ЗЕЛЕНЫЙ ПАТРИАРХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ГРЕХ

Крис Дюранте (Chris Durante)

В этом году исполняется 30 лет со дня интронизации Патриарха Варфоломея I во Вселенский Константинопольский Патриархат в 1991 году. Как известно, Патриарх Варфоломей получил неофициальный титул «Зеленого Патриарха» за его давнюю приверженность вопросам среды обитания. Недавно он отметил начало 2021 года, проведя с 26 по 28 января IV-й Экологический саммит в Халки. Начиная с 2012 года, саммиты в Халки стали самыми последними подтверждениями приверженности Патриарха охране окружающей среды и являются частью длинной череды экуменических, межконфессиональных и междисциплинарных конференций, которые он проводил по экологическим вопросам с начала своего Патриаршества. Одним из переломных моментов, благодаря которому Варфоломей получил свое экологическое прозвище, было то, что он впервые высказал идею экологического греха, выступая с речью в Санта-Барбаре, штат Калифорния, в 1997 году. Он утверждал, что:

Когда люди способствуют вымиранию видов и уничтожению биологического разнообразия Божьего творения… Когда люди нарушают целостность Земли, вызывая изменения в ее климате, лишая Землю ее естественных лесов или уничтожая ее водно-болотные угодья… Когда люди причиняют вред другим людям болезнями, когда люди загрязняют воды Земли, ее почву, ее воздух и ее жизнь ядовитыми веществами… Это грехи.

(ВЫСТУПЛЕНИЕ НА ЭКОЛОГИЧЕСКОМ СИМПОЗИУМЕ, ГРЕЧЕСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ ВАРВАРЫ, САНТА-БАРБАРА, КАЛИФОРНИЯ, 8 НОЯБРЯ 1997 Г.)

  Однако, что такое грех? По-гречески слово «грех» — амартия, что буквально означает «промазать, не достичь цели». Грех как амартия имеет смысл в рамках телеологической, или целенаправленной, этики, и поэтому мы могли бы сказать, что совершить «грех» означает не достичь наших личных и общегражданских  целей стать добродетельными людьми, стремящимися к хорошей жизни в прекрасных сообществах, поскольку мы стремимся к близости и единению с божественным. Другими словами, концепция греха не обязательно подразумевает нарушение закона, но также говорит о целях, которые мы преследуем, об образе мышления, который мы принимаем, и о типе этики, развитию которой мы способствуем как личности и как сообщества; все это влияет на то, как мы относимся друг к другу, к природной среде и к божественному.   

Сравнительно недавно, в 2015 году, Патриарх Варфоломей говорил о «необходимости расширить нашу узкую и индивидуалистическую концепцию греха» [1]. Замечание Патриарха Варфоломея обращает внимание на тот факт, что на грех способны не только отдельные люди, но и коллективы. Мы часто признаем феномены групповой деятельности и общинного самосознания, а также общие цели, ценности и характеристики, которые они воплощают в себе. Когда вся цивилизация придерживается общей системы ценностей и придерживается общих моделей поведения, которые приводят к общим склонностям, привычкам и образу жизни, мы можем назвать это цивилизационным этосом. Управление моделями мышления и поведения, ценностями и идеалами, которые определяют этос цивилизации, помогают определить, будет ли эта цивилизация действовать греховно и не достигнет цели, придя к хорошей жизни, или она будет вести добродетельный образ жизни.

В 2009 году Патриарх Варфоломей утверждал, что «первопричина нашего экологического греха кроется в нашем эгоцентризме и ошибочном порядке ценностей, которые мы наследуем и принимаем без какой-либо критической оценки» [2].  Вероятно, главной причиной нашей экологической греховности является наш личный и цивилизационный эгоизм и наша неупорядоченная система ценностей, которая, по-видимому, основана на стремлении к пороку, а не к добродетели. Это по большей части объясняется тем, что наш современный цивилизационный этос пронизан экономическим пониманием личности и благополучия, которое направлено на бесконечный материальный и финансовый рост за счет этического и психодуховного созревания. В результате мы часто преследуем сиюминутные удовольствия и краткосрочные цели, а не принимаем во внимание долгосрочные выгоды в нашей повседневной жизни. Вместо того, чтобы руководствоваться  христианскими добродетелями благоразумия, умеренности, мужества и справедливости как глобальная цивилизация—особенно в промышленно развитом мире—мы позволили себе руководствоваться пороками алчности под видом экономического роста и обжорства под видом максимального потребления и обогащения.

