«Помяни, Господи Боже наш…» Литургия, история и лжицы для причащения во время пандемии

Даниэль Галадза (Daniel Galadza)

В последние недели  руководители Церкви рассматривали исторический прецедент, чтобы найти способы продолжать служение верующим и поддерживать отправление обрядов в церкви во время глобальной пандемии, поскольку, как отметили другие, закрытие богослужебных учреждений  и прекращение служения Литургии – это не выход для Церкви, даже если некоторые святые и были способны стяжать святость в отсутствии регулярной обрядовой жизни или участия в совместном поклонении.

Несмотря на желание каждого вернуться к нормальной жизни, это в настоящее время невозможно в большинстве регионов. Например, в Германии, греческий Православный митрополит Августин известил верующих о том, что, несмотря на вновь открывшиеся для богослужения церкви, постановления правительства не дают возможность причащать верующих из общей лжицы. В соседней Австрии греческий Православный митрополит  Арсений нашел решение этой задачи, убрав из «уравнения» ложку и причащая верующих в руку, руководствуясь при этом историческим прецедентом и «литургической и канонической традицией первого тысячелетия и освященной веками и признанной практикой причащения Божественной Литургии Св. Иакова, брата Господня».

То, что найден способ предоставить верующим причащение, достойно похвалы; однако, можно спросить, необходимо ли такое обоснование, так как это манипулирует литургической историей в угоду трудным обстоятельствам. Для того, чтобы лучше понять, почему, я дам краткое описание того, что известно о Божественной Литургии Св. Иакова и использовании лжицы при причащении.

Божественная Литургия Св. Иакова была местной евхаристической литургией Иерусалима и его окрестностей в первом тысячелетии до тех пор, пока она постепенно не вышла из употребления и не исчезла из практики примерно в двенадцатом столетии. Ей на смену пришли Литургии Св. Иоанна Златоуста и Св. Василия Великого, которые служили в Константинополе и других местах и которые теперь известны как Византийский обряд. Причины, стоящие за этим, сложны, но их можно объяснить феноменом «Византизации» — утратой значения литургии Иерусалима во время исламистской оккупации и растущим влиянием Константинополя. Самые примечательные характеристики литургии Св. Иакова, которые, как можно предположить, относятся к восьмому веку, включают, помимо прочих, более продолжительную Анафору с подробным поминанием живых и мертвых в Диптихах (списках имен, поминаемых во время литургии), с вводной фразой «Помяни, Господи Боже наш…», чтение Ветхозаветного Писания и многочисленные и различные песнопения.

Что касается причащения, эти рукописные источники – которые, следует отметить, нисколько не древнее, чем самые древние свидетельства Литургий Св. Василия Великого и Св. Иоанна Златоуста – очень мало говорят о том, как распределялись среди верующих Дары. Повсюду их правила богослужения минимальны. Мы можем, однако, выяснить из других источников, что причастие под двумя видами – тело Христово преподавалось в руку и кровь Христова – из общей чаши — было нормой в Литургии Св. Иакова, так же, как и в Литургии Св. Василия Великого и Св. Иоанна Златоуста, до одиннадцатого столетия, когда использование лжиц для причащения  стало распространенным явлением. Точнее – что вполне вероятно — лжицы впервые стали использоваться  в том регионе, где служили Литургию Св. Иакова, т.е., в Палестине, уже в седьмом веке.

И только благодаря греческому возрождению Литургии Св. Иакова в девятнадцатом веке Архиепископом Дионисием (Латас) Закинфским, а затем, в начале двадцатого века, в ее славянском издании, иеромонахом Филиппом (Иваном А. Гарднером), в Литургию добавили и разработали правила богослужения, временами обнаруживая фантазии креативных издателей, которые изучали библейскую археологию и раннее средневековье. Среди новых правил была, некогда всеобщая, практика причащения в руку и из общей чаши.

Фактически, Константинопольский Совет в Трулло (A.D. 691/2), который является самым ранним письменным свидетельством, приписывающим Божественную Литургию Иерусалима «Св. Иакову, брату, по плоти, Бога нашего Христа » (канон 32) , также уточняет, что в конце седьмого века был только один способ причащения – в руку (канон 101) —  во всех Божественных Литургиях, будь это литургия Иакова или Златоуста.

