Святая Троица и однополый брак

Брэдли Нассиф  |  English  |  ελληνικά

Каждому человеку, смотрящему сегодня новости, известно, что мы живем в эпоху, когда мирские формы разнообразия и плюрализма ценятся гораздо больше библейской правды. Особенно это применимо к вопросам пола и сексуальности. Активисты так называемого ЛГБТК движения успешно оспаривают традиционное христианское понимание брака и семьи практически во всех сферах общественной жизни Америки, включая школьную программу, средства массовой информации и суды. Самым ярким свидетельством этого является признание однополого брака Верховным Судом.

Подчас, православные рефлекторно резко противостоят однополым бракам и целям ЛГБТК сообщества. Но слепого отрицания прискорбно недостаточно. Упреки – тоже не хороший ответ. Если христиане еще как-то надеются защитить святой институт брака, им нужно сформулировать причины, по которым христианские теологические воззрения требуют, чтобы брак представлял собой союз мужчины и женщины. Возможно одно из наиболее глубоких, однако часто непризнанных, объяснений можно найти в христианском учении о Троице.

Святая Троица и человеческая сексуальность

Христианская православная этика утверждает, что брак и секс являются святыми таинствами, символизирующих гораздо больше, чем они сами – таинство христианского триединого Бога и Его искупительной самоотдачи в Воплощении, осуществившемся в жизни Церкви.

Внутренняя жизнь Святой Троицы предлагает модель понимания брачных отношений. Никейский Символ Веры в совокупности фразами Нового Завета с предлогом «в», описывающими близкие отношения трех Личностей в Троице (Ин. 14:1; 17:21 и др.) является тем, что некоторые отцы Церкви описывали как «перихорисис», что означает «являться неотъемлемой частью, взаимопроникать, со-обитать или жить внутри». Другими словами, каждая Личность Троицы вечно обитает внутри двух других в совершенном единении-в-различии.

Таинство Божьего Тринитарного характера распространяется на человеческое существование и отражено в книге Бытия, где Бог говорит: «Сотворим человека по образу и подобию нашему… мужчину и женщину сотворил их» (Бытие 1:26-27). Таким образом, можно сказать, что сексуальная близость, которую Адам и Ева испытывают, становясь «одной плотью», отражает вечное единение-в-различии между Отцом, Сыном и Святым Духом и их общем обитании.

В книге Бытия 2:18 мы читаем: «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему». Это «не хорошо» – единственная отрицательная оценка во всем повествовании о сотворении. Только женщина, вылепленная из собственного ребра Адама, смогла дополнить его. Мужчина в одиночку не может правильно отражать «образ Бога», как не может и женщина сама по себе.  Один, Адам представлял собой искаженный, «не хороший» образ Бога. Как только появилась Ева, человечество стало способно отражать личностную и связывающую близость, являющуюся Богом.  Присутствие Евы означало, что человечество может испытывать порождающее жизнь, межличностное единение – земное эхо Божественной межличностной, перихорической жизни. Вместе, их союз отражает единение-в-различии, существующее внутри Троицы. Личностное единение (как человеческое, так и божественное) является основой для всего человеческого существования.

Воплощение, Церковь и человеческая сексуальность

Дальнейшим божественным таинством, моделирующим целостность отношений между мужчиной и женщиной, является единство Христа с Его невестой, Церковью. Брачная близость между мужчиной и женщиной – это священный образ спасительной близости, существующей между Христом и Его людьми. Женская образность свадебных отношений Церкви к Христу, как к жениху, используется в послании к Ефесянам 5 для демонстрации таинства спасения, когда Павел цитирует текст Бытия: «и будут двое одна плоть».  «Тайна сия велика, – продолжает он, – я говорю по отношению ко Христу и Церкви» (К Ефесянам 5:29-32). Таким образом, сотериологическое, образное измерения брака и человеческой сексуальности должны пониматься в свете Божьего само-откровения в Христе (жених) и Его отношения к Церкви (Его невеста).

Христианский брак и однополые союзы

Хотя брак дан Господом как таинство, отображающее как межличностные отношения в Троице, так и сотериологическое обещание Христа и Церкви, люди иногда соединяют (в однополых союзах) то, что должно быть разделено, или делят (в разводе) то, что должно быть едино. Что Бог соединил – мы делим, а что Он разделит – мы соединяем. При сотворении Бог создал Еву, чтобы дополнять Адама, а не другого Адама, чтобы дополнить Адама, или другую Еву, чтобы дополнить Еву. Церковь не может освятить однополые отношения, независимо от того, насколько любящими и преданными могут быть два человека. Такие отношения противоречат Писанию (Лев. 18:12, 1 Кор. 6:9-11, 1 Тим. 8:1-10) и не могут отражать мистическое создание пары, которое представляет собой христианский брак. Два Адама или две Евы, объединенные в имитации брака, искажают «образ Божий» в человечестве, представляют в ложном свете искупительные отношения Христа и Церкви и не могут выполнить наказ «плодитесь и размножайтесь» (Бытие 1:28). В послании к Римлянам 1:25-27 мы читаем о том, что павшие люди «заменили истину Божью ложью» и предаются сексуальным заблуждениям, «…женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга…» (так же 1 Кор 6:9-11, 1 Тим 1:8-10).

Смотря вперед

В ближайшие годы американское общество будет все больше допускать различные формы сексуального поведения. Сексуальные заблуждения и безразличие к чужой сексуальное ориентации по всей видимости возрастет в наших Церквях, особенно среди молодых ее членов, если мы ничего не будем делать для объяснения, почему мы верим определенным образом, и поддержки тем, кто испытывает трудности в определении своей сексуальной идентичности. Ни рефлекторное осуждение, ни разрешительное молчание не приемлемы как решение стоящей перед нами проблемы. На карту поставлены наша традиция и наше спасение.

Евангелие Иисуса Христа предлагает положительное решение для нашей культуры. Наш священный долг – не только указать на теологические ошибки однополого брака, но и активно помогать тем, что страдает от влечения к лицам своего пола. Все мы бесконечно любимы и ценны в глазах Господа.  Ненависти не место на этом поле битвы. Напротив, Христиане должны первыми выступить в защиту пострадавших, травмированных и осмеянных ненавидящими противниками. Мы должны продолжать говорить правду с любовью, даже если это контркультурное послание, которое призывает людей жить целостной жизнью по спасительному евангелию Иисуса Христа.


Бредли Нассиф, профессор библейских и теологических исследований в университете Норс Парк, Чикаго. Является главным редактором работ «Новые перспективы исторической теологии: статьи в память о Джоне Мейендорфе» (издательство Eerdmans) [New Perspectives on Historical Theology: Essays in Memory of John Meyendorff], «Добротолюбие – классический текст православной духовности» (изд. Oxford University Press) [The Philokalia: A Classic Text of Orthodox Spirituality], автором книги  «Приведение Иисуса в пустыню» (изд. Harper and Row) [Bringing Jesus to the Desert]. Издание The New Republic описало его как «ведущего эксперта по диалогу между Восточными Православными и Евангелистами».