Свобода слова в Церкви
контрольный пример Сербии

Милан Вукоманович

vukasin_milicevic

Когда, в марте 2020 года, Сербский Патриарх Ириней официально рукоположил Доктора Вукашина Миличевича в сан священника и утвердил на должность профессора-ассистента на Факультете православного богословия в Университете Белграда, стало ясно, что недавнее вмешательство высшего церковного руководства в вопросы, связанные с публичными выступлениями, постепенно перерастало в контроль над свободой выражения своего духовенства по отношению почти ко всем важным вопросам, включая науку. Патриарх отметил, что Профессор Миличевич – своим появлением без предварительного уведомления в телевизионной передаче Utisak nedelje – выказал неповиновение лично ему, что он пренебрег Уставом Сербской православной церкви и  скомпрометировал решения Святого собора епископов, которые обязательны для всех клириков и священников. Доктор Миличевич принадлежит к группе младшего поколения православных теологов, которые открыто подходят к решению проблем Сербской православной церкви (СПЦ) и Факультета православного богословия. Он входит в число тех, кто в 2017 году подписал публичное заявление, которое явилось результатом реакции на петицию Сербских креационистов (отрицают эволюцию и признают сотворение мира, как это описано в Библии — примеч. переводчика), заявляя, что нет внушающих доверие альтернативных научных теорий, которые могли бы заменить теорию эволюции. Это включает и «библейскую теорию сотворения мира», которая, по мнению этих теологов, не является научной альернативой теории эволюции. Это заявление подверглось открытой критике в СПЦ, при этом, некоторых теологов из подписавших заявление пригласили предстать перед Святым собором епископов и объяснить свои воззрения на одном из его заседаний в мае 2017 года. Вскоре после этого некоторых профессоров-священников Факультета православного богословия отстранили от выполнения главных обязанностей в приходах и позволили лишь помогать в проведении литургий. По немедленному решению Патрарха их вывели из состава редакционных коллегий церковных электронных и печатных средств массовой информации. Все это сопровождалось предупреждением, что те, кто нарушит данное правило, подвергнется церковным дисциплинарным взысканиям.

По-видимому, это было лишь сигналом к более серьезным мерам против «взбунтововавшихся» Православных богословов. На последнем заседании Святого собора епископов, 26 августа 2020 года, епископ Ириней Булович попросил Собор лишить благословения трех профессоров Факультета православного богословия: Родольфа Кубата, Драгомира Сандо и Вукашина Миличевича. Учитывая то, что Собор имеет решающую роль в вопросах, связанных с занимаемыми должностями на факультете, Булович хотел наказать трех профессоров, но на его решение наложил вето один из членов Собора, Митрополит Хризостом. Вот как Профессор Кубат комментирует действия Собора в сербских средствах массовой информации: «Никто не пригласил нас для разговора, и это имеет важное значение. Хотелось бы знать, не является ли это ответной мерой на мое заявление на портале Nova.rs, где я поставил под вопрос легитимность должности Епископа Иринея на нашем Факультете? Или возможной причиной может быть то, что мы подали прошение [в Университет Белграда] в Совет по профессиональной этике, прося тщательно расследовать процедуру выбора в Совет нашего факультета. В любом случае, -продолжает Кубат, — почему мы должны были узнавать все это из средств массовой информации? Как профессора, самое меньшее, что мы могли бы ожидать, — это чтобы нас соответствующим образом проинформировали. Шестьсот лет назад Яна Гуса тоже обвинили, но он предстал перед судом и отстаивал занимаемую им позицию. Нас же осудили, не задав при этом ни одного вопроса».

