Культура и искусство, Религия и конфликты

Систематические притеснения религиозных меньшинств в Турции

Опубликовано: 9 февраля, 2018
👁 121 просмотр
Рейтинг читателей:
4.3
(4)
Время прочтения: 7 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

Несмотря не всемирное признание статуса Его Всесвятейшества Вселенского Патриарха Варфоломея как духовного лидера всех православных христиан, правительство Турции не дает Вселенскому Патриархату, историческому Святому Центру Православного Христианства в Фанаре, в Стамбуле, никаких юридических полномочий или статуса. Их отсутствие по существу аннулирует имущественные и другие основополагающие гражданские права Вселенского Патриархата в Турции, что препятствует полной реализации его религиозной свободы. Вселенский Патриархат не может зарегистрировать на свое имя церкви для служения верующим или для кладбища, где они покоятся. Из-за отсутствия юридического статуса, Вселенский Патриархат не может без одобрения правительства использовать средства правовой защиты для подтверждения имущественных прав или даже попытки ремонта разрушающегося имущества.

Вместо наделения Православных Христиан и других неисламских религиозных меньшинств юридическими полномочиями, Турция учредила систему фондов меньшинств (общин) для управления и контроля их имущества правительственны Главным Управлением Фондов. Управление регулирует все действия фондов религиозных общин, включающих приблизительно 75 греческих православных, 42 армянских и 19 еврейских организаций. Закон о религиозных фондах от 1935 года и последующий декрет от 1936 года обязывают все фонды, исламские и неисламские, декларировать свое имущество путем его регистрации в Главном Управлении Фондов.

Благодаря этому контролю, турецкое правительство национализировало и/или объявило некоторые фонды греческих православных христиан и других религиозных меньшинств нефункционирующими без права на обжалование. В течение последующих лет это привело к систематической конфискации тысяч объектов собственности, принадлежащих христианам и другим неисламским религиозным меньшинствам, включая тысячи ценных и приносящих доход объектов собственности Вселенского Патриархата. В 1936 году Вселенский Патриархат, его церкви и учреждения обладали около 8000 объектами недвижимости. В 1998 году, осталось только 2000, а сегодня менее чем 500 единиц собственности принадлежат фондам религиозных меньшинств, относящимся к Вселенскому Патриархату, большинство их которых являются церквями, кладбищами и другими не приносящими доход объектами недвижимости.

Турция, стремящаяся вступить в Европейский Союз, предприняла попытку уменьшить имущественные ограничения организаций неисламских религиозных меньшинств. В связи с этим, с 2002 по 2008 годы в закон о религиозных учреждениях от 1935 года были внесены поправки, с некоторым ограничениями разрешающие организациям религиозных меньшинств приобретать имущество и обращаться с просьбой о возвращении конфискованной собственности. В данном историческом контексте являвшийся тогда премьер-министром Турции (ныне президент) Реджеп Тайип Эрдоган 27 августа 2011 года также объявил указом, а не парламентским законом, о том, что 162 признанных фонда меньшинств могут обратиться с просьбой о возвращении конфискованного государством религиозного имущества, декларированного и зарегистрированного в 1936 году, или могут потребовать компенсации. В соответствии с указом, заявления о возвращении имущества большей частью должны были быть поданы в течение 12 месяцев, до 27 августа 2012 года, регламент исполнения был принят 1 октября 2011 года.

Из 162 признанных фондов меньшинств более чем 70 фондов греческих православных христиан заявили и своевременно подали заявления о возврате более 1200 объектов недвижимости. Из этих заявлений более чем 300 были приняты и около 900 получили отказ. Всего несколько из принятых заявлений действительно завершились передачей права собственности, и лишь некоторые из них являлись объектами, приносящими доход. Хотя данный факт оспаривается Турцией, фонды религиозных меньшинств заявили о том, что работа администрации Главного Управления Организаций была медленной и произвольной, поскольку даже принятые заявки не всегда обрабатывались. Крайний срок подачи заявлений – 27 августа 2012 года – также не давал достаточно времени для подачи необходимого объема документов для большинства имущественных заявок. Это было еще более осложнено тем, что местные служащие турецкого правительства несвоевременно отвечали на запросы о праве собственности, что не помешало подать заявки в срок.

В дополнение к этому, указ был ограниченным. Он не относился к имуществу, не декларированному фондами религиозных меньшинств по закону 1936 года. Также в указ не были включены некоторые религиозные учреждения, включая Католические церкви, не имеющие фонд или юридический статус. И самое главное, указ не рассматривает конфискованных имущество фондов религиозных меньшинств, которое государство захватило, объясняя свои претензии отсутствием управления фонда или недостаточной благотворительной деятельностью. Более того, согласно указу, определение компенсации при ее назначении лежит не на независимой структуре, а на правительстве.

