Чего не хватает в заявлении Папы и Патриарха об изменении климата

Дилан Памен  |  English  |  ελληνικά

1 сентября Папа Франциск и Вселенский Патриарх Варфоломей выпустили совместное заявление по случаю поминовения церковного Дня молитвы о Божьем творении. Как уже стало традицией, это заявление выражает обеспокоенность благополучием беднейших из бедных, одновременно игнорируя главные средства, с помощью которых масштабы их бедности сокращались ранее и сейчас: развитие через индустриализацию и либерализацию.

Иерархи предупреждают: «Человеческая и естественная среды обитания ухудшаются совместно, и это ухудшение планеты ложиться грузом на наиболее уязвимых ее людей. Изменение климата влияет, в первую очередь и прежде всего, на тех, кто живет в бедности во всех уголках земного шара». Конечно, многие прогнозируют что, если эта тенденция продолжится, то изменение климата может привести к увеличению распространенности болезней, голоду, загрязнению воды и т.д.  в развивающихся странах, в настоящее время наиболее подверженных этим опасностям.

Но эта точка зрения достаточно проблематична. Во-первых, развивающиеся страны, как указывает термин, развиваются. Ситуация в них не статична и не неизменна. В первую очередь они должны престать быть уязвимыми. Было бы гораздо меньше поводов для беспокойства, если бы мировая бедность была бы значительно снижена, если бы защита окружающей среды и адаптируемость коррелировали бы с развитием, индустриализацией и экономической свободой. Для ясности, можно принять то, на что заявление ссылается как на «мировой консенсус» в отношении антропогенных изменений климата, но необходимо обсудить какие вопросы и какую политику следует приоритизировать и применять.

С моей стороны, я согласен с тем, что мы должны уделять первоочередное внимание затруднительному положению бедных. Одно это потребует от нас признать неприятную правду: в последние десятилетия уровень чрезвычайной бедности наиболее быстро сокращается в таких развивающихся странах как Китай и Индия, которые, вследствие быстрой индустриализации и умеренной экономической либерализации, являются двумя самыми большими производителями двуокиси углерода в мире. Высокое положение США в этом списке развивающихся стран очень выделяется и не должно использоваться как стандарт. Например, Канада и Австралия являются экономически более свободными и производят намного меньше выбросов углерода.

Степень сокращения масштабов нищеты после индустриальной революции поразительна. Как утверждают Макс Розер и Эстебан Ортиз-Оспина во введении к главе «Чрезвычайная мировая нищета» в книге «Наш мир в цифрах» издательства университета Оксфорд:

Доступные долгосрочные данные показывают, что в прошлом только небольшая по численности элита наслаждалась условиями жизни, которые сейчас не описали бы как «крайняя нищета». Но с началом индустриализации и ростом производительности доля людей, живущих в крайней бедности начала уменьшаться. В следствии этого, доля людей, находящихся в крайней бедности, непрерывно снижалась в течение двух столетий. Безусловно, это является наиболее замечательным достижением человечества.

Так же отмечаются «наблюдаемые в течение последних двух столетий улучшение глобального здравоохранения и расширение глобального образования, тесно связанные с улучшением материального состояния». Более того, «после приблизительно 1970 года, снижение уровня бедности становится таким высоким, что абсолютные числа людей, живущих в крайней нищете, также начинают снижаться. Эта тенденция сокращения бедности – как в абсолютном выражении, так и в относительной доле мирового населения – была постоянной в течение последних трех десятилетий».

Если мы истинно заботимся об изменении климата и о бедных, не стоит ли нам поддерживать то, что сделает бедных менее уязвимыми для негативных последствий изменения климата? Из экономических записей последних двух столетий, мы знаем, что это означает поддерживать развитие, а развитие требует индустриализации и либерализации. Как сформулировал это Владимир Соловьев, идеальное отношение к творению не должно быть ни 1) ни пассивным подтверждением его естественного состояния,  2) ни антагонистической борьбой за господства над ним, а 3) «положительным отношением, в котором человек использует свое превосходство над природой ради возвышения ее, также как и себя».  Тем не менее Соловьев четко понимал, что цивилизации должны аскетически пройти этап 2), чтобы достичь идеальной взаимности в этапе 3).

