Воздушные мытарства, частный суд и православная вера обзор книги «Исход души согласно учению Православной Церкви»

Стивен Дж. Шумейкер (Stephen J. Shoemaker)  |  English  |  ελληνικά

quod ubique, quod semper, quod ab omnibus creditum est
чему верили повсюду, всегда, все
–Св. Викентий Леринский (г.р. 445)

Монахи Монастыря св. Антония недавно опубликовали интригующий и прекрасный, а также глубоко проблематичный труд о судьбе души после смерти. Весящая (буквально) более тысячи страниц, книга содержит мнения ряда православных писателей о переживаниях души после исхода из тела, а также щедрые репродукции икон и других объектов на более чем 200 цветных иллюстрациях. Однако, к сожалению, этот компендиум является фундаменталистской попыткой ввести читателя в заблуждение по поводу учения Православной Церкви. Главная цель книги – продвинуть идею о воздушных мытарствах, через которые душа должна пройти после смерти, как неотъемлемого компонента православной веры. Тем не менее, данное утверждение является неверным, несмотря на массу мнимых доказательств, собранных монахами, и обширную академическую и церковную поддержку (большая часть которой, как я понимаю, была получена без предоставления полной информации о том, что именно будет поддерживаться).

Дебаты вокруг мытарств были темой живой дискуссии современного православия, особенно благодаря распространению этой идеи в конце двадцатого века Серафимом Роузом и другими деятелями его окружения. Проще говоря, эта книга пытается продемонстрировать, что Православная Церковь бескомпромиссно исповедовала учение о том, что после исхода из тела отдельная душа должна пройти через приблизительно двадцать мытарств, населенных демонами. Эти демоны будут обвинять каждую душу в определенных грехах и, если душа будет признана виновной в не исповеданных грехах, то демоны не позволят душе пройти и утащат ее в ад. Действительно, некоторые влиятельные личности в православной традиции выступали за такой взгляд, но необходимо заметить, что большая их часть жила во втором тысячелетии. Такое учение было почти неизвестно в течение первого тысячелетия, и даже во время второго оно оставалось всего лишь одним из множества взглядов на судьбу души. Соответственно, я предлагая использовать канон Викентия, процитированный выше, чтобы оценить утверждения монахов.

“Quod ubique, quod semper, quod ab omnibus creditum est: чему верили повсюду, всегда, все”. В начале пятого века, святой Викентий Леринский сформулировал эту максиму, как стандарт, который мог бы достоверно отличать истину от лжи в Традиции католической веры. Хотя принцип св. Винсента для определения правильности веры был особо почитаем среди христиан на Западе, его логика определенно не менее ценна и для восточных христиан (которые, все-таки, поминают святого Викентия 24 мая). Откровенно говоря, вера в воздушные мытарства эффектно проваливает этот тест. Они практически неизвестны в течение первого тысячелетия христианства, по крайней мере среди православных писателей неразделенной Церкви. Однако, идея воздушных мытарств была довольно популярна, как отмечалось другими, среди христиан «гностиков» во втором и третьем столетиях, когда вера в такие мытарства казалась одним из главных принципов, разделяющих гностиков от православных христиан. В остальном, существует одна ссылка на мытарства в «Житие Антония» святого Афанасия, где утверждается, что Антоний поддерживает эту позицию, и описывающая мытарства проповедь о исходе души, приписываемая Кириллу Александрийскому, но авторство проповеди повсеместно считается ложным. Несколько благочестивых рассказов, относящихся перу неких Макара и Анастасия Синайских, также упоминают мытарства.

Я думаю, что трудно спорить о том, что единственное упоминание в Житие Антония, похожие ссылки в двух благочестивых рассказах из Египта и более подробное обсуждение мытарств в более поздней проповеди, ложно приписываемой Кириллу Александрийскому, сильно не соответствуют критериям православия Викентия. В первом тысячелетии, насколько мы можем судить, вера в воздушные мытарства ограничивалась несколькими людьми, Египтом, и горсткой случаев. Соответственно, к этому верованию следует относиться как к мнению, может быть иногда популярному в определенном месте и времени, а не как к фундаментальному элементу православной христианской веры.

В дополнение к мытарствам, второй важной темой этой новой книги явилась традиция о том, что при смерти отдельную душу сразу встречают ангелы и демоны, соперничающие друг с другом за душу, а победители ведут ее в свою вотчину. Грехи недавно усопшего имеют решающее значение в ходе сражения этих сил, и в конечном итоге, они определяют конечный пункт его назначения. С этой традицией монахи монастыря св. Антония, несомненно, находятся на более твердой почве. Данная позиция высказывалась многими православными писателями на протяжении веков. Тем не менее, должно быть ясно, что это верование является лишь одним из многочисленных православных мнений о том, что происходит с душой после того, как она покидает тело.

Нам посчастливилось иметь несколько превосходных исследований как раннехристианских, так и византийских традиций, касающихся судьбы человека после смерти, включая работу отца Брайана Дейли (Надежда ранней Церкви (Кембридж, 1991)), отца Максимоса (Николас Констас: «Уснуть… и видеть сны», Дамбартон Оакс Пэйперс 55 (2001):91-124) и наиболее позднее прекрасное исследование Василеоса Мариниса (Смерть и жизнь после смерти в Византии (Кембридж, 2016)). Любая из этих работ представляет гораздо более точный и авторитетный взгляд на православные учения первых 1500 лет о судьбе души, заинтересованным читателям было бы полезно обратиться к ним, а не к тенденциозному монашескому компендиуму.

Истина заключается в том, что в православной традиции состояние мертвых никогда не было точно определено, так же как и другие проблемы связанные с загробной жизнью, «у византийцев не было ‘системы’ вокруг конца всех вещей. Эсхатология оставалась для них открытым горизонтом в богословии» (Констас 124). И в отношении суда душ в момент их исхода «даже самый поверхностный обзор источников периода поздней античности свидетельствует о существовании различных представлений о частном суде» (Маринис 15). Учение Православной Церкви по этому поводу еще более разнообразно, чем монахи пытались представить.

Соперничество ангелов и демонов за новопреставленную душу, монахи предположительно идентифицировали с яркой традицией, уходящей корнями к древней церкви и, в отличии от воздушных мытарств, засвидетельствованной многими авторитетными писателями. Однако, проблема состоит в том, что это не единственная традиция о судьбе души, и в этом заключается фундаментализм, управляющий всей книгой и порождающий неправильное понимание православной веры. Это фундаментализм настаивает на прочтении части традиции, изолированной от всей сложности целого, самым буквальным образом, хотя вместо этого, возможно, оправданы более тонкие и образные интерпретации. Например, как понимать такую буквально прочитанную традицию, в свете прочно устоявшейся традиции молитв о мертвых, не упоминающих мытарств? Православная традиция гораздо более широка и разнообразна, чем это представлено в книге. Захватывая одну нить этой традиции и наделяя ее абсолютным авторитетом за счет альтернативных законных взглядов, эта книга, фундаментально основанная на ошибке, запутывает и искажает, а не на разъясняет и раскрывает полноту учения Православной Церкви.


Стивен Дж. Шумейкер, профессор религиозных исследований в Университете штата Орегон.

Общественное Православие стремится содействовать обсуждению различных мнений по современным вопросам, связанным с православным христианством, предоставляя поле для свободной дискуссии. Позиции, высказанные в этом эссе, являются исключительно авторскими и не отражают взглядов Центра исследования православного христианства и редакторов.