Украинская автокефалия и наша ответственность за верующих

Ниже приводятся выдержки из выступления Высокопреосвященнейшего Митрополита Димитриды Игнатия, председателя Синодального комитета по межправославным и межхристианским отношениям, на внеочередной сессии Священного Синода Церкви Греции (12 октября 2019 г.).

Синодальный комитет по межправославным и межхристианским отношениям, который я имею честь возглавлять, действовал строго в соответствии с мандатом Постоянного Священного Синода Церкви Греции. В этом свете, я хотел бы кратко изложить преобладающие точки зрения в ходе обсуждений в Комитете, обратив ваше внимание на следующие пять моментов:

1. Украинский православный народ

Как отметил Его Блаженство в своем вступительном слове, нас беспокоит положение, в котором оказался  православный народ независимого государства, каковым сегодня является Украина. Речь идет о миллионах православных верующих, которые на протяжении своей истории страдали от политики либо Польши, либо России. Поэтому наши дискуссии, в которых мы уделяли большое внимание обоснованности рукоположений и позиции епископов,  должны учитывать существование миллионов верующих, за которых мы несем ответственность.

Как подчеркнул Архиепископ Афинский и всея Греции, вскоре после распада Советского Союза и провозглашения независимости Украины последняя просила, чтобы ее поместная церковь получила статус автокефалии, используя модель получения автокефалии другими церквями. Этот первоначальный запрос имел под собой реальную основу. Тот факт, что он был подписан даже нынешним Митрополитом Онуфрием, является ярким свидетельством того, что это была всеобщая просьба, в том смысле, что она отражала стремление всего народа и иерархии добиться независимости, освободиться от подчинения русской иерархии. К сожалению, эта общая просьба не получила адекватного ответа, и проблема осталась нерешенной. Тем не менее, мы имеем дело с независимым украинским государством, с людьми с особой идентичностью, и православная вера внесла в это свой вклад.

2. Роль Русской Православной Церкви

Я думаю, что также уместно рассмотреть роль Русской Православной Церкви. И я настаиваю на термине «Русская Православная Церковь», поскольку опыт, к сожалению, показал, что наши братья отдают предпочтение прилагательному «русский», а не прилагательному «православный». К сожалению, это реальность, это наблюдалось уже со времени падения Константинополя. Фактически, хотя Русская Православная Церковь имела все возможности для решения этой проблемы, принимая определенные меры по предоставлению автокефалии или, по крайней мере, предлагая иное решение, приемлемое для украинского народа, она, к сожалению, не смогла это сделать. Несмотря на продолжительный, почти тридцатилетний диалог по этому вопросу, Русская православная церковь не захотела предложить какое-либо решение. Между тем, Вселенский Патриархат также внес свой вклад в этот диалог, стремясь продемонстрировать свою поддержку. Однако, после вторжения России в Крым все эти усилия потерпели крах. Сегодня никто не верит в то, что Русская Православная Церковь может предложить какое-либо решение, которое окажется удовлетворительным для украинского народа. Надежда на это   осталась в прошлом. С их стороны никогда не поступит какое-либо решение.

Действительно, Русская Православная Церковь не представила никакого решения; более того, ее отношение в ходе процесса подготовки к Святому и Великому Собору 2016 года было полностью отрицательным. Как мы все знаем, автокефалия была среди вопросов, обсуждавшихся в ходе этого подготовительного процесса. Так, в 1980-х годах Вселенский Патриархат даже, казалось, согласился на релятивизацию своих собственных привилегий. Соответственно, придерживаясь строгого процесса, Вселенский Патриархат запросил всеправославный консенсус по поводу предоставления автокефалии.

Во время предсоборных собраний, предшествовавших Святому и Великому Совету Крита, нас попросили рассмотреть вопрос о подписях, дающих согласие на автокефалию. Дальнейшее обсуждение самого текста, который был уже согласован, не проводилось. Это, без сомнения, как раз тот момент, который продемонстрировал точку зрения Русской Православной Церкви и ее одержимость отказом от предложения Вселенского Патриархата. Предложенный процесс следовал прецеденту предоставления автокефалии Церкви Греции, и в ходе процесса были приняты термины «одобряет» и «совместно с ним одобряют», означая, что решение «одобрено» Вселенским Патриархом и «совместно с ним одобряется» остальными Приматами.

Мы попытались объяснить представителям Русской Православной Церкви, что после того, как Вселенский Патриарх подписал это решение, его нельзя было бы подвергнуть сомнению. Напротив, автокефалия уже была бы предоставлена. Тем не менее, термин «совместно с ним одобрено» подразумевает еще и мощное содействие, поскольку указывает на участие в принятии реального решения. И все же, постоянное стремление российской делегации к критиканству было просто невыносимо. Позвольте мне поделиться с вами тем, что я лично напомнил высокопоставленному представителю Русской Православной Церкви: «Проблема Украины назрела. Неужели вы не видите это? Разве вы не понимаете, что произойдет?» В ответ он призвал своего Патриарха к тому, чтобы тот настаивал на своем и не отступал от своей позиции по этому вопросу. Я не вполне уверен, было ли его требование легитимным, в конце концов. Сегодня это требование можно было бы подвергнуть сомнению.