Папа и Патриарх говорят замечательные вещи о необходимости человечества «сотрудничать в области защиты и охраны окружающей среды», основываясь на библейском сказании о сотворении. И конечно, я абсолютно согласен с ними в том, что поиск эффективных способов снизить наш углеродный след на лице изменений климата должен стать частью этого сотрудничества. Однако, в отличии от Соловьева, какая-либо теология цивилизации явно отсутствует в их экологической теологии.

Они ссылаются на Псам 127 (126), но не цитируют его. Хотя он и может быть применен к нашей заботе о творении, он в большей степени касается домашних хозяйств и городов, т.е. цивилизации:

Если Господь не созиждет дома,
Напрасно трудятся строящие его;
Если Господь не охранит города,
Напрасно бодрствует страж. (127:1)

Бог посадил Сад в книге Бытия 2, но обещает город в Откровении 21. Он создал человечество не только для того, чтобы «возделывать и сохранять» (Бытие 2:15), но и «обрабатывать землю» (2:5) «плодится и размножаться, и наполнять землю, и обладать ею, и владычествовать» над всем творением (Бытие 1:28). Мы призваны сделать что-то прекрасное из прекрасного Божьего мира, то есть быть экономически продуктивными.

Конечно, красота не первое что приходит на ум большинству людей при виде завода, я не имею в виду что, смог, например, хорошая вещь. Я хочу сказать, однако, что сокращение масштабов нищеты – красиво. Медицинские технологии, спасающие жизни –  красивы. Возможность развивать свой разум через образование и выбрать для себя карьеру –  красива. Роскошь досуга, отдых, характеризующий «седьмой день», который Бог «благословил» и «освятил» (Бытие 2:3) –  красивы. И чем больше людей смогут выбраться из условий крайней нищеты, тем в большей степени они смогут разделить этот опыт красоты.

Подытоживая утверждения Галлупа, Розер и Ортиз-Оспина о том, что «говоря в общем, люди, живущие в более бедных странах, как правило, менее довольны уровнем жизни». Другими словами, они не так счастливы. «Это подразумевает, что экономическое богатство является не тщеславием и неважной целью, а средством для обеспечения лучшей жизни».

Единственная ссылка Папы и Патриарха на экономический рост, напротив, отрицательна и оплакивает «нашу жадность к безграничной прибыли на рынках». Я не знаю ни одного экономиста, бизнесмена или политика (даже жадного!), думающего о «безграничной прибыли» как о достижимой цели. Прибыль всегда конечна, а значит никогда не может быть «безграничной». Тем не менее эта бессвязная и пренебрежительная риторика сходит за серьезное сотрудничество с наилучшими средствами борьбы со страданиями бедных, ведущими к человеческому процветанию, развивающими их цивилизацию до уровня, на котором они не будут более уязвимы перед лицом изменений климата и будут иметь средства, необходимые для адаптации.

Христиане, будь то православные, римские католики или иные, заслуживают лучшего от своих лидеров. А наиболее бедные из бедных заслуживают лучшего свидетельства Церкви о Евангелии Иисуса Христа, который говорил своим ученикам что, всякий раз, когда вы служите «одному из сих братьев Моих меньших, то служите Мне» (Матфей 25:40).


Дилан Памен, научный сотрудник в институте Эктон, главный редактор журнала Рынки и Мораль. Автор книги «Основы свободного и добродетельного общества» учебника, интегрирующего теологическую антропологию и экономическую науку. Вы можете следить за ним в Твиттере @DylanPahman.

Общественное Православие стремится содействовать обсуждению различных мнений по современным вопросам, связанным с православным христианством, предоставляя поле для свободной дискуссии. Позиции, высказанные в этом эссе, являются исключительно авторскими и не отражают взглядов Центра исследования православного христианства и редакторов.