Оценка чрезмерного потребления и постоянного промышленного развития, способствующего дальнейшему  финансовому росту, являются неотъемлемыми чертами неоклассической экономики—особенно в ее неолиберальной форме, которая пустила корни в конце 1970-х и начале 1980-х годов [3]. Ценности неоклассической экономической парадигмы как преобладающей экономической модели глобального общества оказывали глубокое влияние на наш глобальный цивилизационный этос на протяжении большей части прошлого столетия. Ценности этого этоса настолько утвердились в нашей психике за последние несколько поколений, что в настоящее время для большинства людей именно ценности этой экономической парадигмы преобладают в управлении их социальной жизнью и формировании их повседневного образа жизни, а не добродетели и ценности христианской традиции. Выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 1999 году, Патриарх Варфоломей заявил:

Высшая цель, к которой стремится человечество — это не экономическое обогащение или экономическая экспансия…Мы не можем жить только за счет экономического развития, но мы должны стремиться…к ценностям и принципам, которые выходят за пределы экономических проблем. Как только мы признаем это, экономика станет слугой человечества, а не его хозяином.

(ВЫСТУПЛЕНИЕ НА ЕЖЕГОДНОЙ ВСТРЕЧЕ ВСЕМИРНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФОРУМА В ДАВОСЕ, 1999 ГОД: ПРАВОСЛАВИЕ СЕГОДНЯ)

Наш слишком узкий взгляд на человеческое процветание, определяемое прежде всего с точки зрения финансового и экономического успеха, привел к тому, что человечество упустило возможность устойчивой жизни в нашем живом биосферном доме, или oikos (греч. дом). Глобальная цивилизация, особенно в промышленно развитом мире, должна, наконец, признать, что экономическая система, которой мы все придерживаемся, увековечивает пороки чревоугодия и корыстолюбия и что придерживаясь ее моделей и ценностей, мы разрушаем экосистемы во имя экономического развития и наносим вред здоровью людей, которые живут в них, во имя финансового благополучия процветания. Мы должны прийти к пониманию того, что продолжать вести бизнес как всегда, без изменения наших экономических моделей и процессов производства и потребления — значит увековечить один из главных источников нашего экологического греха. В связи с этим Патриарх Варфоломей заявил, что миру действительно нужна подлинная metanoia (метанойя), или «покаянная смена убеждений» в самом экзистенциальном смысле этого термина, которая повлекла бы за собой экологическую трансформацию личного образа жизни каждого человека, а также общечеловеческих моделей поведения, основанных на новом цивилизационном этосе. Варфоломеей заявляет:

Нам нужен новый подход к представлению о нас самих, к нашим отношениям с миром и с Богом. Без этого революционного «изменения мышления» все наши проекты по охране среды обитания, какими бы благими намерениями они ни руководствовались, в конечном счете останутся неэффективными.

(СООБЩЕНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ЭТИКЕ, РЕЛИГИИ И ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ, УНИВЕРСИТЕТ ШТАТА ОРЕГОН, 5 АПРЕЛЯ 2009 Г.)

В конечном счете, мы должны прислушаться к призыву Варфоломея и развивать этос, основанный на искреннем чувстве принадлежности к более широкому экологическому сообществу и сообществу разных поколений, и найти способы, с помощью которых наше социально-экономическое мышление может выйти за пределы финансовых соображений, чтобы включить подлинное благополучие человека в то, как мы определяем, что для нас лучше всего; не только для наших банковских счетов, но и для наших будущих поколений и нашего живого планетарного дома. Хорошим началом нашего пути к экологически устойчивому будущему было бы возвращение к традиционным христианским добродетелям благоразумия, умеренности, стойкости и справедливости как мерилу совершенства, а также к общинному и родственному духу, который сопровождал его.


[1] Вселенский патриарх Варфоломей. Экология, экономика и экуменизм в журнале TIME, 18 июня 2015 года. Эта статья появилась на фоне созыва Парижского соглашения по климату и издания энциклики Папы Франциска: Laudato Si.

[2] Послание Вселенского Патриарха Варфоломея на Международной конференции по этике, религии и окружающей среде, Университет штата Орегон, 5 апреля 2009 г.

[3] Слишком часто мы хотим верить, что все наши поступки или поступки наших недавних предков являются и являлись хорошими и благородными из-за психологического удовлетворения и удовольствия, которые от этого получаем. Мы должны прийти к пониманию того, что можем продолжать любить наших предков даже после того, как осознаем, что они согрешили.


Крис Дюранте, доктор философии, степень магистра, магистр наук, является адъюнкт-профессором богословия в Университете Святого Петра в Нью-Джерси, научным сотрудником Кафедры ЮНЕСКО по биоэтике и правам человека в Риме, Италия, а также научным сотрудником проекта  «Новые видения в теологической антропологии» Школы богословия при Сент-Эндрюсском университете в Шотландии, Великобритания. Доктор Дюранте также участвовал в проекте «Экологизация православного прихода» Греческой православной архиепископии  Америки.

Это эссе представляет собой очень сжатую версию и выражает идеи, первоначально изложенные в статье доктора Дюранте под названием «Экологический грех: этика, экономика и социальное покаяние», которая появилась в томе 3, выпуск 2 Журнала православных христианских исследований в декабре 2020 года.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.