Uncategorized

Западное вторжение и христиане Ближнего ВостокаУроки XIX века

Опубликовано: 22 декабря, 2017
Всего просмотров: 👁 84 просмотра
Рейтинг читателей:
0
(0)
Время прочтения: 3 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

Марк Л. Мовсесян (Mark L. Movsesian)  |  English  |  ελληνικά  |  српски

История преследования христиан на Ближнем Востоке – к сожалению, достаточно долгая, хотя ее последствия и были смягчены – должна учитываться сегодня в стратегиях нашей деятельности по оказанию помощи христианам ближнего востока. Один из важных и стоящих рассмотрения эпизодов этой истории – османское  движение XIX века, известное как Танзимат, причинившее непреднамеренный вред Армянам и другим христианам Османской империи. Танзимат – турецкое слово, означающее «упорядочение» — широкомасштабное реформистское движение, проходившее с 1830-х до 1870-х годов.   Эти реформы проводились при содействии Запада, одной из целей которого являлось облегчение положения христиан Османской Империи. Хотя движение имело добрые намерения и некоторый успех, в конечном итоге Танзимат привел к агрессивной ответной реакции против христиан и, в действительности, ухудшил их положение. Я полагаю, что этом эпизод может дать нам урок в наши дни.

В течение столетий до XIX века устройство Османской Империи в целом соответствовало классической модели исламского правительства, в котором государство основывалось на религии и было организовано по конфессиональному принципу.  По классическому исламскому закону к христианам относились как к зимми, субъектам договора, основанного на принципе зимма, гарантирующего христианам государственную защиту и некоторую общинную автономию в обмен на подушный налог, называемый джизья, и принятие ими своей социальной и  юридической неполноценности.

Зимма не всегда строго применялась. Христиане могли мирно жить со своими соседями, а отдельные христиане могли повысить свое положение в обществе. Но даже в лучшие времена постоянно существовало ощущение социальной и юридической неполноценности, и христиане могли подвергаться жестоким репрессиям, если они нарушали договор, например, претендуя на равенство или сотрудничая с иностранцами.

Реформы XIX века в корне изменили эту договоренность, убрав ограничения зимми и, в теории, гарантировав христианам юридическое и социальное равенство. Танзимат гарантировал христианам равенство в суде, армии, государственной службе и в отношении налогообложения. Он запретил любую дискриминацию христиан, даже вербальную. Переход из ислама в христианство, ранее каравшийся смертной казнью, формально стал легальным.

Однако, Танзимат не оправдал больших надежд христиан. В действительности, реформы вызвали сильную ответную реакцию исламистов против христиан, по причине того, что гарантированное на бумаге равенство подрывало глубокие социальные нормы. Нарушение столетних общественных договоренностей, совместно с фактом того, что христиан поддерживают европейцы, глубоко не соответствовало консервативным убеждениям мусульман и привело к так называемой Хамидийской резне в 1890 годах, в результате которой были убиты сотни тысяч армян и сирийских православных. Европейские силы, давшие надежду христианам, на проверку мало им помогли.

С этих событий прошло много времени, но не много изменилось. Правила зимми более не существуют во большинстве стран Ближнего Востока, во врем регионе равенство закреплено основным правом. И можно расценивать описанный мной эпизод просто как печальное событие других времен, интересное только историкам.

Но я считаю, что уроки для сегодняшнего дня можно извлечь. Несмотря на формальное равенство, для христиан Ближнего Востока продолжают существовать множество юридических и социальных ограничений.  Например, обращение в христианство часто является преступлением, а если это не преступление, то обращение может легко привести к частному насилию. В ближневосточных СМИ можно услышать исламистские жалобы, вторящие обвинениям против христиан эпохи Танзимата: христиане становятся слишком влиятельными и высокомерными; христиане вероломны; христиане – чужаки, сотрудничающие с нашими врагами. Последний пункт говорит, что многие на Ближнем Востоке по всей видимости продолжают видеть христиан как иностранный, «западный» элемент, несмотря на то, что христианство является родным для данного региона, и христиане были частью ближневосточного общества в течение 2000 лет.

Не думаю, что религия была единственным фактором, приведшим к преследованиям христиан на Ближнем Востоке в XIX веке, или что она является единственным фактором сегодняшних преследований. Безусловно, политические и экономические факторы играли и продолжают играть свою роль. Я также не хочу эссенциализировать ислам или христианство, и то, и другое имеет множество проявлений.  Я только утверждаю, что религиозные нормы христианской неполноценности были важным фактором возникновения негативной реакции против христиан во времена Танзимата, и что такие нормы продолжают существовать и вносить свой вклад в плохое обращение с христианами и в наши дни.

Учитывая эти социальные нормы, Запад должен тщательно выбирать свою стратегию помощи ближневосточным христианам. Запад не должен делать обещаний, которые он не может или не будет соблюдать, и не должен давать надежды на то, что он не намерен выполнять в действительности. Независимо от того, что он делает, прежде всего Запад должен быть осторожным, чтобы не создавать условий, которые могли бы вызвать негативную реакцию против христиан в регионе. Запад поступил таким образом в XIX веке, и результат стал катастрофой для ближневосточных христиан.

Трудно понять, как лучше сбалансировать заботу о правах христиан и другие благоразумные факторы. Но что бы мы ни делали, мы должны быть осторожны, чтобы избежать шагов, непреднамеренно делающих жизнь ближневосточных христиан еще сложнее, чем она есть.


*Статья является укороченной версией более ранней работы автора «Цена османского падения» [Oasis, Vol. 7, No. 14, December 2011, at 55].

 

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.