Uncategorized

Споры о русской «Матильде» Политика религиозных чувств

Опубликовано: 6 октября, 2017
👁 84 просмотра
Рейтинг читателей:
4.2
(5)
Время прочтения: 4 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

Знаменитое изречение Карла Маркса гласит, что история повторяется дважды: первый раз как трагедия, второй раз – как фарс. Об истинности этого утверждения свидетельствует происходящий в нынешние дни в России спор вокруг фильма «Матильда», премьера которого состоится в российских кинотеатрах 26 октября 2017 года. Уличные протесты групп православных верующих, обвинения против режиссера картины Алексея Учителя, исходящие от консервативных политиков, поджог двух машин участниками так называемой группы «Христианское государство – Святая Русь», и парламентская комиссия, спешащая «проверить» фильм лишь для того, чтобы признать его безвредным…

Матильда – это общественные волнения по поводу «оскорбления религиозных чувств» в виде фарса. Трагедия восходит к 2012 году и связана с происшествием Pussy Riot.

Небольшое напоминание: весной и летом 2012 года, российская и, в скором времени, мировая общественность разделилась по отношению к неоднозначному выступлению группы молодых женщин, которые вошли в алтарное пространство Московского собора Христа Спасителя в разноцветных платьях и масках и устроили то, что они позже назвали «панк молебен», видео которого было выложено на YouTube. В итоге, трое из членов группы были арестованы и предстали перед судом по обвинению в «экстремизме и хулиганстве», две девушки получили два года тюрьмы, одна была освобождена под залог. На волне этих событий Российская Дума внесла поправки в законодательство о свободе слова и переквалифицировала «оскорбление религиозных чувств» в преступление. С тех пор этот закон применялся несколько раз: против постановки оперы Ричарда Вагнера «Тангейзер» в Новосибирском Государственном Театре Оперы и Балета в 2015 году, против блогера, игравшего в Pokemon-Go внутри екатеринбургской Церкви Всех Святых. Но последний скандал вокруг фильма «Матильда» по поводу предполагаемого оскорбления чувств верующих возвращает нас назад к Pussy Riot.

Для читателей, возможно не следивших за событиями: «Матильда» — это исторический фильм о романе будущего царя Николая ΙΙ и балерины Матильды Кшесинской. Фильм рассказывает о событиях, происходящих с 1890 по 1896 годы, и не затрагивает правление Николая ΙΙ и его смерть, когда в 1918 году он вместе с семьей был убит большевиками. Вся семья была канонизирована Русской Православной Церковью за рубежом в 1981 году и Русской Православной Церковью в 2000. Еще до начала проката в кинотеатрах фильм о добрачном романе последнего царя вызвал горячие споры. Консервативные православные верующие назвали фильм «богохульным», потому что в трейлере фильма показан русский царь и будущий святой в сексуальных сценах и эмоциональном потрясении из-за его романтической любви к балерине и его брак в государственных интересах с принцессой Александрой Гессенской.

Поразительное сходство между Матильдой и Pussy Riot касается того факта, что сегодня так же, как и пять лет назад, предположительное оскорбление чувств верующих тесно связано с фигурой российского правителя. Панк молитва «Богородица, Путина прогони» был прямой атакой на только что избранного в 2012 году Владимира Путина. В контексте продолжающихся уличных протестов в Москве зимой 2011/2012, послание было крайне политическим. Матильда же якобы наносит вред святому образу последнего русского царя.

В обоих случаях критики оплакивают «оскорбление религиозных чувств». Но что особого в чувствах православных верующих по отношению к своим правителям? Что мы можем понять о этой панике по поводу lèsemajesté (оскорбления величества), нарушения достоинства государя как формы богохульства?

С точки зрения православных верующих, споры о Pussy Riot имели трагический политический аспект. Это происшествие поставило вопрос о том, может ли язык политического протеста иметь место в их Церкви. Возможно, многие православные верующие чувствовали, что принципиально может, но лишь немногие могли поддержать формулировки, использованные бунтующими исполнительницами. Некоторые, например, диакон Кураев, попытались найти обходной путь, утверждая, что событие произошло в неделю русского карнавала. Трагическим аспектом этих споров и судебного разбирательства, последовавшего за выступлением группы, заключается именно в отчуждении непредубежденных православных верующих, чувствующих что, в конце концов, некоторый критицизм близких отношений государства и Церкви возможно был не так уж неуместен.  Как было сообщено во время судебного процесса, кто не был оскорблен в своих религиозных чувствах, не являлся истинным православным верующим. (Для осужденных женщин последствия выступления также были трагичны, однако, я говорю сейчас о православных христианах.)

С точки зрения православных верующих, сегодняшние споры вокруг Матильды должны выглядеть как фарс. Православные верующие в 21 веке в России должны чувствовать себя оскорбленными в своих религиозных чувствах потому что российский правитель, канонизированный как страстотерпец за то как он умер, а не за то как он жил, изображен несвятым образом в романтическом фильме-биографии? Серьезно?

На самом деле, оскорбленные православные пока занимают очень малую нишу. Группа, возглавляемая Натальей Поклонской, членом парламента от управляемой Путиным партии Единая Россия, выпустившей несколько заявлений о том, что фильм оскорбляет чувства верующих.  Угрозы взрывов в кинотеатрах и попытки поджогов на киностудии, по всей видимости, были совершены группой, называющей себя «Христианское государство – Святая Русь», возглавляемой Александром Калининым, задержанным российскими властями в сентябре. Как стало известно позднее, Калинин провел восемь лет в тюрьме за убийство и якобы принял православие после клинической смерти. Российское министр культуры публично высказался в защиту фильма, созданная им комиссия просмотрела фильм и пришла к выводу, что возражений нет. Русская Православная Церковь осудила насилие, но не отделила себя от сущности критики.  Митрополит Иларион, единственный из немногих, действительно видевших фильм, сказал, что он считает его вульгарным и клеветническим по отношению к образу Николая ΙΙ и его жены. «Годовщина революции – повод к молитве и поминовению безвинно пострадавших, – говорит  он,  – а  не к тому, чтобы оплевывать их память».  Однако, Московский Патриархат не призывает к запрету или цензуре фильма.

Оскорбление величества в России 21 века, касается ли оно прошлых или живущих правителей, является серьезным делом. Православные верующие в 2012 году могли чувствовать себя бессильными перед лицом критической идеи, поднявшейся неправильным путем, в 2017 году они вероятно просто скептичны.

И что это означает для Русской Православной Церкви? В 2012 году, это было Российское государство, действующее как защитник Церкви и санкционировавшее буйное вмешательство агрессивных протестующих. В 2017 году, это опять Российское государство рисующее границы дозволенных и недозволенных религиозных протестов, арестовывающее экстремистов Христианского Государства и, по всей вероятности, обеспечивающее безопасный публичный просмотр фильма. Это Российское государство, обрезающее крайне левые и крайне правые края спектра православных мнений. Московский Патриархат просто должен придерживаться средней позиции.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.2 / 5. Количество оценок: 5

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.