Раскол как состояние небытия: Московский патриархат и новые разграничения в православии

Хета Хурскайнен (Heta Hurskainen)

Имея в Украине автономную часть Русской православной Церкви, в 2018-2019 годах Московский патриархат не мог принять действия Константинопольского патриархата по предоставлению автокефалии Православной Церкви в Украине (ПЦУ). Московский патриархат прекратил отношения с Константинополем и другими предстоятелями, которые признали ПЦУ и искали способы подчеркнуть соборность в православии, при этом игнорировалась позиция Вселенского Патриархата. Решение о создании Патриаршего экзархата Африки на рубеже 2022 года не было случайным результатом такого развития событий.

Московский патриархат прекратил общение с Константинополем в 2018 году, еще до того, как в январе 2019 года ПЦУ был выдан томос об автокефалии. В октябре 2018 года считалось, что весь Константинопольский патриархат запятнал себя. Московский патриархат называл Константинополь раскольническим, перестал упоминать имя патриарха Варфоломея в литургии и расторгнул евхаристическую связь со Вселенским Патриархатом. Для Московского патриархата было важно найти новый способ сотрудничества в рамках глобального Православия.

В январе 2019 года Московский патриархат обратился ко всем четырем древним патриархатам, которые включали Константинополь, как одного из четырех, а также патриархаты Александрии, Антиохии и Иерусалима. Московский патриархат, судя по всему, особенно подчеркивал заявления Александрийского патриархата, сделанные весной 2019 года.

Это вполне логично. Поскольку Константинопольский патриархат больше не считался частью мирового православия, и его Патриарх Варфоломей больше не упоминался в литургии, Московскому патриархату необходимо было повернуться к следующему по престижности патриархату. Александрийский патриархат, который входил в первоначальную концепцию Пентархии Рима, Константинополя, Александрии, Антиохии и Иерусалима, был следующей по престижности Церковью после Константинополя. Согласно тогдашней интерпретации Московским патриархатом канонов и расколов, только Александрия, Антиохия и Иерусалим на тот момент принадлежали к мировому православию.

Отношения Московского патриархата с Александрийским патриархатом изменились осенью 2019 года, когда Александрия приняла сторону Константинополя и признала ПЦУ. Москва разорвала евхаристические отношения с отдельными клириками и иерархами, которые признали ПЦУ, но не с патриархатом в целом. Московский патриархат действовал таким образом потому, что Александрийский Патриарх сам принял решение поддержать Константинополь, а также потому, что решение о поддержке Константинополя не было принято в соответствии с синодальным процессом в Священном Синоде Александрийской Церкви.

Очевидны различия в отношении Москвы к Константинополю и Александрии. Константинополь считался раскольническим в целом, тогда как единственными раскольниками Александрии были отдельные пасторы и епископы. В результате, в Александрийском патриархате оставались те, кто все еще стоял на стороне Москвы — по крайней мере, по мнению Москвы.

Москва исключила имя Александрийского патриарха из литургии. Это означало, что в русской литургии упоминались только два древних патриарха —Антиохийский и Иерусалимский. Это также означало, что Московскому патриархату нужно было найти верного союзника из числа оставшихся древних патриархатов, чтобы подчеркнуть свою готовность к соборности.

Патриарх Иерусалимский, Феофил III, посетил Москву в ноябре 2019 года. Во время визита Патриарх Кирилл впервые назвал Иерусалимскую Церковь матерью всех церквей. Выделив Иерусалимскую церковь, Московский патриархат сместил акцент с оси Москва–Константинополь. С учетом этого нового акцента Москва отрицала свои собственные права и права Константинополя как первого среди равных. Москва создала систему, которая давала ей возможность утверждать, что она действует в соответствии с каноническим правом, когда игнорирует позиции Константинопольского и Александрийского Патриарха. Поступая таким образом, Москва двигалась по направлению к такой форме православия, при которой Москва является частью глобального православия, но Церкви, признающие ПЦУ, считаются раскольническими.

Встреча в Аммане, организованная Патриархом Иерусалимским в 2020 году, разочаровала Московский патриархат, поскольку на ней присутствовали не все поместные церкви, отвергнувшие позицию ПЦУ. Из древних патриархатов присутствовал только Иерусалим, который организовал встречу при поддержке Москвы. Московский патриархат не говорил, что Патриарх Иерусалимский с почетом придет на смену патриархам Константинополя или Александрии. Скорее, Москва утверждала, что в отличие от Константинополя, Патриарх Иерусалимский будет представлять голос синодальной Церкви в попытке восстановить синодальное решение по достижению всемирного православия.

Новости от января 2022 года показали, что Московский патриархат желает, чтобы считали, что он проявляет терпение и готов начать диалог с Александрийским патриархатом — как это было и с Константинополем в 2018 году — если Москва будет действовать от имени канонической православной Церкви. По мнению Москвы, вмешательство осуществлялось для того, чтобы помочь священникам, которые стали жертвами внутреннего раскола в Александрийском патриархате.

С тех пор Московский патриархат поднял статус Иерусалимского патриархата до первого места среди православных церквей и в нескольких случаях игнорировал Константинополь. Москва также игнорировала Александрийский патриархат, но еще более разрушительным образом, чем Константинополь, так как она провела через него границу раскола. Создается впечатление, что Московский патриархат, как он считает, нашел способ утверждать, что его действия являются соборными и каноническими. Его стратегия требует участия древних патриархатов. Поскольку Москва не хочет, чтобы ее игнорировали, она проводит новые разграничения внутри и вокруг глобального православия и игнорирует старые.


Хета Хурскайнен является профессором-ассистентом систематического (западного) богословия в Университете Восточной Финляндии, где православное и западное богословие изучаются вместе в рамках одной школы богословия.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.