Православие и современность, Религия и политика

Должно ли православие быть препятствием для либеральной демократии?

Опубликовано: 16 июня, 2018
👁 41 просмотр
Рейтинг читателей:
4.4
(5)
Время прочтения: 3 мин.
Переводы: Ελληνικά | English | Српски

Факт того, что падение коммунизма заставило православие столкнуться с проблемами, касающимися демократического секуляризма, очевиден. Под секуляризмом я подразумеваю не полностью дискредитированное отрицание веры, а секуляризм, понимаемый как плюрализм, согласно Аристотелю Папаниколау, как он определил его в своей программной лекции «Христианский секуляризм» на конференции «Религия в общественной жизни» ежегодно проходящей в Терибине, в Герцеговине.  Обращая внимание на то, что в некоторых православных странах была сделана попытка восстановления своего рода модели симфонии властей, уходящей корнями в Византийский период, он указывает на то, что из-за оккупаций – османской, австро-венгерской, коммунистической – практически никогда не было возможности решить данную проблему.

Тем не менее, существовало несколько исключений, одно из них – процесс национального строительства в Сербии в конце XIX и начале XX века. С медленной, но стабильной деволюцией Османской Империи, закончившейся получением Сербией независимости в 1861 году де-факто, а в 1978 году – де-юре, Королевство Сербии – без сомнения православная страна – в процессе национального строительства, развития институтов и организации общества столкнулась с глубокими дилеммами. Размах этих дилемм увеличился по причине того, что политические проекты Сербского национального освобождения и независимости были собственными и не имели поддержки какой-либо европейской или иной нации.

Кульминацией этого развития была Сербия в 1903-1914 годах: от смены династии в 1903 до начала Первой Мировой Войны. В течение этих лет избирательным правом было наделено 22 % населения, что было равно данным показателям в Бельгии и Франции и превышало таковые в других демократических странах. Имея очень ограниченный прямой налоговый ценз, необходимый для голосования, Сербия данного периода была ближе к всеобщему избирательному праву, чем большинство сложившихся демократий. Пресса была свободной и имела большое число журналов, некоторые из которых были основаны политическими партиями, а некоторые – нет. Политические партии с широким спектром идеологий были хорошо организованы, а ограничения доступа к участию в политической жизни – низкими, все игроки уважали конституцию и основные демократические правила общественной жизни. Сербия в 1903-1914 годах была западной страной – либеральной демократией. Факт того, что в данный период главным внешнеполитическим союзником Сербии была Имперская Россия, не должен вводить нас в заблуждение. Между политическими институтами этих двух стран практически не было сходства.  Сербия тогда определенно являлась неоспоримым примером секулярного плюрализма в православной стране.

Как же это получилось? Положение Сербской Православной Церкви (СПЦ) в сербском обществе того времени было очень заметным и основательным не только потому, что она была национальной путеводной звездой во время османской оккупации. Ее влияние среди людей было значительным, также, как и ее воздействие на процесс принятия решений.  Насколько мне известно, нет свидетельств того, что СПЦ отказывалась от модели симфонии властей. Так почему же эта модель не сработала?

Ответ следует искать в предложениях либеральной демократии с тремя решающими факторами, определенными в политической историографии. Первым фактором являлась сербская интеллектуальная элита, которая принесла и рассеяла идеи либеральной демократии в Сербию из Европы середины XIX века, в основном Франции и Швейцарии – идейных центров либеральной демократии. Все современные книги по свободе и демократии были переведены и опубликованы на сербском языке, и сам будущий король Петр был переводчиком книги Милля «О свободе». Переход этих идей был сербским, а не иностранным. Более того, а возможно именно по причине этого, данные идеи были довольно легко приняты патриархальным обществом того времени.

Вторым важным фактором являлась социальная структура Сербии, следующая за роспуском османского правления и крахом ее политической элиты. В то время, почти все до последнего сербы были свободными крестьянами, владевшими собственной землей и имуществом. Поместного дворянства не было, а выделение земли свободным крестьянам сделало их фермерами, землевладельцами и налогоплательщиками. Только 11% крестьян не владело землей и только 4 % — не владело домом, в котором они жили. Более того, разброс собственности по размеру, т.е. стоимость имущества, был очень мал – все имущество было практически одинаковым. Таким образом, относительно благосостояния сербское общество являлось достаточно равноправным. Тем не менее, это было общество собственников и налогоплательщиков, людей не богатых по европейским стандартам, но знающих свои права и готовых за них бороться. «Они ведут себя как янки», — сказал западноевропейский автор в 1880-х. В общем, Сербия в 1903-1914 годах до прихода скорее неудачной индустриализации не была современной страной с экономической точки зрения, но политически она была достаточно современной. Сербия была государством с секулярным плюрализмом именно из-за своей экономической и общественной структуры.

И наконец, введение демократического плюрализма было не единовременным мероприятием, а   поэтапным процессом, занявшим почти весь XIX век. Сербия в 1903-1914 явилась кульминацией этого трудоемкого процесса, а не чудом, случившимся из-за внешних факторов – не с помощью бога из машины. Это причина, по которой сербская демократия того времени была крепкой и устойчивой к угрозам, например, могущественной военной элиты. Высшим признаком надежности демократии свободных крестьян была практически стопроцентная явка на мобилизацию после объявления Австро-Венгрией войны. К такому результату привел не только патриотизм, у рекрутов были все причины защищать свои политические и имущественные права. Демократия была крайне серьезным вопросом для сербов того времени.

Православное христианство стало препятствием для либеральной демократии в конце XIX – начале XX века, скорее наоборот. Крепкая и жизнеспособная демократия, поддерживаемая и политической, и интеллектуальной элитами, была препятствием для реализации модели симфонии власти. Христианский секуляризм был достигнут при неоспоримом положении СПЦ. Как изменилась Сербия к настоящему моменты – совершенно иной вопрос.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

About authors

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.4 / 5. Количество оценок: 5

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.