ДУХОВНАЯ ОБЩНОСТЬ ИЛИ «ОБЩЕЛОЖКОСТЬ»?

Отец Богдан Хладио (Fr. Bodhan Hladio)

Пандемия коронавируса воздействовала на многие стороны жизни и, в том числе, нанесла величайший удар по межличностным отношениям. Невозможность обнять друга или пожать ему руку, необходимость сохранять социальную дистанцию и сознание того, что каждый встреченный нами является потенциальным носителем смертельной болезни – все это способствует возникновению подозрительности и отчужденности, а маски мешают нормальному общению и связям между людьми.

Провославная церковь столкнулась с целым рядом проблем, вызванных пандемией COVID-19, и не самая малая из них – это раздача Святого Причастия. Разговаривая со священниками различных церквей, я узнал об использовании альтернативных методов, включая «дезинфекцию» лжиц после каждого причащающегося, погружение Тела Христова в Кровь Христову, чтобы причащающийся принимал их вместе, использование щипцов, одноразовых лжиц и даже зубочисток, чтобы перенести Евхаристию из чаши в рот причащающегося. В Канаде, по-видимому, самым распространенным альтернативным методом стало использование множества металлических лжиц, по одной на причащающегося. Ответ на это изменение со стороны немногочисленной, но громогласной части Православной общины, был весьма ожесточенным, с обвинениями епископов и священников, распространяющих такие сведения или использующих такие методы, в «ереси» или « святотатстве».   

Те, кто ратует за «единственную лжицу», заявляют, что использование большого числа лжиц – это недвусмысленное отрицание того, что Евхаристия – это Тело и Кровь Христовы. Их аргумент в целом таков: невозможно заболеть, принимая Святое Причастие, которое является Телом и Кровью Христа, поэтому, если вы думаете, что Причастие может передавать инфекцию, вы не верите в то, что Святое Причастие – это Тело и Кровь Иисуса, и это – отрицание Православной евхаристической теологии. Поскольку протестанты верят в то, что просвиры и вино (или виноградный сок) только «символизируют» Тело и Кровь Христа,  использование большого количества лжиц – это очевидное принятие Протестантской евхаристической теологии и, следовательно, отрицание Православия и распространение ереси. Подтекст при этом часто включает обвинения в «экуменизме» как мотивирующем факторе.

В связи с этим, еще один аргумент состоит в том, что использование многочисленных лжиц уводит таких людей на скользкую дорожку, т.е., использование разных лжиц создает впечатление, что Святое Причастие может передавать инфекцию, или что Евхаристия – это не подлинное Тело и Кровь Иисуса, и что «скользкая дорожка» неизменно приводит к принятию «ереси», как объяснялось выше. 

По компетентному мнению психологов, реакция человека на стимул больше говорит о человеке, чем о стимуле. При размышлении над словами теологов, духовенства и мирян по обе стороны этой проблемы, мне пришли на ум следующие мысли.

Во-первых, Православные христиане верят, что хлеб и вино, которые раздают во время литургии, становятся Телом и Кровью Иисуса, так что, в некотором смысле, мы «едим Бога». «Эти хлеб и вино – тело и кровь? Это тело и кровь Бога? И вы это едите?  На самом деле?» Все, что мы заявляем об Евхаристии, настолько странно с мирской, секулярной точки зрения, что я не могу понять, каким образом, в какой форме можно изменить мнение кого-либо из тех, кто действительно так считает. Что навело меня на следующую мысль.

У меня часто появлялось ощущение, что протестующие против множества лжиц «протестуют уж слишком рьяно», и я подумал, не является ли одной из причин их слишком ожесточенной реакции тот факт, что их аргумент в пользу единственной лжицы не столько направлен на убеждение других в святости Причастия, сколько на попытки убедить в этом самих себя. В конце-концов, отнюдь не лжица делает Святое Причастие святым.

Какова цель Святого Причастия?

Как свидетельствует само слово (англ. communion – причащение, единение, общение –примеч. переводчика), Святое Причащение – это как средство, так и признак единения. Причащение порождает объединение. Разве не ясно, что там, где  «communion» порождает вражду, конфликты и злобные расхождения во взглядах, творится что-то очень и очень неладное.