Российская оппозиция возникает в контексте международного богословского диалога между православной церковью и римско-католической церковью. В связи с этим, оно вытекает из нежелания российской стороны принять какую-либо концепцию первенства в Восточной Церкви. Это суть проблемы. Похоже, что представители Русской Православной Церкви считают, что если бы Вселенский Патриарх подписал [Томос] Автокефалию в предложенном порядке [1] в процессе предоставления автокефалии, то они каким-то образом согласились бы с тем, что «существует Примат». Это остается проблемным пунктом для Русской Православной Церкви.

В результате, вопрос о предоставлении автокефалии не обсуждался на Святом и Великом Соборе 2016 года. Если бы он обсуждался там, сегодня не было бы никаких проблем. Мало того, что этот вопрос не был включен в повестку дня, но Русская Православная Церковь также решила не участвовать в Соборе, ссылаясь на отсутствие Антиохийского Патриархата. Мы считаем, что фактически, это могло также сыграть роль относительно участия Антиохии в Совете. Если бы Русская Православная Церковь участвовала в Совете, мы твердо верим, что она смогла бы обеспечить и зафиксировать в протоколах обязательство Вселенского Патриарха не продолжать процесс предоставления автокефалии без ее согласия.

3. Вселенский Патриархат и его обязанность

Вселенский Патриархат считает, что был обязан принять меры. За очень немногими исключениями, каждый признает, что он имел и все еще имеет право предоставлять автокефалию — привилегия, которую Святой и Великий Собор, безусловно, не отрицал. Вселенский Патриархат беспокоит церковная и духовная жизнь верующих, о которых я упоминал. По этой причине, он обеспечил решение проблемы, которую иначе невозможно было бы решить. Он действовал именно так, потому что это – прерогатива именно Министерства Патриархии, его долг, это входит в круг обязанностей Министерства Патриархии в Православии.

Предоставление автокефалии является прерогативой Вселенского Патриархата, который в случае Украины не отрицает существование церковного образования во главе с митрополитом Онуфрием и присутствие Русской Православной Церкви в Украине. Статус их не меняется; они не отлучены и не ведут к расколу. Вселенский Патриархат не прервал общение с ними. Напротив, именно они прервали с ним общение. Вселенский Патриарх продолжает поминать Патриарха Кирилла согласно диптихам. Таким образом, он, со своей стороны, осуществляет общение с Онуфрием, одновременно предлагая возможность церковного общения украинцам, принадлежащим к Украинской Православной церкви. Никто не может оспорить эту прерогативу Вселенского Патриарха.

4. Церковь Греции и ее единство

Давайте теперь обратимся к нашей собственной Церкви Греции. Здесь и присутствует самый важный момент, Ваше Блаженство. Я согласен с вами, когда вы цитируете статью 3 Конституции Греции (статья касается отношений между Церковью и государством), которую мы защищаем и не хотим менять.

Как справедливо отметил президент греческого парламента, статья 3 касается не только отношений между государством и церковью, но также касается единства нашей Церкви с Вселенским Патриархатом. Это единство, которое мы никоим образом не можем ставить под сомнение или допускать, чтобы оно подвергалось опасности, потому что оно включает единство Тела нашей Церкви и нашей иерархии, тем более что значительное число наших иерархов в так называемых «Новых Землях» духовно принадлежат Вселенскому Патриархату Константинополя и лишь в административном отношении — к Церкви Греции. Мы никогда не должны вовлекаться в конфликт с Вселенским Патриархатом по украинскому вопросу, потому что это приведет к нашему собственному разделению, нашим собственным проблемным отношениям с Вселенским Патриархатом. Зачем нам это делать?

5. Геополитические события и национальные вопросы

Без сомнения, нынешняя ситуация также имеет геополитические аспекты. Мы признаем нашу собственную ответственность сегодня. Хорошо это или плохо, автокефалия никогда не предоставлялась применительно к одним только внутрицерковным факторам. Это всегда было связано и с геополитическими событиями. Я сожалею, если некоторые не понимают, что происходит в наше время: каково наше место и насколько мы ответственны за результат.

Что будет делать Русская Православная Церковь после того, как Греческая церковь признает Украинскую Православную Церковь, решать Русской Православной Церкви. В любом случае, она всегда действует не так, как надлежит действовать в соответствии с церковным этосом и не уважает автокефалию и независимость нашей Церкви. Все это она продемонстрирует, если решит разорвать общение с нами, что, в свою очередь, действительно докажет, что мы должны поддерживать наше собственное единство, поддерживать Вселенский Патриархат и — как вы справедливо утверждали, Ваше Блаженство — мы должны признать Украинскую Православную Церковь. Если мы будем поддерживать единство, мы сможем преодолеть любые упущения и исправить любые ошибки; тогда как, если мы разделены, мы никогда не сможем содействовать тому, чего все мы желаем, а именно   единству Православной Церкви.


[1] То есть, Вселенский Патриарх будет подписываться под словами «Вселенский Патриарх одобряет», тогда как остальные Приматы подписываются под словами «совместно ним одобряют».


Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.