История Литургии используется часто и по-разному, будь то духовные лица, изучающие ее, чтобы сохранить взятые из прошлого прецеденты Православного Христианского богослужения, или богословы, исследующие временами «воображаемое прошлое» практики литургии –либо в предписаниях жестких правил богослужения, либо в описаниях пышных служб с огромным количеством духовенства и верующих. Однако, литургическая история информативна, но не нормативна; то, как что-то совершалось в прошлом, не обязывает нас делать так же сегодня. Слепо доверяя неточной или необоснованной истории и мифам, можно исказить Литургическую молитву и практику.

Заявления некоторых руководителей Церкви по поводу причащения в руку – это похвальная попытка уважать предписания врачей и гражданских властей, обращаясь к литургическим прецедентам в церковной традиции. (Между прочим, еще одна особенность Литургии Св. Иакова – это «Гимн о мытье рук», непостоянный гимн, соответствующий короткому тропарю или стихире, который пели, когда священники мыли руки перед тем, как перенести Дары на алтарь при Великом Входе; увидим ли мы его возрождение в этот период повышенной заботы о гигиене?).  Однако, нужно ли оправдывать практику причащения в руку, ссылаясь на недостоверную литургическую историю? И является ли причащение в руку — возможно, менее шокирующее для католиков Византийского обряда, знакомых с современной Римско-Католической практикой, последующей за Вторым Ватиканским собором, но чужое для Православных верующих – наилучшим вариантом для Православной церкви сегодня? Мне сказали, что Причащение в руку и из общей чаши практиковалось в Новом Скиту, когда это был католический монастырь Византийского обряда, но прекратилось по требованию церковных властей, когда эта община была принята в Православную Церковь Америки.

Во время великой социальной дестабилизации и страстного желания вернуться к нормальной жизни литургическое богослужение — это важнейшая служба, которую ждут верующие для поддержки и возврата к знакомому общению. Должен поощряться знакомый метод причащения, который является надежным теологически, исторически и с медицинской точки зрения. Методы, которые предполагают, что нужно брать, а не принимать причастие, чтобы распределить элементы Евхаристии, порождают теологические вопросы и изменяют значение того, что происходит во время Божественной литургии. Методы принятия причастия, когда хлеб погружают в вино и подают все вместе причащаемому в рот, не используя лжицу, могут вызвать беспорядок и грязь. Методы, которые вводят иные сосуды, такие, как разовые бумажные стаканы или деревянные ложки, создают ненужные отходы, нерациональны и противоречат канонам Церкви (сравните Трулло, канон 101). Методы, которые используют химикаты для очищения общей ложки, сложно осуществлять эффективно, и при этом вводят в чашу посторонние вещества. Методы, которые используют литургическую историю для оправдания (т.е., причащение в руку), но делают это избирательно (т.е., оставляя общую чашу), являются неверными.

Вместо искажения истории церковным властям следует действовать в духе Церковной традиции, но делать это честно, сознавая, что эти решения и изменения могут остаться в силе на некоторое время после окончания пандемии. До сих пор лучшим методом, который уже был предложен в патриархате Румынии и Православной Церкви Америки, кажется использование отдельных металлических лжиц для каждого причащающегося; эти лжицы стерилизуются после каждой службы. Этот метод как знакомый, так и надежный. Я знаю, что католики Византийского обряда в Венгрии вводили такой метод сто лет назад во время другой пандемии, и, вероятно, где-то есть и другие примеры.

По иронии судьбы, некоторые католики в Австрии, среди которых причащение в руку широко распространено, вводят лжицу для причащения верующих во избежание прямого контакта между рукой священника и причащаемым.

Все эти примеры даются, чтобы показать, что во времена кризиса решение , как наилучшим образом служить верующим, должны принимать мудрые и ревностные пасторы, а литургисты должны помогать им, информируя и напоминая им об исторических фактах.


Диакон Даниэль Галадза является научным сотрудником Центра перспективных исследований «Вне канона» в Университете  Регенсбурга.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.