Экуменизм и межрелигиозный диалог

Папа Франциск на Кипре и в Греции

Опубликовано: 10 декабря, 2021
👁 19 просмотров
Рейтинг читателей:
0
(0)
Время прочтения: 4 мин.

Поездка папы на Кипр и в Грецию (2-6 декабря 2021 года) свидетельствовала о проявлении внимания Франциска не только к Средиземноморью, которое также было в центре внимания его первой поездки (Лампедуза, июль 2013 года), но также и к Восточному Православию как спутнику католической Церкви, которая все более испытывает влияние айдентитарной и националистической напряженности в Европе и во всем мире.

Эта поездка имела разные и взаимосвязанные аспекты. Так, в ее экуменическом аспекте уделялось особое внимание Восточным Православным Церквам, следуя курсу ключевого партнерства с 2013 года между Франциском и Вселенским Патриархом Константинопольским, Его Святейшеством Патриархом Варфоломеем. В гуманитарном аспекте Святейший Престол прилагал немалые усилия к тому, чтобы привлечь внимание к многочисленным кризисам на многих фронтах в этом районе, что усугубляло многолетнюю миграцию из Африки в Европу. В последнее десятилетие ухудшение ситуации в области безопасности, социально-экономической и экологической ситуации во многих странах, находящихся в прибрежных зонах западного, центрального и восточного Средиземноморья, сделало mare nostrum узким местом в потоке людей, которые бежали от войн и из несостоявшихся или полу-состоявшихся государств в Африке, на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Имелся и политический аспект: Франциск, как откровенный противник всяческого национализма и популизма, теперь приезжает в Грецию, родину демократии (хотя и не либеральной и конституционной демократии), чтобы призвать Европу и международное сообщество к выполнению своего морального долга. Наконец, на заднем плане просматривается церковное, внутри-католическое измерение, которое для Франциска всегда должно относиться к тому, что католики делают сверх всего.

Папа Франциск посетил лагерь беженцев на Лесбосе пять с половиной лет назад, 16 апреля 2016 года, и его возвращение на Лесбос в декабре 2021 года помогает нам понять значение того года на мировой религиозной и политической арене, прослеживая быструю последовательность событий: встреча с Патриархом Московским Кириллом в Гаване, Куба; выборы Дутерте на Филиппинах; Всеправославный Собор на Крите; референдум о Брексите; неудачная попытка государственного переворота в Турции; выборы Дональда Трампа после предполагаемого вмешательства российского правительства во время президентской кампании.

На всех этих фронтах ситуация ухудшилась, и Франциск честно, если не резко, говорил об этом в своих выступлениях на Кипре, в Афинах и на Лесбосе.

Что касается экуменического вопроса, то эта поездка подтвердила, что Франциск черпает гораздо больше вдохновения у Православных Церквей и из традиции восточного христианства, чем из протестантской традиции. Но нелиберальный и в то же время неинтегралистский католицизм Бергольо-Франциска поставил его ближе к Православной Церкви меньшинства, подобной той, которую олицетворяет Константинопольский Патриарх, чем к Русской Православной Церкви в режиме путинизма (во время пресс-конференции на борту самолета папа рассказал о работе по подготовке второго саммита с Патриархом Московским Кириллом). В то же время этот визит на Кипр со всей очевидностью показал, что «активный нейтралитет» папства Франциска все чаще подвергает Ватикан риску втянуться не только во внутри-православные споры (Украина), но и в напряженные отношения между Православными Церквами и государственными субъектами (Турция).

В гуманитарной сфере Франциск посмотрел сам и заставил взглянуть нас на тяжелое положение мигрантов и беженцев в Средиземноморье: тех, кто находится в лагерях, и гораздо большего числа других, которые погибли в море. В других частях континента есть новые Лесбосы и новые Лампедузы (на границе Беларуси и Польши, в Ла-Манше, в Сеуте и Мелилье). Гуманитарный аспект перекликается с политическим. Франциск предпочел говорить о новом веке стен на Кипре, который придал стенам множество значений — разделение между различными религиозными, национальными и международными сообществами, о которых шла речь. То, как разделенный Кипр находится в подвешенном состоянии между Европейским союзом и политическими перифериями старого континента, похоже на то, как ряд стран Европы оказывается в неопределенном настоящем и будущем в отношении членства в международном альянсе. История отношений между культурами и религиями соседних стран говорит многое о возможных последствиях того, что одна страна выберет или ее вынудят выбрать ту или иную сторону барьера – не только относительно ЕС, но и НАТО, и выбора между США и Россией (особенно Украиной, Турцией).

Что касается внутри-католического вопроса, Франциск пытается переосмыслить католическую консервативную мантру двадцатилетней давности (в контексте дебатов о Конституции ЕС) по поводу «христианских корней Европы» в стороне от цивилизационного и идентитарного мотива и преобразовать их в новый завет на старом континенте между религиозными традициями и laicitè (хотя и не во французском понимании этой концепции).

Все эти аспекты содержат прямые сигналы для католической аудитории. Когда Франциск говорил об опасности жизни в мире стен, его слова прозвучали как напоминание для международных политических отношений, для католико-православного экуменического диалога, а также для внутри-католических отношений, которые с 2016 года (года публикации Amoris Laetitia) столкнулись с беспрецедентной оппозицией, направленной против самой легитимности понтификата, и сделали нормой разговоры о расколе.

За последние несколько лет Европа и европейский католицизм стали восприимчивы к американским культурным войнам, а Восточное Православие стало частью этого глобального политико-религиозного cause célèbre, происходящего из России и США. Как светские европейцы, так и европейские католики едва ли восприимчивы к призывам Франциска о защите демократии, благоприятной для мигрантов. Уход Меркель с поста канцлера Германии оставляет Франциска в еще большем одиночестве. Этот понтификат продолжает представлять собой Второй Ватиканский собор, экуменический оптимизм в отношении возможного сосуществования различных идентичностей в нейтральном секулярном пространстве. Но это изложение возможного успешного примирения между церквами и конституционной демократией больше не является общепризнанным, даже в Западноевропейском и Американском (северном и южном) католицизме. После падения Берлинской стены и с 1990-х годов Североамериканские и Восточноевропейские Церкви (как католические, так и православные) представляют глобальное христианство и папство с теми эмоциями и учетом недавнего прошлого, которые очень далеки от универсализма 1960-х годов, который все еще воплощает Святейший Престол. У церквей Африки и Азии ситуация еще более сложная.

Поездки Франциска являются попыткой соединить церковную и гражданскую ткань, рискующую разорваться в областях, которые являются ключевыми для самопонимания как католицизма, так и Восточного православия. Франциск делает это таким образом, что кажется, будто этот понтифик пытается построить чересчур длинный мост.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

About authors

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.