Соответственно, несмотря на заявления Турции о том, что ценность имущества, возвращенного всем неисламским религиозным меньшинствам, превосходит миллиард долларов, процедура заявления в реальности оказалась в большей степени формальностью, и не решала существа вопроса. В конце концов, важным является не объем имущества, возвращенного организациям, относящимся к Вселенскому Патриархату или другим религиозным меньшинствам, а качество возвращенной собственности. Если имущество не приносит прибыли, оно не может быть должным образом сохранено. И в связи с этим наиболее важно что, турецкое правительство продолжает откладывать или не разрешать выборы членов совета по управлению собственностью фондов религиозных меньшинств. Без функционирующего фонда религиозных меньшинств, возвращение имущества является бессмысленным потому, что по турецким законам в этом случае имущество не может эффективно управляться. Турецкий закон также ограничивает права на избрание православных христиан, желающих служить членами совета по управлению собственностью в фонде религиозных меньшинств. Священники не допускаются к данной работе. Учитывая значительное уменьшение численности православных христиан, имеющих право быть избранными в совет правления, фонды религиозных меньшинств не смогут поддерживать возвращенное имущество.

Хотя Турция указывает на факт того, что суннитское исламское большинство также не обладает правосубъектностью, к мусульманам-суннитам относятся более благожелательно. Для практических целей мусульмане-сунниты обладают «юридическим статусом», осуществляемым с помощью Диянет – Управления (Президиум) по делам религии в правительстве, которое полностью представлено мусульманами-суннитами, и по существу контролирует реализацию свободы вероисповедания в Турции. Диянет управляет мечетями, которые должны быть суннитскими, и курирует все их религиозные учебные заведения. Диянет получает от правительства для своей работы миллиарды долларов. Работа имамов и других религиозных служащих оплачивается правительством. Без такой финансовой поддержки в сочетании с отсутствием юридического статуса, неисламские религиозные меньшинства, включающие Вселенский Патриархат, а также турецких алевитов, являющихся исламским меньшинством, сталкиваются с трудностями в реализации религиозной свободы без достаточного фондового имущества, приносящего доход. Главное управление фондами ограничило финансовую жизнеспособность общественных фондов религиозных меньшинств.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) представляет собой альтернативный способ отстаивать имущественные права для христиан и других неисламских религиозных меньшинств в Турции. Например, в 2008 году после долгого судебного разбирательства Вселенский Патриархат получил решение ЕСПЧ о возврате здания приюта в Принкипо (Бююкада). Постановление, вынесенное в ноябре 2010 года, о праве собственности на имя Rum Patrikhanesi, по-турецки Римский Православный Патриархат – официальное имя для Вселенского Патриархата, используемое турецким правительством. На имя Rum Patrikhanesi был выпущен титул на право собственности, принятый турецким судом, что де-факто создало юридический статус. Возник прецедент для дальнейших разбирательств по поводу получения официального признания правосубъектности Вселенского Патриархата и других религиозных меньшинств.

Также в марте 2011 года Турция выполнила постановление ЕСПЧ от марта 2009 года о возвращении имущественных прав фонду греческого православного меньшинства, греческой православной церкви Успения Богородицы на острове Тенедос (Бозджаада).

Далее, в 2013 году было урегулировано важное дело ЕСПЧ, согласно которому Главное Управление Фондов вернуло фонду историческое здание греческой начальной школы святой Фоки в Стамбуле несмотря на то, что оно использовалось под офисы правительством Европейского Союза.

Однако, правительство Турции отказывается признать эти события в качестве подтверждения юридического статуса и регистрировать новую собственность на имя Вселенского Патриархата. Отсутствие юридического статуса по-прежнему существует. Это резко контрастирует с международными и национальными обязательствами Турции в области прав человека.

Турция является членом ООН, Совета Европы, НАТО, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), а в 2005 году начала официальные переговоры о вступлении в Европейский Союз. Более того, в силу своего членства во всех этих организациях, Турция взяла на себя обязательства по защите прав религиозных меньшинств.

Как государство-участник ОБСЕ, Турция имеет обязательства по обеспечению и защите прав национальных меньшинств соответствии со статьей 7 Хельсинского Соглашения. Итоговый документ Венской встречи организации в 1989 году обязует участвующие государства защищать права религиозных общин. Как член Совета Европы, Турция ратифицировала Европейскую конвенцию о правах человека и основных свободах. Статья 9 Конвенции обязует Турцию, как участвующее государство, защищать свободу вероисповедания, включающую право исповедовать религию в учении, отравлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов, подлежащую лишь необходимым для демократического общества ограничениям, охраняющим интересы общественной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности, или права и свободы других лиц.

В Лозаннском мирном договоре 1923 года Турция гарантировала религиозную свободу своим неисламским религиозным меньшинствам. Статьи 40 и 42 предоставляют автономию и юридический статус неисламским религиозным меньшинствам.

     «Благочестивым фондам, а также религиозным и благотворительным учреждениям упомянутых меньшинств, существующих в настоящее время в Турции будут предоставлены все помещения и разрешения, правительство Турции не откажет в необходимых средствах, гарантированных другим частным учреждениям такого характера, для образования новых религиозных и благотворительных учреждений» (Статья 42, параграф 3).

