью-Йоркского университета.