БОГОСЛОВИЕ И ЛЖЕ-БОГОСЛОВИЕ В ЭПОХУ ЦИФРОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Джон А. Монако (John A. Monaco)

Едва ли можно сомневаться в том, что мы живем в «цифровой век», в эпоху, характерная черта которой — переход к виртуальному и электронному. Пандемия COVID-19 лишь ускорила эту тенденцию, доведя ее до точки невозврата. Что касается церкви, приходы оборудуются для прямой трансляции богослужений, и необходимость иметь функционирующий и обновляемый веб-сайт никогда еще не была такой настоятельной. С академической точки зрения, основной тенденцией – мейнстримом — стало виртуальное обучение, наряду с конференциями и вебинарами, в которых ученые могут принимать участие, не выходя из дома. Среди шквала этих инноваций роль одного изменения получила мало внимания: это роль богословского образования в цифровую эпоху.

С момента своего становления христианство активно осваивало средства массовой информации, необходимые для эффективной коммуникации. Вот почему, например, святой Павел писал и посылал  письма в различные церковные общины, чтобы передать свое послание, а не делал рисунки на стенах пещеры. От написания писем до создания сложных богословских трактатов, до радио и телевидения, до современного  Интернета, христианские лидеры считали, что необходимо использовать лучшие формы коммуникации, чтобы распространять Благую Весть. Но демократизация Интернета, тот факт, что любой желающий может создать и вести блог или загрузить видео, имела печальные последствия для богословского образования. Хотя лжеучители существовали всегда, никогда прежде такие учители не могли дотянуться до миллионов душ за считанные секунды.

При этом, в цифровую эпоху параллельно существуют и богословие, и псевдо-богословие. Я имею в виду то, что одни и те же каналы, используемые для продвижения подлинного и хорошо изученного богословия, также используются, и нередко в большем количестве и более активно, для продвижения ложного, бессодержательного «богословия», которому не хватает базовой и фундаментальной обоснованности. Стоит только набрать для поиска на YouTube «Православное христианство», и найдутся самые разные «эксперты в кресле» (возможно, тут автор с иронией упоминает развлекательный подкаст  «Armchair experts» — «В нашем кресле – эксперты», где интервьюируют актеров, журналистов и ученых – примеч. перев.), которые распространяют самые заурядные заблуждения среди десятков тысяч своих зрителей. Не имея надлежащего богословского образования и обучения, они говорят своим слушателям, что крещение не тройным погружением «недействительно», что католическое и православное сообщества разорвали отношения из-за «схоластицизма» (не зная о существованиии собственной схоластической традиции Православия), а также перепевают старые, набившие оскомину споры о папстве, Мариологии и экуменизме. В различных социальных сетях псевдо-богословие мгновенно распространяется через твиты и мемы, в то время как монографии и тщательные исследования пылятся нетронутые на полках.

Хотя такие полемические и мало обоснованные взгляды ни в коей мере не являются новыми для нашего века, тревожит то, как множатся и как влияют эти взгляды на широкую аудиторию. Например, одна конкретная, популярная в Интернете, личность, которая фактически стала публичным лицом «Православия» на Западе, загружает десятки видео, которые часто отражают такой неисторический, близорукий взгляд на Православие, который тридцать лет назад можно было бы найти в брошюрах маргинальных сообществ. Если рассуждения одного ученого о естественном богословии в православной традиции набрали меньше 1400 просмотров, видео вышеупомянутой, популярной в Интернете, личности, подвергающей диффамации Рим, экуменизм и идолопоклонство католиков, достигло 30 000 просмотров и подсчета голосов. Если презентация приходского священника под названием «Гей-иконоклазм»: вести борьбу против радикальной ЛГБТ-повестки» набрала 78 000 просмотров, то более проработанная и специализированная дискуссия об однополой идентичности и православной традиции набрала менее 400 просмотров. Нередко случается, что в разделе комментариев можно увидеть высказывания тех, кто приписывают свое обращение в Православие этим популярным ораторам. Я лично сталкивался со многими людьми, которые больше приписывают свое обращение каналам на YouTube,  чем своему подлинному жизненному опыту в приходской общине.

Сегодня не существует  недостатка в православных богословах, но существует недостаток интереса к их научным знаниям. Существует глубокий разрыв между работой этих ученых и содержанием, которое потребляется большинством. Разумеется, основной целевой аудиторией ученого сообщества всегда были сами ученые, и всегда найдутся специализированные сообщества. Но в настоящее время отнюдь не те, кто соответствующим образом подготовлен и способен преподавать православное богословие, являются главными учителями для большинства православных христиан. Даже сами пастыри, которые когда-то считались главным источником знаний и образования для среднего приверженца Православия, потеряли свое влияние из-за цифровой эпохи. Вместо того, чтобы православные христиане воспитывались священником или духовным отцом местного прихода, сегодня они больше подвергаются влиянию незнакомых людей в Интернете, которые претендуют на то, что они — авторитетные учителя  веры, и чья искушенность в области цифровой коммуникации прельщает нестойкие умы. Иначе говоря, вполне возможно, что тот, кто  рассматривает для себя православное христианство, получает в качестве основных воспитателей и учителей «авторитетов» и личностей из Интернета, многие из которых не обладают научной, духовной или моральной дисциплиной, необходимой для обучения вере. При этом, большинство православных богословов продолжают писать для академии и часто остаются в изоляции в своих, так сказать, башнях из слоновой кости. Когда же они все-таки решаются выйти из академии на публику, их подвергают насмешкам и называют инославными.

Наш цифровой век также называют веком информации из-за огромного объема материала, который становится доступным при простом щелчке мыши. И, несмотря на всю пользу этого, при подобном неограниченном доступе к информации может возникнуть опасность. Если в прошлом, прежде чем преподавать, нужно было изучать философию и богословие, то нынешний век изобилует неподготовленными  учителями, которые сами никогда по-настоящему не изучали материал, на знание которого они претендуют. Доступ к такой информации, как работы Отцов Церкви или каноны Церкви, не обязательно означает, что человек понимает информацию, которой он обладает. И все же, на цифровом рынке идей лучше всего слышно тех, кто громким выкрикиванием простых банальностей заглушает тех, кто обладает добросовестной аргументацией и объяснениями. Поскольку современный мир продолжает использовать цифровые  технологии, крайне важно, чтобы православные богословы работали с широкой публикой. Частью того, что помогает победить в этой битве, является необходимость   проявлять себя, и до тех пор, пока не вырастет число богословов, которые будут сознательно вступать в противоборство с этим лже-богословием непосредственно в социальных сетях, этот процесс и дальше будет оставаться односторонним.


Джон А. Монако-докторант богословского факультета Университета Дюкен.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.