ПАТРИАРХ, У КОТОРОГО ДВЕ РОДИНЫ

Славица Якелич (Slavica Jakelić)

18 февраля Сербская православная церковь избрала нового патриарха—59-летнего Порфирия Перича. Новый архиепископ Печский, митрополит Белградо-Карловацкий и Патриарх Сербский, является богословом, который в течение года служил епископом сербской армии, представлял сербские религиозные общины в Совете агентства телерадиовещания своей страны и провел последние шесть лет в качестве митрополита Загребского и Люблянского.

Еще до его избрания те, кто знаком с православным христианским миром, отмечали, что новому сербскому патриарху предстоит трудная работа. Как писал в своем блоге Андрей Богдановский, патриарху придется столкнуться с требованиями об автокефальном статусе Македонской Православной и Черногорской Православной церкви. Хотя эти просьбы не новы—в случае Македонии им более полувека—эта долгая история не делает их менее актуальными. Чтобы затронуть эти вопросы, Порфирию придется разобраться в институциональных и богословских спорах, а также иметь дело с серьезными политическими и территориальными проблемами, которые все еще влияют на жизнь региона.

Работа Порфирия только усложняется, когда мы обращаем внимание на Косово, и сербский патриарх прекрасно это знает. Хотя Порфирий часто воспринимается как модернист, который теперь будет руководить консервативной церковью, в том, что касается Косово, он, скорее всего, будет поддерживать курс своих предшественников. «Косово для нас, — провозгласил он при интронизации, — это пуповина, которая связывает нас с самой сутью нашей идентичности, это «наш завет.» Следует особо указать, что заявление Порфирия прозвучало до второй части обрядов официального введения его в должность, которые еще предстоит совершить в монастыре Печ в Косово.

Вопросы по поводу истинного характера модернизма Порфирия и изменений, которые он захочет или сможет внести, приобретают еще большую серьезность, учитывая огромное влияние на общество, которым пользуется Православная Церковь в Сербии, и особенно долголетнюю и недвусмысленную близость религиозных и политических элит страны. Учитывая возможные последствия, которые может иметь избрание Порфирия для нынешнего президента Сербии Александра Вучича, некоторые журналисты региона поспешили отметить, что Порфирий доказал свою близость к правительству Вучича еще до того, как стал патриархом. Порфирий, как нам говорят, сыграл главную роль в увольнении тех преподавателей богословского факультета Белграда, которые публично заявляли о коррупции и злоупотреблениях в своем учебном заведении. Всего несколько месяцев назад Порфирий публично раскритиковал икону сербского гражданского общества Соню Бисерко, которая выступала в защиту прав человека со времен Милошевича. Резкая критика Бисерко в адрес нынешнего сербского президента, как высказался по этому поводу Порфирий, была неотъемлемой частью хорошо продуманной кампании против правительства и «почти всего сербского народа».

Однако, точно так же, как комментаторы региона и за его пределами подчеркивали, что будущие шаги Порфирия будут сдерживаться внутренними делами  Сербской Православной церкви и тяжким бременем политики и истории, большинство общественных деятелей Хорватии с энтузиазмом и радостью восприняли его избрание. Для них Порфирий как глава Сербской Православной церкви является знаком новых начинаний в отношениях между Хорватией и Сербией, Хорватской католической церковью и Сербской Православной Церковью—отношениях, отягощенных противоречивыми рассказами о страданиях и разрушениях во время войны 1990-х годов в Хорватии, различными отчетами о роли Католической Церкви во время нацистского марионеточного режима Усташи во Второй мировой войне и о численности сербов, убитых в то время.

Несмотря на такие долголетние распри и недавние ожесточенные конфликты между Хорватией и Сербией, любой, кто знаком с пребыванием Порфирия в должности митрополита Загребского и Люблянского, не удивляется мощной поддержке и высоким ожиданиям в ссвязи с его новой ролью. За последние шесть лет в Загребе Порфирий стал известен не только благодаря активному присутствию в жизни хорватской столицы и этой страны, но и еще более активному участию в создании возможностей для диалога. В течение двух лет он был тихой движущей силой ежемесячных встреч общественных деятелей всех слоев общества— мыслителей-христиан, а также мыслителей-агностиков и атеистов, политических и религиозных лидеров, ученых и публичных интеллектуалов, активных сторонников феминизма и журналистов—во время которых обсуждались социальные, этические и политические вопросы и которые стали известны как «круги Порфирия». Благодаря его роли в предоставлении пространства и организационного стимула для этих кругов, Порфирий заслужил уважение и доверие многих, по словам бывшего президента Хорватии и участника этих кругов Иво Йосиповича, как человек мудрый и мягкий. Прежде всего, Порфирий стал известен своей недвусмысленной приверженностью экуменизму. В своем первом публичном выступлении в качестве митрополита Загребского и Люблянского Порфирий заявил, что «он серб, но прежде всего…христианин, и это является общечеловеческой ценностью». В другом случае, как и в своих конкретных гуманитарных действиях во время недавних землетрясений в Хорватии, он подтвердил универсальность христианства как «веры любви и мира», отстаивая равенство всех людей и утверждая задачу Церкви как служителя «мира и единства».

Тем не менее, в значении, которое придает экуменизму Порфирий, следует обратить внимание не на христианский богословский язык универсальности и христианского единства: эти литературные тропы стали обычным явлением в дискуссиях об экуменических начинаниях. Что требует более тщательного изучения и чем пренебрегают  в большинстве отчетов о работе Порфирия, это его рассуждения о привязанности к людям, с которыми он знакомился и работал, живя в Загребе. Как писал хорватский журналист и друг Порфирия Драго Пилсель, в самый священный момент своего становления новым Патриархом Сербской Православной церкви, в центре Белграда, Порфирий объявил, что Хорватия стала его «второй родиной». Люди Хорватии и  Словении, с которыми он встречался как митрополит, по его словам, стали для него образцом для подражания: они стали для него образцом того, что он будет стремиться  взрастить «в ближайшие годы».

В случае с Порфирием конкретный опыт совместного проживания и активной  вовлеченности в диалог с гражданами самой разной национальной принадлежности и онтологических убеждений, чувство укорененности в местах проживанияи принадлежности к определенным группам людей—все это не отняло у нового патриарха приверженности экуменизму, а усилило ее. Если новый лидер Сербской Православной церкви откроет новую главу в отношениях между православным христианским миром и Римско-католической церковью, то истинные истоки экуменических устремлений Порфирия будут исследоваться религиоведами и богословами. И я бы сказала, что потребуются другие, более открытые аналитические инструменты и нормативные подходы, чтобы понять, как идеи христианского диалога и единства могут возникнуть не из оппозиции, а из пересечения христианского богословского универсализма и особой привязанности и принадлежности человека.


Славица Якелич-почетный профессор гуманитарных наук Университета Вальпараисо имени Ричарда Бэплера. Она является автором «Коллективистских религий» и в настоящее время работает над двумя книгами: «Плюрализация гуманизма» и «Этические национализмы».

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.