Присутствие Христа в наших домах на Страстной неделе и во время Пасхи

Его Преподобие Доктор Николас Денисенко

Когда COVID-19 впервые вышел на сцену просто как неприятность, досадная помеха, а не пандемия,  Церкви в ответ ввели небольшие изменения в обряд причащения. Католические и Протестантские Церкви дали людям указание воздерживаться от причащения из чаши, и люди обменивались знаком мира без рукопожатий. Руководители Восточной Церкви указывали людям, что не нужно целовать иконы, чашу или руку священника, и люди сами брали антидор (неосвященный хлеб), в то же время воздерживаясь от выпивания запивки (вино после причащения) из общей чаши.

По мере того, как COVID-19 развивался и превращался из неприятности в опасную угрозу, Церкви продолжили реагировать на это, изменяя свои литургии. Католики и Протестанты ограничили число людей, которые могли посещать службы, прежде, чем некоторые из них полностью отменили. Православные использовали подход минимального состава, пока позднее многие епископы не отдали церковным приходам распоряжение прекратить службы на неопределенное время.

Церкви попытались поддерживать некоторое подобие нормального состояния дел и сохранить ритмичность в совершении литургий. Католические священники служат частную Мессу от имени своей паствы. Все Церкви используют новые технологии  для того, чтобы люди могли участвовать в службе в интернете. Многие общины транслируют свои службы, в то время, как небольшие группы собираются на виртуальную литургию, используя такие программы видеоконференций, как Zoom.

Тенденция Церквей к постепенному корректированию своих литургий, чтобы поддерживать ощущение нормального состояния дел, понятна.  Все Христиане прошли середину поста и готовятся к Страстной неделе и Пасхе, так что это – самый торжественный период литургического года. Фактически, руководители Церкви обращаются к своим литургическим «сценариям» -руководствам по совершению литургии- чтобы реагировать на каждую фазу кризиса. Инструкции начинались с удаления  несущественных компонентов литургии. Затем руководители Церкви столкнулись с неразрешимой задачей – позволением проводить литургии в общинах, что не могло удовлетворить требованиям социального дистанцирования.

В данный момент угроза COVID-19 стала настолько большой, что в литургических сценариях Церкви уже не остались подходящие варианты  ответа на нее. Страстная неделя и Пасха без временно исключенных литургий стали почти неизбежными для Церквей. Разумеется, руководители попытаются привести Церковь в дома людей, либо транслируя торжественные литургии, которые служат два или три человека, либо размещая в интернете литургии часов, чтобы люди могли самостоятельно молиться из дома. Это будет не только жестом доброй воли; попытка привести Церковь в дома людей дает нам возможность заново открыть способы сохраниться как Церковь, когда невозможно участвовать в литургиях Церкви в обычном ритме.

Присутствие Христа в Крещении и Миропомазании

Желание руководителей Церкви сохранить некоторое подобие устойчивости Воскресных собраний показывает, что находится под угрозой для Христиан. Христиане понимают Евхаристию как ответ общины на приглашение Бога собраться вместе.  Евхаристия — это литургический акт или событие; собравшаяся община слышит, как Бог говорит через свое Слово, община отвечает на слово Бога восхвалением и молитвой и участвует в том, что Луи Шове называл обменом дарами,  предлагая Богу благодарение в виде хлеба и вина, даров, полученных от земли, и получая взамен его единственного единородного Сына, Иисуса Христа. 

В XX и XXI столетиях регулярное участие в этом собрании, включая принятие в причастии дара от Сына Божия, снова стало нормой. Отказ от еженедельных собраний и служения литургии и от принятия этого дара неприемлемо для Христианской совести, вот почему руководители Церкви неуклонно стараются сохранять это, хотя бы и в самом сокращенном виде. Евхаристическое возрождение заново открыло присутствие Христа среди нас во всей его полноте, наряду с чувством единства, которому мы радуемся вместе с теми, кто приобщается этих даров вместе с нами, укрепляя связи с небесами и землей.

Временное отсутствие возможности организовать Евхаристическое собрание не означает, что Христа нет среди нас. Христиане продолжают разделять единство и с Богом, и с общностью святых через Крещение и миропомазание. В Византийском чине каждый человек принимает Крещение с получением имени. «Раб божий, [имя], крещается во имя Отца и Сына и Святого духа». Ритуальное включение имени каждого человека имеет большое значение. Например, в IV веке в Антиохии, во время проповеди при крещении, Иоанн Златоуст говорит фотизомени (греч. —людям, которых собираются крестить),что они и дела их будут вписаны в книги небесные. Иоанн Златоуст также говорит о крещении как об «акте единения», так как те, кого будут крестить, «близки к тому, чтобы принимать Царя небесного в их доме».

