ИННОВАЦИИ ПОД МАСКОЙ ТРАДИЦИЙ: АНТИЭКУМЕНИЧЕСКИЕ ПОПЫТКИ СОРВАТЬ СВЯТОЙ И ВЕЛИКИЙ СОБОР

Джорж Демакопоулос  |  English  |  српски

Metropolitan Seraphim of Piraeus

Документы, одобренные Предстоятелями Церквей на Святом и Великом Соборе, не являются особо противоречивыми. Они – результат консенсуса, обсуждаемого более десятилетий, и часто повторяют предыдущие заявления в большей степени, чем решают сложные вопросы, встающие перед лицом современной Церкви.

Возможно, единственным исключением является документ Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром, который пытается уточнить цели участия Православной Церкви в экуменическом движении. Так как данный документ осуждает обструкционистов экуменического движения, он получил львиную долю критики от определенных групп, определяющих себя как традиционалисты.

Большая часть данного критицизма основывается на крайне выборочном и редукционистском использовании нашей богатой канонической традиции для оправдания упрощенных идеологических концептов.

Например, Митрополит Серафим Пирейский, при широком осуждении Святого и Великого Собора, выразил особые возражения против использования в документе об экуменизме термина «церковь» для неправославных общин. С его точки зрения, применение термина «церковь» к католикам и протестантам одновременно оправдывает их «ереси» и разрушает истинность Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Следует заметить, что Митрополит не предъявил каких-либо свидетельств Святых Отцов в поддержку своих возражений по поводу использования термина. Да, к тому же, и не смог бы – отцы Церкви часто применяли термин «церковь» к общинам, которые они считали еретическими.

Гораздо более серьезные возражения против документа об экуменизме были представлены Его Высокопреосвященством, Митрополитом Навпактским Иерофеем (Влахосом), автором множества важных книг по православной духовности. В открытом письме к Синоду Греции Митрополит указывает на противоречие в документе, утверждающем, что «единство Церкви не может быть разрушено», и в тоже время подразумевающем, что единство христиан было утрачено после Вселенских соборов.

Однако, наиболее энергичные возражения Митрополита против документа об экуменизме касаются пункта 20, который определяет, что Церковь должна следовать канонической традиции (7-й канон Константинопольского 381 года и 95-й канон Пято-Шестого Вселенских соборов) в отношении принятия новообращенных из других христианских традиций в православие.

Митрополит Иерофей требует изменения текста для уточнения, что новообращенные из других христианских традиций, которые не были крещены «троекратным полным погружением по Апостольскому и Святоотеческому порядку» должны быть должны быть крещены заново. С его точки зрения, Католики должны исповедовать Троицу должным образом при крещении, а настоящий обряд их крещения нарушает святоотеческую традицию.

Речь идет о канонах, определяющих различия между арианами, которые могут быть допущены к Церкви через миропомазание, и другими еретиками, в частности евномианами, которые должны быть заново крещены. Оба канона выражают свое осуждение евномианам, так как они совершают только одно погружение. Согласно Митрополиту Иерофею, евномиане должны быть крещены заново не только из-за их ошибочной теологии, но также из-за ошибочной формы из обряда.

Следует уточнить, что евномиане были радикальной подсектой арианства. Так как ариане негласно принимали божественную сущность Христа (несмотря на то, что они не исповедовали его как единосущного Отцу), они совершали тройное погружение при крещении, как сказано в Евангелии. Евномиане же были настолько радикальны в своем неприятии православного учения, что они решительно отрицали божественную сущность Христа и Святого Духа, и поэтому совершали только одно погружение (во имя одного Отца). По этой причине, описание евномианского одиночного погружения в каноне должно пониматься адъективно – как ритуализированное отображение их ереси. И, конечно, ни один византийский канонист не интерпретировал бы заблуждения евномиан, как прежде всего ошибку собственно в ритуале, их заблуждением являлось отрицание Троицы.

Более того, ни один византийский канонист или апологет никогда не подумал бы, что теологические ошибки латинян, такие как филиокве, настолько велики, что требуют повторного крещения. Ни Вальсамон, ни Хоматиан (канонисты XII и XIII вв. впервые отказавшие в причастии латинянам), ни даже Марк Эфесский никогда не говорили, что латиняне должны быть крещены заново перед тем, как быть допущенными в Церковь.

Другими словами, Митрополит Иерофей использовал определенно «инновационный» способ прочтения канонов и истории для обоснования его письма против крещения инославных христиан.

Следует уточнить, что Митрополит Иерофей не первый пытается применить к западным христианам каноны против евномиан. Во время Османского периода, настроенный на разделение Константинопольский Патриарх Кирилл V выпустил указ, призывающий крестить католиков, обращающихся в христианство из-за несоответствия их ритуала требованиям. Фактически, Митрополит Иерофей цитирует указ Кирилла, как единственное доказательство того, что он смело зовет «цельностью церковной традиции».

Однако, Митрополит Иерофей не говорит нам в своем письме, что указ Кирилла V был осужден другими главами Православных Церквей того времени, и что Кирилл был свергнут с поста митрополита за издание данного указа.

В настоящее время ни одна из четырнадцати автокефальных церквей православного мира официально не требует крещения тринитарных христиан, переходящих в православие. И они не должны.

Самые ранние постбиблейские свидетельства о христианском обряде крещения описаны в Дидахе, где достаточно точно указано, что крещение происходит в реках, и позволено как погружение в стоячую воду (преобладающий православный обычай), так и окропление головы (преобладающий католический обычай). Более того, последующие труды святых отцов позволяли изменения в процедуре и символизме крещения, при условии, что исповедание веры является тринитарным (например, Св. Григорий Двоеслов, послание 1.41).

Таким образом, так называемые «традиционалисты» требуют, чтобы Святой и Великий Собор отказался от исторической и канонической традиции Православной Церкви, для предотвращения воображаемого ослабления чистоты православной веры. Их требования изложены языком апостольской и святоотеческой традиции, но, по иронии, их точка зрения является опасно новаторской.


Статья написана при поддержке специального проекта по Святому и Великому Собору, Американского Православного Теологического Общества и опубликована центром исследования Православного Христианства университета Фордам.


Джордж Демакопоулос, почетный профессор православного христианства, содиректор центра исследования Православного Христианства университета Фордам.