Практики преображения

Аристотель Папаниколау  |  English

В день Преображения нашего Господа, который празднуется 6 августа, Иисус взял с собой трех своих учеников – Петра, Иоанна и Иакова (Мф. 17:1-9; Мк. 9:2-8; Лк. 9:28-36). Они были на «горе высокой», которая часто служит местом откровений в Библии, и на этой горе Иисус преобразился. Св. Матфей рассказывает нам: «Он преобразился пред ними. И просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет». Св. Лука повествует о том, что вид лица Его изменился, и одежда Его сделалась белою, блистающею. Св. Марк говорит: «Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить».

Одним словом, эта история учит нас о тому, что Церковь утверждает столетиями – божественности Иисуса Христа. Иисус является Богочеловеком, поистине Богом и поистине человеком. Как красноречиво выразил это Роуэнс Вильямс: «Человеческая жизнь Иисуса пронизана Божьей жизнью, он переносится волной вечной Божьей жизни, и эта волна толкает его к нам, неся с собой всю полноту создателя» (Обитающий в свете, 6 [The Dwelling of the Light, 6]).

Другая вещь, которую мы узнаем из истории преображения Иисуса, касается нас, нашей человечности. История Преображения учит нас, кем мы призваны быть, причине нашего сотворения. Мы никогда не должны забывать, что в Иисусе нам следует видеть не только Бога, но и человечность. И не просто человечность, а человечность, какой она должна быть. В Иисусе мы должны видеть самих себя и то, какими мы можем быть. Проще говоря, мы призваны преобразиться для того, чтобы отражать божественный свет через наши собственные тела, и чтобы любить, как любит Господь.

Но как же достичь этой цели? Как преобразиться? Сами не замечая того, мы видим примеры преображения вокруг нас практически каждый день. Например, женщина, страдающая от наркотической зависимости, которая признает свою проблему, проходит курс лечения и справляется с зависимостью. Трезвый алкоголик как-то иначе чувствует, иначе действует и по-другому воспринимает жизнь. Или человек, находящийся в психотерапевтических отношениях, который в них и через них способен исцелиться и после этого может иначе сосуществовать с другими и самим собой. Я думаю о благословенных людях, испытавших любовь. Обсуждая любовь, я часто спрашиваю своих студентов: «Как вы думаете, любовь между людьми, которые очень долго вместе, такая же, как когда они впервые встретились? Вы думаете, эти люди остались такими же?» Взаимоотношения любви преображают нас, преображают то, кем мы являемся, поскольку мы зависим от людей, которые любят нас и которых любим мы.

Общая черта во всех этих повседневных примерах – это то, что преображение зависит от практик. Мы не сможем испытать преображение, если мы не желаем практиковать то, что ведет к нему. Если мы нетерпеливы и хотим быть терпеливыми, мы должны действовать с терпением до тех пор, пока мы не будем считать себя терпеливыми. Алкоголик должен заниматься определёнными практиками, возможно участвовать в 12-шаговой программе, включающей практику правдивости, перед тем, как преобразится в трезвого человека. Взаимоотношения любви не будут длится долго, если не выполнять определенные практики, такие как доверие, самопожертвование, самоанализ, сочувствие, всепрощение и многие другие.

Если мы хотим испытать преображение нашего бытия, идущее от Бога, как это произошло с Иисусом на горе, мы должны следовать определенным практикам. Во-первых, мы должны практиковать веру. Мы должны верить, что преображение действительно возможно и желаемо. А вера – сложная штука. Ее нельзя просто включить или выключить.  Нельзя проснуться завтра и сказать: «Сегодня во мне будет больше веры». Вера – это то, что с нами происходит.  Вере часто сопутствуют сомнения, и перед их лицом мы должны упорно продолжать надеяться на то, что мы можем укрепиться в вере. Мы укрепляемся в вере, когда мы чувствуем Бога, но этого не может произойти без нашей стойкости в вере, пусть и слабой. И мы должны следовать практикам, позволяющим Богу присутствовать с нами. Вера подтверждается через практики веры.

На ум сразу приходят два типа таких практик. Две недели в августе посвящены Богородице Деве Марии, это Успенский пост. Соблюдая пост, мы не набираем очки перед Богом. Пост – это та практика, в которой мы ограничиваем или отказываемся от того, что поглощает нас, чтобы освободить место для Бога в своей жизни. Еще пост позволяет избавиться от забывчивости о Боге, особенно потому, что пост связан с тем, что мы делаем каждый день – с едой.  Проходя мимо ларька с шаурмой во время поста, я думаю о Боге, хотя обычно в этот момент я о нем не думаю.  И это не просто шутка – нельзя укрепить отношения с кем-либо, игнорируя или забывая о нем. В понимании Церкви настоящей духовной проблемой является не неверие, а забывчивость. Взаимоотношения с Богом не могут нас преобразить, если мы постоянно забываем о Нем.

Однако, практикой, имеющей решающее значение в нашем преображении, является молитва. Молитва – это то, чему мы должны учиться, то, чему мы не можем себя заставить, то, что должно идти из наших сердец и начинаться с малого и чему мы должны позволять постепенно становиться все большей частью нашей жизни. Если мы неустанны в молитве, постепенно позволяя ей быть все большей частью нашей жизни, нет абсолютно никаких сомнений в том, что мы начнем видеть себя преображенными, заметив, что нам действительно хочется молиться больше – верный знак того, что мы преображаемся благодаря растущему присутствию Бога в нашей жизни.  Святые – это люди сильные в молитве, которые часто могут молиться независимо от того, что они делают, это просто выплескивается из них. Энтони Блум в своей книге «Начиная молится» говорит, что такой продвинутый уровень молитвы достигается со временем и с упорством.

История преображения Иисуса – это история о том, кем является Иисус как Сын Божий, это подтверждение присутствия Бога в Иисусе, а также подтверждение обещания Господа быть с нами. Это свидетельство нашей способности преобразиться в присутствии Бога. Оно указывает на что мы способны. Преображение не является внетелесным опытом, оно осуществляется в теле и через тело, и мерой нашего преображения является то, как мы относимся к другим и самим себе. Согласно Максиму Исповеднику, если мы чуть меньше злимся, меньше ненавидим, меньше боимся, то мы уже преобразились. И в конце концов, поскольку преображение проявляется в обычных делах и повседневном распорядке, оно представляет собой довольно мирскую вещь, но в этом как раз и есть смысл воплощения и Страстей Христовых, и, по иронии, наступления рая на земле.


Аристотель Папаниколау, почетный профессор православной теологии и культуры, содиректор центра исследования Православного Христианства университета Фордам.