Позвольте теперь попытаться представить этот насущный вопрос в более широком академическом, церковном и политическом контексте. Вмешательство Святого собора в автономию Факультета православного богословия и нарушение правовых норм Университета Белграда следует рассматривать в контексте нелегитимной и неподконтрольной демонстрации церковной и политической власти, на этот раз направленной против профессоров теологии, которые проявили свободу мысли, совести и слова. Вот что беспокоит некотороых прелатов СПЦ, заседающих в Синоде. Уже в 2019 году Законодательный совет Университета Белграда ссылался на нарушениие целой серии законодательных и правовых норм, связанных с отношениями между Собором и Факультетом православного богословия. Однако, Собор полностью проигнорировал предупреждение ректората Университета, относящееся к незаконному функционированию Совета факультета. Что еще усугубило нарушения правовой системы, — правительство Сербии, основавшее Факультет, помогло Собору в назначении восьми членов (нелигитимного) Совета факультета, включая Епископа Иринея  Буловича, члена Святого Собора, который к тому же выступает представителем Государства! Следовательно, понятно, что церковь и органы государственной власти тесно сотрудничают в нарушеннии Конституции Сербии (ст.11) и ее законов, включая устав старейшего и наиболее уважаемого Сербского государственного университета. До недавнего времени СПЦ (учреждение, которое, согласно конституции, отделено от государства и, следовательно, от его высшего образования) не была активно вовлечена в академические дела Факультета, и такое modus vivendi (временное соглашение) поддерживало неустойчивое совместное конституционное проживание. Согласно Закону 2006 года о церквях и религиозных объединениях, религиозные организации имеют право независимо координировать свои действия, автономны в своих внутренних и общественных делах (ст.6); однако, «религиозные образовательные институты, включенные в систему образования, обязаны уважать условия и стандарты образовательной системы, точно следуя образовательным нормативам» (ст.37, выделено автором). Что касается Университета Белграда, его задача – защищать автономию одного из 31 факультета в его составе, включая академические свободы и конституциональные, юридические права своих профессоров. Университет, следовательно, обязан полностью обеспечивать законность работы своих факультетов, включая Факультет православного богословия.

Что касается преобладающих «течений» и фракций в СПЦ, сегодня они в основном делятся на две группы: тех, кто поддерживает, и тех, кто противостоит режиму Вучича в Сербии. По-видимому, теологические идеи и программы не ведут к кризису на Факультете православного богословия. На карту поставлены преимущественно личные конфликты и интересы, и в то же время, меньшая часть прелатов имеет весомую поддержку со стороны политических центров власти. Эти личные антагонизмы стали настолько неразумными, что просто необходимо привести здесь пример православного епископа, который препятствует переводу Ветхого Завета с еврейского языка по личным мотивам!

В заключение, хотелось бы отметить, что в начале 21-го века Сербия была свидетелем появления в СПЦ небольшого либерального крыла. Время от времени, эти либеральные тенденции можно было обнаружить чаще в общественных выступлениях и интервью в средствах массовой инфоромации, чем на официальных церковных собраниях и в церковных организациях. Помимо их умеренно про-европейской позиции, которую можно было бы, по крайней мере, частично объяснить назначениями из среды Западной диаспоры, это либеральное течение поддерживает модернизацию и постепенное оживление церкви, включая более независимый (с ориентацией на университет, а не на церковь) статус Факультета православного богословия. Я склоняюсь к тому мнению, что взгляды «мятежных» теологов на Факультете православного богословия обнаруживают некоторые черты такого рода влияния. Здесь мы имеем в виду преимущественно более молодое поколение Сербских православных профессоров теологии, родившихся, в основном, в 1970-х и 1980-х годах. Они в интеллектуальном отношении вступили в пору зрелости во время демократического периода, пришедшего после правления Милошевича, и это могло повлиять на их политическое и социальное воспитание. Это преимущественно поколение миллениума, получившее образование в современных школах или в Университете Белграда после 2000-го года. Дарвин – это часть их секулярного образования, так же, как Николай и Иустин – это главы их теологической учебной программы и литературы. Некоторые из них принимали активное участие в альтернативных образовательных проектах различных гражданских обществ (таких, как региональные программы миротворчества и национального примирения) и, имея немалый международный опыт, они, чаще всего, склонны к экуменическому диалогу и теологии на современном уровне. Они имеют более явную или, по крайней мере, негласную поддержку епископов, которые преимущественно служат в западной диаспоре (например, Григорий, Максим), и у них действительно есть все необходимые предпосылки для вынашивания своих реформистских и модернистских взглядов как на теологические, так и на церковные вопросы. Остается открытым вопрос о том, насколько серьезно они собираются участвовать в давно ожидаемом и крайне нужном обновлении Сербской православной церкви в предстоящие десятилетия.


Милан Вукоманович имеет звание профессора социологии религии на Факультете философии в Университете Белграда.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.