В своей литургической мистагогии XIV века, Св. Николай Кавасила тоже относится к обрядам крещения и помазания как к заветным. Кавасила утверждает, что Миропомазание «вносит самого Господа Бога» -утверждение, которое описывает новое единство, разделяемое неофитом  и Христом .

Эти повествования описывают Крещение и Миропомазание как создание постоянного завета между Богом и его народом и используют метафоры единства, чтобы раскрыть то, что происходит при Крещении и Миропомазании. Подобные метафоры присутствуют в Византийской молитве для освящения елея. Больше, чем другие основные молитвы, эта, наряду с родствеными ей молениями в различных литургических семействах, описывает значение Миропомазания.

Эта молитва относится к прежнему Миропомазанию Богом священников, первосвященников, пророков, царей и святых апостолов, помещая тех, кто в настоящий момент будет креститься, в компанию Божьих людей Нового и Ветхого завета. Молитва также просит Бога запечатлеть его божественное имя вместе с именами Сына Его и Святого Духа на помазанниках, чтобы они стали жителями Божьего града, его чадами и рабами, и, «имея Христа Твоего в их сердцах, чтобы ты жил, Бог и Отец, в Духе Святом».

Следовательно, через Крещение и Миропомазание христиане получают самый ценный дар из всех – разделение жизни с Богом и обещание пребывать в Божьем присутствии во веки веков. Разумеется, литургические тексты не исключают Евхаристию из обрядов инициации. Молитва Миропомазания, которую читают в обряде Крещения, относится к будущему участию неофита в Евхаристии. Более того, освящение елея совершается во время Евхаристической литургии в Страстной четверг, причем масла для Миропомазания кладут на алтарь возле дискоса. Именно Евхаристическое собрание просит Бога ниспослать его Дух на елей, чтобы те, кого помазывают, могли стать святым Божьим народом и царственным священством.

Приносить утешение и служить ориентиром для Церкви в этот беспрецедентный кризис COVID-19 должно то, что Крещеные и Миропомазанные христиане получили дар Христа и Святого Духа в крещении и миропомазании. Христос всегда с ними, потому что их крестили и миропомазали.Литургические и мистагогические тексты утверждают, что христианскую жизнь можно поддерживать даже в самых  тяжелых обстоятельствах, которые не дают Христианам возможность собираться для Евхаристии.

Какой вывод следует из этого для  для Христиан, которые ищут иные пути, когда они не могут собираться  вместе, особенно в самый торжественный период литургического года? Во-первых, им не нужно беспокоиться о принесении Христа в дома Христиан в эту Страстную неделю и Пасху, потому что Христос уже объединился с ними в Крещении и Миропомазании. Церковным руководителям не нужно защищать литургическую службу от нарушений, так как литургия принадлежит Церкви в целом, и миряне уже правомочны предлагать свою благодарственную молитву Богу во время Страстной недели и Пасхи, так как миряне разделяют священство Христа, и Христос разрешает им молиться в соответствии с традицией и также — в меру своих возможностей.

Во-вторых, Бог создал святой народ, чтобы свидетельствовать миру. Сейчас мир охватило страшное смятение, которое порождает тревогу, страх, болезнь и смерть. Может оказаться, что Бог призывает Церковь осуществить свое священство по-новому, ставя любовь к ближнему, соседям и друзьям, выше всего прочего, так, чтобы эти акты любви были бы даром Церкви, предлагаемым Богу. Если это так, как это выглядит, тогда Страстная неделя и Пасха – это время, назначенное Церкви, чтобы предложить живую литургию любви и свидетельства миру. Если в настоящее время Церковь будет таким образом осуществлять свое священство, пусть Бог примет это на свой алтарь как подлинный дар Евхаристии.


Его Преподобие Николас Денисенко – заведующий кафедрой Эмиля и Эльфриде Йохум в Университете Вальпараисо.

Public Orthodoxy (Публичное Православие) стремится содействовать обсуждениям, предоставляя форум для различных точек зрения на современные вопросы, относящиеся к Православию. Точки зрения, высказанные в данной статье, принадлежат единственно автору статьи и необязательно представляют взгляды издателей или Центра Православных христианских исследований.