«Дать Богу приют и защиту от страданий»

Его Преподобие Д-р Майкл Плекон (Rev. Dr. Michael Plekon)

Уже прошла иудейская Пасха и христианская Пасха, но все еще мир охвачен  пандемией, которую никто из нас не ожидал и к которой никто не мог быть готов. В это тревожное время давайте вспомним одну замечательную женщину, которая поможет нам взглянуть на ситуацию с надеждой и обрести почву под ногами, которая поможет нам делать добро, несмотря на  ужас, вызванный вирусом Covid-19. Ее голос дошел до нас из времен, тоже наполненных ужасом – из времен Холокоста.

Ты, Господи, не можешь нам помочь, но мы должны помочь Тебе и защищать до последнего часа Твою обитель в нашей душе. Правда, есть те, кто даже в такие моменты стараются защитить и сохранить свои пылесосы и столовое серебро, вместо того, чтобы сохранить Тебя, Господи. И есть те, кто хотят удержать в сохранности свое тело, но это тело становится обителью лишь тысяч страхов и горьких чувств. Они говорят: «Я не поддамся им, не попадусь им в когти». Но они забывают, что никто из тех, кто находится в Твоих руках, не попадет в когти страха. Я начинаю чувствовать себя немого более спокойно, Господи, благодаря этой беседе с Тобой. Я буду говорить с Тобой снова и снова. Ты обязательно будешь рядом, когда я   буду проходить через тяжелые времена, и сейчас и тогда, когда моя вера немного ослабеет, но поверь, я всегда буду стремиться к Тебе, и никогда не изгоню Тебя из своей жизни.

Эти строки –из дневников и писем– принадлежат Этти Хиллесум (1914-1943 гг.), она писала их из концентрационного лагеря Вестерборк. Это был транзитный лагерь, и, хотя условия там были лучше, чем в обычных концентрационных лагерях, в том месте царили ужас и отчаяние.  Каждый  знал, что их согнали туда, чтобы позже отправить в Аушвиц (Освенцим), Берген-Бельзен и другие лагеря, с их газовыми камерами и крематориями.

В ее письмах, несмотря на лагерное окружение, чувствуется жизнь. Она с нежностью пишет своему духовному наставнику и, временами, любовнику, психологу Джулиусу Шпиру, умирающему от рака. Мы читаем, как она наблюдала  за  вновь поступившими евреями, обращенными в христианскую веру – священником и монахинями: они продолжали молиться в Вестерборке, голодные, в грязных бараках, как если бы они были в монастыре или «в любом другом месте на земле, где в эти трудные времена чувствовалось присутствие Бога». Этти столкнулась с неописуемой жестокостью, творимой людьми, со смертью. Она никогда прежде не соблюдала религиозный ритуал. Ей  уже было за 25, когда, под влиянием Шпира, она начала впервые думать о Боге, читать Новый Завет и  рассматривать возможность молитв.

Я думаю, что вынесу все, что уготовила мне жизнь и эти времена. И когда мучения станут невыносимыми, и все это будет сводить меня с ума, я все равно смогу молитвенно сложить руки и преклонить колена. Этот жест не передается у нас, евреев, от поколения к поколению. Мне было трудно научиться этому. В самом деле, какая это необычная история, моя история: о девушке, которая не умела вставать на колени. Или, как вариант истории: девушка, которая училась молиться. Для меня — это самый интимный жест, более интимный, чем любой жест в отношениях с мужчиной. В конце концов, разве можно излить всю свою любовь на одного человека? (Ночь субботы, 10 октября 1942 г.)

В ее дневниках есть рисунки сексуального характера, есть вопросы, связанные с Рильке, Библией и блаженным Августином. В дневниках отражены не только ее сомнения, но и поразительные свидетельства веры в Бога и гуманизм. Она была одаренной студенткой, хотя ее оценки не были выдающимися; она получила степень бакалавра и  диплом юриста, но не работала по профессии. У нее был неуравновешенный, страстный и сложный характер, она страдала депрессией, неуверенностью в себе, испытывала неудовлетворенность своей профессией. Однако, когда все вокруг стало рушиться, она начала проявлять удивительное сострадание к окружающим.  .

Жизнь Этти не была выдающейся, она была лишь одной из тысяч других голландских евреев, захваченных Холокостом. Однако, ее отчетливый голос,  слышится при чтении ее дневников и писем как голос человека, научившегося размышлять о жизни, выработавшего религиозное сознание. Ей было необходимо подробно описать процесс, который привел ее к молитве и ощущению присутствия Бога. Она стала считать своей обязанностью уберечь это ощущение там, где насилие и жестокость вели к уничтожению веры.      

Приближение к Богу означало растущее проникновение в окружающую действительность. То, что Этти научилась молиться, было свидетельством еще большего ее преображения. Будучи вполне ординарным человеком, она стала необыкновенной в том, что смогла смотреть на  охранников лагеря, болезнь и смерть –в том числе вероятность собственной смерти – без ненависти к тем, кто держал ее в лагере, и без гнева, обращенного к Богу (хотя это тоже было возможно), но с убеждением, что она должна «дать Богу приют», дать ему место даже в том  аду.  

В 2020 году иудейский праздник Песах сблизился с Христианской Пасхой (8-16 апреля и 19 апреля). Строка из Символа веры, помещенная на иконе Воскресения, гласит: «Он сошел в Ад». Христос разбивает врата Ада. Он берет за руки Адама и Еву, а позади них – те, кто умер до его пришествия: пророки, царь Давид, Иоанн Креститель, родители Христа, Мария и Иосиф, и бесчисленное множество других. Мы  должны представить себя, детей Адама и Евы, в толпе, которую Христос выводит из смерти к жизни. Слово Pascha (Пасха) – это греческий эквивалент слова PassoverПесах (исход).

Мы думаем о Боге как о том, кто дает нам защиту, приют, обитель, но его друзья делают то же самое для самого Бога и друг для друга. В царстве смерти Христа встречают и приветствуют его семья и его люди. Бог разделяет наши страдания, нашу боль. Тот факт, что мы, его творения, могли бы сделать то же самое для Бога, часто выпускают из виду, желая выразить религиозное почтение. Еще чаще оставляют без внимания то, что мы можем стать Богом для других, для тех, кто живет вокруг нас. Этти Хиллесум все это знала.

Невероятная идея, которая пронизывет ее письма, — это то, что, невзирая на ужас, царящий в лагере, она должна будет дать приют Богу в своей душе, и Бог, в  свою очередь, заключит ее в свои объятья. Она сама становится Богом в заботах об окружающих ее перепуганных людях. Является ли это реакцией, которую будет ожидать любой рационально мыслящий человек на унижения и жестокость, проявляемые некоторыми людьми по отношению к другим? В таком окружении, как говорит Роуан Вильямс, Бог становится бездомным, ему нужна обитель, нужен приют. Этти стала такой обителью и таким приютом, и в теперешней ситуации Этти служит нам примером. 

(Etty: The Letters and Diaries of Etty Hillesum, Grand Rapids MI: Eerdmans, 2002. — Этти: Письма и дневники Этти Хиллесум, г. Гранд-Рапидз, шт. Мичиган, США:Eerdmans, 2002 г.)


Его Преподобие Д-р Майкл Плекон – почетный профессор социологии, религии и культуры в колледже Варуха университета города Нью-Йорка, и священник Православной Церкви в Америке (OCA).

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.