В отсутствии у Вселенского Патриархата и других неисламских религиозных меньшинств правового статуса в отношении имущественных прав, эти права не могут соблюдаться Турцией. История также показала, что сам Вселенский Патриархат продолжает далее терять важную собственность из-за своей религиозной идентичности.

Во время переговоров по Лозаннскому мирному договору, турецкая делегация потребовала переноса Вселенского Патриархата из Турции, так как он символизировал последние остатки международного христианского и греческого присутствия в Турции. Кроме этого, в тоже самое время для противостояния Вселенскому Патриархату в правительство Турции был представлен законопроект об основании так называемой Турецкой Национальной Православной Церкви. Попытка создания этой поддерживаемой правительством Церкви возглавлялась деревенским священником, отлученным от церкви после этих событий, известным как «Папа Эфтим», в 1922 году провозгласившем о создании «Турецкого Православного Патриархата», не имевшем полномочий, признания и прихода.

Сохранение и признание статуса Вселенского Патриархата, было окончательно урегулировано Лозаннским мирным договором 1923 года и подтверждено решением Лиги Наций в 1930 году. Однако, в этот промежуток времени вышеупомянутый непризнанный священник с поддержкой турецкого правительства захватил церкви Вселенского Патриархата в регионе Стамбула Галате, которые продолжают удерживаться членами его семьи по сей день. Вселенский Патриархат неоднократно призывал турецкое правительство вернуть незаконно захваченные церкви и имущество, однако это не дало никаких результатов.

Недавние политические волнения в Турции еще больше осложнили религиозную свободу, имущественные и основополагающие права Христиан и других неисламских меньшинств. В июле 2016 года предполагаемая фракция вооруженных сил устроила попытку государственного переворота против турецкого правительства, в которой Турция обвинила мусульманского священнослужителя Фетуллах Гулена и его последователей. Правительство призвало граждан Турции выйти на улицы и сорвать переворот. Далее, Турция запросила экстрадицию Фетуллах Гулена, в настоящий момент проживающего и находящегося в штате Пенсильвания. Произошли массовые правительственные репрессии, по результатам которых около 9000 полицейских были уволены, 6000 военнослужащих арестованы, приостановлена работа 3000 судей и 21 000 учителей, 1500 деканов высших учебных заведений были вынуждены уйти в отставку. На 3 месяца был введен режим чрезвычайного положения, после которого правительство Турции закрыло 45 газет, 16 телевизионных каналов и 15 журналов.

Так как все вышеописанные события развивались в Турции, ложные и уничижительные статьи, пытающиеся связать Его Всесвятейшество Вселенского Патриарха Варфоломея с Фетуллах Гуленом и неудачным переворотом, были выпущены в Турции и Греции с целью опорочить Вселенского Патриарха и еще больше обострить антихристианские настроения в Турции. И хотя Вселенский Патриархат привержен мирному разрешению всех вопросов свободы вероисповедания и прав собственности, проходящему при существующем правительстве Турции, ложные сообщения угрожают прогрессу получения дополнительных имущественных прав и религиозной свободы для православных христиан и других религиозных меньшинств.

По результатам конституционного референдума в Турции, проходившего в апреле 2017 года, было одобрено проведение выборов в 2019 году, которые заменят парламентскую систему Турции единовластное президентство и отменят должность премьер-министра. Результатом этого скорее всего будет закрепление абсолютной власти президента Эрдогана и его правящей партии. Учитываю наступление абсолютной власти, соединенной с доминированием суннитов, мусульмане-алевиты, христиане и другие религиозные меньшинства опасаются дальнейшего ограничения религиозной свободы.

Турция должна принять исторические корни христианского наследия и другие религией на своих землях. Она должна рассматривать Его Всесвятейшество Вселенского Патриарха Варфоломея и всех лидеров религиозных меньшинств и их учреждения, как на равных по имущественным и основополагающим правам, учитывая их достижения и желание жить в мире. Турция стремится вступить в Европейский Союз и приняла обязательства по обеспечению религиозную свободу Вселенскому Патриархату и другим религиозным меньшинствам, которые должны исполнятся. Однако, недавнее политическое движение в сторону единообразного представительства мусульман-суннитов в правительстве, образовательных и других учреждениях по всей стране вызывает озабоченность. Необходимо продолжать глобальные дипломатические усилия всех стран по оказанию политического давления на Турцию, и потребовать от турецкого правительства соблюдения данных им обязательств в области прав человека и свободы вероисповедания. Первым шагом является наделение Вселенского Патриархата и других религиозных меньшинств правовым положением и статусом, которые обеспечат значимые права собственности.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Теодор Бозонелис

    Теодор Бозонелис

    Cекретарь Ордена св. апостола Андрея

    Достопочтенный Б. Теодор Бозонелис, отставной Верховный судья штата и секретарь Ордена святого апостола Андрея, Архонтов Вселенского Патриархата. Является председателем комиссии Ордена по имуществу патриархата и вопросам меньшинств....

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.3 / 5. Количество оценок: 4

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.