Религия и политика

После закона Яровой: Русская Православная Церковь и международные «традиционные ценности» на распутье

Опубликовано: 25 октября, 2016
👁 76 просмотров
Рейтинг читателей:
4.6
(9)
Время прочтения: 4 мин.
Переводы: English

Paul Cameron

Одним из наиболее странных аспектов третьего президентского срока Владимира Путина было становление России, как мирового эталонного носителя так называемых «традиционных ценностей». Многочисленные комментаторы, эксперты, ученые и наблюдатели с трудом пришли к согласию по поводу этого перехода.

В то время как комментаторы левого крыла, такие как Стивен Ф. Коэн и Гленн Гринвальд присоединяются к кандидату Партии Зеленых Джилл Штайн, и продолжают каким-то таинственным образом рассматривать Россию как левую, Москва не скрывает своего стремления к реализации программы «традиционных ценностей» в тесном сотрудничестве с руководством Русской Православной Церкви. В то же самое время, кандидат в президенты от Республиканской партии Дональд Трамп последовательно поддерживает Путина и извергает российскую пропаганду.

За последние несколько лет, консервативно настроенные религиозные деятели Европы и США сплотились около московских «международных традиционалистов». Я говорил ранее о том, что при рассмотрении серии данных событий в историческом контексте, можно заметить, что они представляют собой возрождение славянофильского дискурса русского морального превосходства. Когда в октябре 2013 года в Государственной Думе России выступил анти-ЛГБТК активист Пол Камерон «с благодарностью россиянам, Государственной Думе и президенту Путину … от имени всего христианского мира» за принятие известного закона о «гей пропаганде», российские СМИ изобразили шарлатана Кэмерона как серьезного ученого.

Через несколько месяцев после чрезмерной похвалы Кэмероном Путина, Франклин Грэм, важная фигура среди американских евангелистов, также потеплел к российскому президенту. Рассматривая это примечательное сближение между американскими и российскими консервативными христианами, объединенными программой войны культур, как процесс потенциально опасный для дела защиты прав человека, вначале я подумал, что незаконная аннексия Крыма Россией в марте 2014 может помешать сотрудничеству между социальными консерваторами России и Запада. Все-таки американские евангелисты имеют многочисленные связи с Украиной через миссионерскую деятельность и усыновления. Но в действительности, наверное единственный и наиболее важный форум, объединяющий усилия западноевропейских, американских и русских радикальных религиозных консерваторов – Всемирный Конгресс Семей — был вынужден приостановить планирование ВКС VIII, который должен был состояться в Москве в сентябре 2014 года.

Однако, ВКС параллельно заявил о том, что «не занимает никакой позиции по международным вопросам, за исключением случаев, когда они затрагивают естественную семью», и ведущие члены форума продолжили осыпать благодарностями Путина за назначение «козлами отпущения» российского ЛГБТК сообщества. После смены названия, ВКС VIII продолжил получать российское финансирование, большая часть которого связана к нарочито православными олигархами Константином Малофеевым и Владимиром Якуниным. Представляемый теперь как форум под названием «Многодетная семья и будущее человечества», он включал выступление американских лидеров ВКС, как и было запланировано. В то время как антизападничество широко распространилось в российском обществе, а РПЦ создала напряженность в этой коалиции, изолированная на международном уровне Россия воспользовалась случаем заявить свой моральный авторитет и лидерство в области «традиционных ценностей», с парламентарием Еленой Мизулиной, неправомерно заявляющей, что форум по своей природе не может быть проведен на Западе.

Годом позднее ВКС IX проводился в Солт Лэйк Сити, и христиане из Русской Православной Церкви играли там значимую роль. Например, Алексей Комов, региональный представитель России и СНГ на ВКС, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защите материнства и детства «расхваливал лидирующую роль России в мировом движении “за семью”, подчеркивая что … “Восточная Европа действительно может помочь нашим западным братьям” противостоять “новому тоталитаризму”, связанному с “политической корректностью” и сексуальной революцией». А своей вершины это сотрудничество на высшем уровне между Русской Православной Церковью и Американскими Евангелистскими Протестантами достигло, когда в октябре 2015 года Грем встретился с Патриархом Кириллом, и Патриарх Кирилл заявил, что христиане, противостоящие однополым бракам, такие как Грэм, являются «исповедниками веры».

