«Гонка» России за Африку и ее Церковь
геополитическая перспектива

Кирилл Говорун (Cyril Hovorun)

29 декабря 2021 года Священный Синод Московского патриархата вынес решение создать российский экзархат с охватом всего Африканского континента. Экзархат должен состоять из двух епархий: одна — для Северной и одна — для Южной Африки. Титул епископа Северной Африки определяется как «Каирский и Северо-Африканский».

Многие посчитали это решение нарушением древних прав Александрийского патриархата. Еще в 325 году в каноне Первого Вселенского Собора в Никее, который принял универсальный христианский символ веры, говорилось: «Должны сохраняться древние обычаи, принятые в Египте, Ливии и Пентаполе, дабы александрийский епископ имел власть над всеми сими, понеже и римскому епископу сие обычно». Иными словами, Никейский собор подтвердил территориальный суверенитет Александрийской церкви по аналогии с территориальным суверенитетом Римской церкви. Действительно, с начала столетий две церкви следовали по одному пути развития своих административных структур и прерогатив. Иногда Александрийская церковь подавала пример своим римским собратьям. Например, архиепископов Александрии называли «папами» за столетие до того, как епископы Рима приняли этот титул.

Решение российского Синода, принятое в последние дни 2021 года, фактически отменило эту и некоторые другие нормы древней церкви. Синод обосновал свое решение заявлением о том, что папа Александрийский поддержал раскол — припомнив предстоятелю вновь учрежденную автокефальную Православную Церковь Украины. Эта церковь получила признание благодаря томосу, выданному Вселенским Патриархатом три года назад, в январе 2019 года.Три другие православные церкви последовали этому примеру: церковь Александрии, Греции и Кипра. Русская Православная Церковь не признала это и пригрозила серьезными последствиями тем церквам, которые осмелятся поддержать Вселенский Патриархат. Москва в одностороннем порядке разорвала связь с Константинополем, Александрией, Афинами и Никосией. Однако, в настоящее время Александрийский патриархат снова в самой жестокой форме подвергался репрессиям. 

Большинство наблюдателей согласны с объяснениями Русской церкви о том, что причина ответных мер — это признание украинской церкви. Я считаю, что это не причина, а отговорка. Причину можно увидеть в более широком контексте продвижения России на Африканский континент.

После успеха Китая в том, что можно считать реколонизацией Африки, Россия поспешила воспользоваться шансом получить долю в том, что она рассматривает как вторую гонку за Африку. По всей видимости, восточные авторитарные режимы пытаются заполнить на континенте брешь, оставленную западными демократиями.

Чтобы закрепиться на африканской земле, авторитарные режимы должны что-то предложить местным органам власти и местной экономике. Россия не может предложить инвестиции и проекты в области инфраструктуры такого же масштаба, как китайские. Правда, она может предлагать взятки, как это делается в Европе и других странах, но этого, по-видимому, недостаточно.

Тем временем в Восточной Европе и на Ближнем Востоке г-н Путин приобрел уникальный навык защиты авторитарных и жестоких режимов от их собственных народов и от усилий Запада в области демократизации. Он достиг успеха в защите диктаторов в таких странах, как Сирия, где убедительно продемонстрировал, что американские «красные линии» — не что иное, как пустые разговоры. Совсем недавно он предлагал аналогичные услуги репрессивному режиму в Беларуси. По-видимому, теперь Казахстан будет следующим в очереди на его услуги.

Складывается впечатление, что немало африканских лидеров, стиль управления которых не слишком отличается от стиля г-на Асада или г-на Лукашенко, заинтересовались умением Путина защищать непопулярные режимы от общественных беспорядков и превращать демократические процедуры, такие как выборы, в их имитацию. И российский лидер готов поделиться своим политическим ноу-хау и обеспечить его применение с помощью российских полувоенных формирований.

Решив рискнуть в Африке, Путин использует не только свои полувоенные формирования, но и Русскую Православную Церковь. Именно мягкая сила путинского режима может помочь ему укрепить российское присутствие в Африке. Ранее Русская Церковь имела некоторое присутствие в Африке, проявляя там пастырскую заботу о русских эмигрантах. Она имела свои представительства в Египте, Марокко, Тунисе и Южной Африке. У Москвы было на это согласие Александрии. Теперь Русская Церковь хочет заменить Александрийский патриархат в заботе о коренных африканских православных, которые составляют небольшую, но заметную группу на религиозной карте континента.

Русская церковь утверждает, что она расширяет свою деятельность в Африке во имя древних канонических норм. Ирония, однако, заключается в том, что такие нормы жестоко нарушаются в интересах более широкого представительства. Такое нарушение можно объяснить только если существуют более высокие политические ставки, что в данном случае представляет попытку новой «гонки за Африку».


Архимандрит Кирилл Говорун является преподавателем экклесиологии, международных отношений и экуменизма в Духовной академии Санкт-Игнатия.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.