За последние шесть месяцев много писали о введении и начале использования Православной церковью лжицы для причащения (например, “A Note on the Communion Spoon” –«Заметки о лжице» and “From One Spoon to Many” «От одной лжицы- к многим»).  Совершенно ясно, что правоверные христиане «традиционно не принимали Святое Причастие через общую лжицу в течение всех двух тысяч лет» (как сказала мне одна женщина), но что единственный и «канонический» метод принятия Святого Причастия  в Православной церкви – это способ, который используют священники по сей день: под двумя видами; принимают Святое Тело в руку и затем пьют из чаши.   

Введение лжицы для раздачи Евхаристии было новшеством, и если подумать об этой новинке, возникают вопросы. Но скорее, чем подвергать вопросу использование большого количества лжиц, можно было бы задать более важный вопрос: «не приводит ли использование лжицы для причащения правоверных к вредоносному разделению между рукоположенными и нерукоположенными Божьими людьми, т.е., не культивирует ли использование лжицы «клерикализм» в Церкви?». По-видимому, использование даже единственной лжицы толкает нас на скользкую дорожку, если мы пожелаем рассматривать все в таком ключе.  

Наше учение состоит не в том, что нас объединяет использование одной  лжицы, но, скорее, как мы молимся в Литургии Св. Василия Великого, — в том, что мы «вкушаем от одного хлеба и Чаши в общении со Святым Духом» (молитва после эпиклезы).

Когда речь идет о боязни инфекции и об обычае, у тех, кто высказывается в пользу одной общей лжицы, можно найти неувязки. В первом случае, священники и епископы годами учили причастников наклонять их головы назад и широко открывать рот, чтобы « Святое Причастие можно было опустить в рот причастников так, чтобы их губы не задевали лжицу».  Не есть ли это молчаливое признание того факта, что через лжицу может  передаваться инфекция? Во-вторых, большое количество лжиц использовали многие годы, особенно в больших приходах и на больших праздниках со множеством причастников, когда Святое причастие раздавали из многих чаш. Если существует такая большая озабоченность соблюдением «буквы» несуществующего закона,  почему нет никаких проблем относительно четкого упоминания Святым Василием «одной чаши»? (По этому поводу один знакомый священник спросил: «если бы у нас были отдельные чаши и лжицы для каждого причастника –это было бы нормально?»).

Одержимость использованием одной лжицы привела к возникновению феномена «погони за лжицей», т.е.,  появились верующие, которые посещают службы в определенном приходе не по принципу принадлежности к определенному приходу, не из-за особой благочестивости епископа или преданности делу священника; не из-за наличия в приходе образцовых Христианских образовательных программ или благотворительной работы в общине; не потому, что их предки, родители и крестные мать и отец были примерными членами прихода с незапамятных времен,  но — из-за ложки!  Что можно сказать о такой общине?  Что есть Причащение без общности?  Насколько я являюсь частью моей общины? Существует ли, боже упаси, мой приход просто для того, чтобы удовлетворять мои личные «духовные» нужды, как я их сам определяю и когда и как я хочу, чтобы они удовлетворялись? Если это так, то, как мне кажется, именно это, а не использование большого количества лжиц является четким доказательством  «протестантского phronema (образа мыслей)».   

Христианская религия – эта вера инкарнации. Мы воплощаем в себе Тело Христа, когда собираемся вместе для поклонения. Что можно сказать о преданности моей местной общине или церкви, если я считаю, что вполне приемлемо не заботиться о своей общине, враждебно критиковать ее, или не посещать свою общину или епископат –из-за какой-то утвари? И что происходит, когда процедура в «своем» приходе нормализуется?

Я никогда не слышал, чтобы Православный епископ или священник намекал на то, что Евхаристия  — это не  истинное Тело и Кровь Христовы. Если практика использования множества лжиц – это истинно «еретическая» практика, (каждому, кто употребляет это ученое слово, следует использовать его правильно; см., например,  эту статью и эту статью, то следует  принимать меры – и быстро! У меня нет сомнений в том, что у правоверных христиан не будет проблем с повиновением, когда и если Церковь –не Джон или Мэри, а Церковь решит, что использование множества лжиц признается  проблематичным. Пока же, как мне кажется, уместность использования множества лжиц при раздаче Святого Причастия, самое большее, остается открытым.