Однако, более поздние события позволяют полагать, что такие теплые взаимоотношения между РПЦ и консервативными американским протестантами, как пример «плохого экуменизма», нацеленного не на достижение общего блага, а на господство над маргинализированными, могут расстроиться, по крайней мере, в настоящий момент.

Первый признак ухудшения отношений появился, когда подготовка Всемирного саммита по защите гонимых христиан, который Грэм планировал провести в Москве при сотрудничестве с РПЦ, прошлой весной была тихо приостановлена российской стороной. А в августе 2016 Грем заявил, что саммит будет перемещен из Москвы в Вашингтон, округ Колумбия, и будет проводиться 10-13 мая 2017 года. Действуя, как будто инициатива размолвки с Россией исходила от него, Грэм привел в качестве причины переноса саммита недавнее принятие Россией пакета антитеррористических законов, известного, как закон Яровой (из-за ключевой роли в его принятии депутата Государственной Думы от Единой России, Ирины Яровой). Этот закон накладывает серьезные ограничения на протестантов и другие религиозные меньшинства в России, по сути запрещая прозелитизм. Действительный с 20 июля этого года, закон Яровой уже применяется. Протестанты задерживаются и подвергаются штрафам за проведение обычной религиозной деятельности. Например, в Калуге американцы Дэвид Козан и Александр Уитни, пастор миссии Первой Пресвитерианской Церкви в Бантон-Руж в Лос-Анжелесе, были арестованы и оштрафованы на 3000 рублей каждый за проведение религиозных действий при туристических визах. Российские протестанты также столкнулись с санкциями. И пока Россия вернулась к настоящему гонению на протестантов, маловероятно, что Грэм и иже с ним будут иметь с Москвой общие дела по части того, что обе стороны ошибочно воспринимают гонениями на христиан, возражающих против равных прав и публичного полного принятия членов ЛГБТК сообщества. (Такой «секуляризм», по заявлению Грэма, «почти не отличается от коммунизма».)

Я обратился к Вильяму Йодеру, белорусскому писателю по вопросам церкви, который имеет десятилетний опыт непосредственной работы с протестантскими общинами в Восточной Европе и России, по поводу его мнения о нынешнем положении дел. На его взгляд, закон Яровой ухудшает зарождающиеся отношения между правым сектором христиан Соединенных Штатов и православными в России. «Я могу представить продолжающиеся споры по этому вопросу как в русских православных, так и в государственных кругах», — сказал он.

Йодер несомненно прав о том, что в РПЦ и государственных кругах сохраняется напряженность в отношении влияния закона Яровой на православно-протестантские отношения. Как показывают нынешние американские выборы, некоторые непримиримые американские консерваторы будут рассматривать путинскую Россию в качестве модели. Тем не менее, продолжая гонения на протестантов, Российское государство сильно мешает американскими консерваторами причислять себя к правым попутчикам Путина. Антиамериканизм, который всегда создавал напряженность в коалиции между россиянами и американскими «патриотами» евангелистами и католиками, стал для Российской Федерации текущей легитимирующей идеологией. Тем не менее, некоторые россияне и американцы, без сомнения, смогут преодолеть эту напряженность, чтобы продолжить сотрудничество через ВКС, который, безусловно, является организацией, требующей наблюдения. Несмотря на то, что последние события вбивают клин между российскими и американскими жестко консервативными политиками и религиозными лидерами, в такие нестабильные времена ситуация может быстро поменяться. Несомненно, Россия продолжит утверждать себя в качестве мирового носителя стандартов «традиционных ценностей» консерватизма, а все, кому небезразличны права человека, должны обратить внимание на то, что в итоге из этого выйдет.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.6 / 5. Количество оценок: 9

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.