ЧЕМУ ПАЛАМА МОЖЕТ НАУЧИТЬ НАС В ОТНОШЕНИИ ТРОЛЛЕЙ

Мэтт Каппадакуннель (Matt Kappadakunnel)

Троллинг в Интернете стал, к сожалению, обычным явлением даже в христианских кругах. Хотя временами тролли – это известные личности, которые дразнят людей, провоцируя возмущение и споры, в настоящее время наблюдается тенденция к  появлению в социальных сетях анонимных аккаунтов, которые предлагают в качестве фото «пользователя» (в качестве аватарки — примеч. перев.) изображения святых, в то же время выдавая такие ответы на сообщения, которые отнюдь не являются святыми.

В прошлом месяце сестра Васса Ларин принимала на своем YouTube-канале «Кофе с Вассой» профессоров Джорджа Демакопулоса и Аристотеля Папаниколау; обсуждалась деятельность  «Публичного православия» и является ли она «приспособленческой».

Как можно было ожидать, тут же проявили себя тролли.

Не вдаваясь в особенности характера интернет-троллинга, следует отметить, что троллинг не только предшествовал появлению социальных сетей, можно обнаружить, что он переплетается с историей христианства. Даже искушение Иисуса в пустыне было неким видом троллинга (ср. от Матфея 4:1-11).

Совсем недавно я обнаружил святого, который тоже имел дело с троллем. Написание статьи о Ночном бдении подвигло меня на то, чтобы уделить время писаниям  Св. Григория Паламы, а именно его труду «Святая Исихия (святое уединение, молчание): безмолвие, которое знает Бога». Там я узнал о встрече святого с троллем (17).

В 1300-х годах монах и ученый, известный как Варлаам Калабрийский, решил использовать свой западный интеллектуализм, чтобы бросить вызов православным ученым в Константинополе и доказать свое превосходство над ними. После того, как ученые из Константинополя  с легкостью одержали над ним верх, Варлаам, как я думаю, попытался усмирить свое оскорбленное самолюбие, бросая вызов монахам-исихастам и заявляя, что их духовные практики еретические. Поскольку,  в отличие от монахов-исихастов, он был ученым,  Варлаам, вероятно, решил, что он будет доминировать в этой дискуссии.

Однако Варлаам недооценил Григория Паламу, который оказался в высшей степени достойным противником. Во-первых, Палама в частном общении указал Варлааму на его ошибки в понимании исихии. Однако, когда приложенные Паламой усилия не подействовали на умонастроение Варлаама, Палама создал свои Триады «В защиту Святой Исихии» (18). По словам о. Иоанна Мейендорфа, «Григорий Палама направил всю свою полемику против Варлаама Калабрийского на вопрос «эллинской мудрости», которую он считает главным источником заблуждений Варлаама» (Мейендорф, «Византийское богословие»).

Оглянувшись назад, посмотрим,  какая мотивация была у  Варлаама? Его деятельность в Константинополе предполагает, что он стремился громко заявить о себе. В той мере, в какой эти усилия Варлаама при  попытках спорить с местными учеными оказались тщетными, я полагаю, что его  его конфликтный характер,  настрой на конфронтацию, как у троллей из Интернета, привели его к попытке искупить свои грехи за счет монахов-исихастов. Поэтому я считаю, что Варлаам, как и современные интернет-тролли, действуют подобным образом из-за чувства неуверенности в себе.

Обсуждая ошибки Варлаама, Палама создал для нас этот блистательный текст об исихастской  (Иисусовой) молитве: беседу о встрече с Богом, который является Нетварным Светом, через молитву тишины и сердечного безмолвия. Мы также узнаем от Паламы, что исихазм — это только средство, целью же является обожение. «Обожествление выше всякого имени. Вот почему мы, много писавшие об исихии, никогда до сих пор не осмеливались писать об обожении” («В защиту святой исихии», Книга третья 1.32).

Иногда, как в этом примере, полемика с троллем  может чему-то научить, пополнить знания  оказавшихся при этом людей. Однако, учитывая особенно ненасытную потребность троллей нападать, глумиться и навязывать свою волю, здесь очень важно проявить мудрость, бдительность, чтобы застраховать себя от того, чтобы, вовлекаясь в обсуждение, не поддаться на бессмысленную трату времени.

Этот спор, в котором Константинопольский синод поддержал Паламу, никак не изменил позицию Варлаама. Часто, независимо от того, сколько времени мы ведем словесную баталию с троллем, тролль может не проявить готовность к принятию истины или изменению своих представлений. На деле, ответы троллю могут только подпитывать их и разжигать его злость, одновременно лишая нас  покоя и высасывая из нас энергию.

Поэтому проницательность страхует нас от попадания в ловушку тролля. Практика различения, которую предлагает Палама, основана на бдительности (νῆψις). Палама побуждает нас к тому, чтобы при помощи бдительности устранять все, что мешает нашим мыслям обратиться к Богу. Когда мы получаем отклик тролля в режиме «онлайн», наша импульсивная реакция на это – ответить ему сразу же. Палама призвал бы нас  помедлить и сосредоточиться. В его понимании бдительность включает  такое важное качество, как самоконтроль («В защиту святой исихии», Книга первая 2.2.).

Когда мы потратим некоторое время на то, чтобы погрузиться в тишину и ощутить спокойствие, такое, что может идти только от Бога,  мы сможем обратиться к Богу, Нетварному Свету, с вопросом о том, как ответить троллю. Мы отрешаемся от гнева и гордыни, которые могут возникнуть в наших сердцах как реакция на нападки этого тролля, и позволяем Божьей любви проникнуть в наше существо и преобразовать негативный опыт в опыт единения с Богом. И в этом единении мы сможем понять главное – отвечать ли троллю. Даже если мы решим ответить, это можно сделать с помощью беспрестанной молитвы и в единении с  Троицей передать исполненный любви ответ. Также в соответствии с тем, чему учит нас Троица, мы можем невозмутимо реагировать на то, как тролль отвечает на наши усилия.

В конце концов, тролли — это люди, которых любит Бог, люди уязвленные, которые нуждаются в Божьей исцеляющей любви. При этом, они утоляют свою боль троллингом. Двайте не будем так низко падать вместе с ними, но будем для них средством  исцеления, указывая им на воскресшего Христа.

О тролли Твиттера,
Посмотрите на Лицо Христа
И вы будете спасены.


Мэтт Каппадакуннел – специалист по финансовым вопросам, проживающий в Лос-Анджелесе с женой и двумя маленькими детьми. Он принадлежит к Сиро-Малабарскому восточному католическому обряду и имеет родственные связи с Маланкарской якобитской Сирийской Православной церковью. Ранее Мэтт несколько лет учился на католического священника, закончив аспирантуру в Фордхэмском университете. Он окончил Крейтонский университет и является дипломированным финансовым аналитиком .