«Гермофобия» (боязнь микробов –примеч. переводчика) – это реальность культуры нашего мира. Многие правоверные христиане годами весьма сдержанно относились к использованию одной для всей общины лжицы, и многие отказывались причащаться из-за этого. Нравится нам это или нет, но таковы факты. Лично я абсолютно убужден и полностью верю в то, что Евхаристия – это истинное Тело и Кровь Иисуса Христа, и что Тело и Кровь Иисуса Христа не могут передать мне болезнь. Я, как и многие священники, причащал людей с инфекционными заболеваниями и употреблял оставшееся без каких-либо нежелательных последствий. Но, «этот вредный парнишка Поль» учит нас, что «человек несомневающийся всегда должен снисходить до человека с сомнениями» (Letter 16, The Screwtape Letters by C.S. Lewis — Письмо 16 из книги К. С. Льюиса «Письма Баламута»—настоятельно рекомендуется прочитать), что «Мы, сильные в вере, должны быть снисходительны к ошибкам слабых и не искать своей личной выгоды. Каждый из нас должен угождать своему ближнему, заботясь о том, что служит к его благу и духовному росту» (к Римлянам, 15: 1-2 , Новый русский перевод).

Очевидно, для изменения метода раздачи Святого Причастия имеется три причины: из-за того, что используемый в настоящее время метод мог бы представлять опасность для здоровья причастников; из-за того, что это предписано гражданскими властями, которые не разделяют нашу веру, и из-за того, что если мы не сделаем это, наш приход, священник или епископат оштрафуют на большую сумму или накажут иным образом. Не учитывая нашу веру в то, что Тело и Кровь Господня не могут причинить нам вред, здесь, в Онтарио, у нас все еще остаются две последние причины. Как заметил один из моих друзей, коптский православный священник, «у нас есть три пути: путь компромисса: изменить метод таким образом, чтобы он не нарушал рекомендации по охране здоровья и, в то же время, не отвергал нашу веру и не отрицал святость тайнства;  путь мученичества: продолжать все, как делали прежде, платить штрафы и подвергаться за это другим наказаниям; и путь отлучения, т.е., не совершать Евхаристию для верующих».

Я уверен, все мы согласны в том, чтобы как можно больше правоверных и как можно чаще принимали Святое Причастие. Уверен, что все мы согласны в том, что если нет веской причины для изменения обычной (не «канонической», не «традиционной», просто обычной) практики раздачи Причастия через единственную лжицу, мы не должны ее менять.  Если, однако, необходимо изменить нашу практику причащения, как мне кажется, самым разумным подходом будет использование множества  освященных лжиц.

Причастие не должно вызывать испуг. Эта пандемия дала всем нам возможность показать, на что мы способны, и, нравится нам это или нет, это касается нас всех. Те, кто потерял работу или бизнес, и те, у кого из-за пандемии возникли проблемы с психическим здоровьем, оценят, если мы как Христиане будем уделять больше внимания и времени на удовлетворение их потребностей и меньше времени на беспокойства, связанные с тем, как принимать Евхаристию из чаши в рот. Но это – вопрос для дальнейшего обсуждения.

В настоящее время, как это очевидно, у нас в связи с пандемией есть множество проблем, касающихся сохранения здоровья и взаимной поддержки друг друга, оставаясь при этом людьми и христианами. Давайте же способствовать не ослаблению, а укреплению наших общинных связей. Когда нас одолевает тревога, желание критиковать и осуждать, когда мы сердимся, нам следует успокоиться, как говороит моя дочь, «принять охладительную таблетку», и внять следующим мудрым словам:

В эти неспокойные времена, что бы ни случилось, …мы никоим образом не должны превозносить себя над другими и критиковать и осуждать различные меры предосторожности, которые предписали нам наши иерархи. Нам следует проявить участие к тем, кто стоит выше нас перед Богом, и нам следует быть благодарными за то, что не нам приходится принимать трудные решения для блага нашей Церкви. Есть столько того, что мы не знаем о пандемии, и так легко осуждать, не зная всего. Поэтому нам надо иметь веру в провидение и благость Божью. Это время дает нам возможность преодолеть трудности и свидетельствовать торжество и красоту Божьей святости.

(ТАЛАНТОН, август 2020 года, Монастырь Св. Григория Паламы, Перрисвилл, штат Огайо).

Аминь!


Отец Богдан Хладио – священник Украинской Православной Церкви Канады, в настоящее время служит в Ошаве, штат Онтарио.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.