Патриарх Кирилл, миф о «Русском мире» и геноцид

Ярослав Скира (Jaroslav Skira)

Намек на наводящую на размышления связь между предстоятелем Русской Православной Церкви, идеологией и геноцидом может показаться провокационным или сенсационным. Что касается меня, принимая во внимание нынешнюю неоправданную российскую войну на Украине, связь между ними далека от этого. В этот момент нашей общей истории как истории человеческой семьи «наименование» реальности крайне важно для оценки ужасных событий в Украине и идеологии, которая имеет отношение к такому насилию против самой невинности, которая характеризует народ Украины. Наименование — это глубоко нравственный выбор.

В настоящее время геноцид не является абстрактной концепцией для народа Украины, ее диаспоры и всех людей доброй воли. Геноцид — это искоренение расовых, национальных, этнических или религиозных групп. Хотя по поводу этой концепции ведутся научные споры, я предпочел выбрать этическую оценку и точку зрения, ориентированную на интересы жертвы. Геноцид — это термин, который впервые употребил Рафаэль Лемкин во время Второй мировой войны; он определил его как устранение различий между «колонизированными группами», чтобы навязать культурную и политическую идентичность «колонизирующей группы». Те, кто придерживается идентичности, отличающейся от идентичности доминирующей группы власти, или подавляются, или изгоняются, или убиваются. Геноцид разрушает существующие узы социальной или гражданской солидарности групп и возможности для их самоопределения. Далее, Лемкин определяет геноцид в гораздо более широких рамках, так как он не ограничивает геноцид каким-либо одним актом, таким как убийство или принудительный голод, так как в геноцид входят различные кумулятивно совершаемые деяния с целью уничтожения определенной группы людей.

В нынешних условиях миф о «Русском мире» является квазирелигиозной идеологией, относящейся к геноциду. Цивилизационная мифология «Русского мира» утверждает, что существует великая русская цивилизация, основанная на «духовном единстве» белорусов, украинцев и русских, имеющих одну и ту же православную веру и язык (то есть русский). Что «Русский мир» — это общество «традиционных ценностей» по контрасту с Западом, который воспринимается как декадентский. Это романтизированная идеология исторических претензий и коллективного поиска «козла отпущения». Это также идеология, основанная на историческом ревизионизме, поскольку сложные и особенные истории Украины, Беларуси и России затушевываются, чтобы создать мифическое историческое повествование о возникновении «Русского мира» от древней Киевской Руси до «святого града» Киева, все это сегодня завещано Русской Православной Церкви и «русским» народам. Критики этого мифа о национальном происхождении описали его как современную форму православного фашизма, или православного фундаментализма. Недавняя важная международная декларация ведущих православных теологов осудила миф о Русском мире как «ложное учение этнофилетизма» и, таким образом, как ересь, которая является «глубоко неправославной, нехристианской и направлена против человечества». Такое русское превосходство является очевидно расистским.

Сначала я также хочу недвусмысленно заявить, что я убежден в том, что в Русской Православной Церкви есть неисчислимое множество истинно верующих – среди духовенства и мирян — которые сегодня испытывают притеснение со стороны государства. Тем не менее, некоторые из ее иерархов, такие как Патриарх Московский Кирилл и Митрополит Волоколамский Иларион, были в авангарде тех, кто продвигает идеологию «Русского мира», которая стремится уничтожить своеобразие Украины в целом, но также и украинское христианство, в частности. Широко признается то, что это руководство Русской Православной Церкви является инструментом российской мягкой силы, поскольку оно содействует тесным отношениям Церкви и государства. Как минимум, нам нужно задать этический вопрос, является ли то, что руководство Русской Православной Церкви продвигает миф о «Русском мире», грехом упущения, зная, что является правильным с моральной точки зрения, но не действуя в соответствии с этим. В теперешней российской войне это означало бы как сознательное игнорирование знания о том, что такая идеология провоцирует коллективные акты насилия в отношении украинского народа, так и неспособность осудить войну. Однако, что более существенно, нам нужно задать этический вопрос о том, связан ли миф о «Русском мире» с содействием геноциду.  Во-первых, такое подозрение заведомо создает доминирующий колониальный класс воображаемых объединенных «русских» народов, а те, кто к нему не принадлежит, а именно, украинские народы, все те, кого должны ассимилировать в «русский мир», это — «другие». Это демонизирует и дегуманизирует украинцев, называя их «искусственным» государством, в то же время делая их коллективным «козлом отпущения» в качестве так называемых «нацистов» и «фашистов». Любых украинских православных и восточных католиков, которые не принадлежат к этой родословной «Русского мира», поносят и маргинализируют в глобальном христианстве.  Несмотря на все разговоры о «духовном единстве» русских и украинцев, что должно восприниматься как положительный момент любыми христианскими Церквами, эта фраза стала «собачьим свистком» — призывом для ориентации на миф о «Русском мире». Когда его слышат посторонние, этот «собачий свисток» воспринимается как якобы безобидное утверждение. Однако для инсайдеров это закодированный язык, наполненный определенным смыслом. «Духовное единство», провозглашаемое руководством Русской Православной Церкви – инсайдерами, становится «собачьим свистком», предполагающим наличие однородной и колониальной Русской православной империи с ее нетерпимостью и насилием. Применяя категории геноцида Лемкина, мифология «Русского мира» стремится разрушить гражданскую солидарность или идентичность тех украинских православных, которые не подчиняются именно Москве, а всех украинцев вообще, тем самым препятствуя их самоопределению и расцвету человека.

Такая идеология хорошо известна, благодаря президенту России Владимиру Путину, который сомнительно назвал Украину «искусственно» созданным государством. Эту идеологию продемонстрировало его антиисторическое педантичное эссе 2021 года о «единстве» русского и украинского народов, а совсем недавно она наиболее конкретно и жестоко проявилась в экономических блокадах, кибервойнах, запугивании и войне в Украине. Его оправданием для вступления на украинские территории был поиск коллективного козла отпущения для «денацификации» украинского правительства (президент Украины — еврей!). И здесь «денацификация» — это еще один «собачий свисток», обращенный к ликвидации тех, кто выступает против российского империализма. Коррупция и эгоизм Путина используют мифологию «Русского мира» для достижения своих превратных геополитических целей

Все же Патриарх Кирилл продолжает поддерживать мифологию «Русского мира» в своих заявлениях о войне в Украине. 23 февраля 2022 года, за несколько часов до повторного вторжения России в Украину и в условиях многомесячного массированного наращивания российского военного присутствия на границах Украины, Кирилл проявил законную пастырскую обеспокоенность по поводу мира и тех, кто страдает. Однако, в своей речи он нигде не упомянул российскую войну на Востоке Украины, продолжающуюся с 2014 года, но сделал невнятные ссылки на «события», «конфликты» и «бедствие». Разумеется, Российское государство считало бы незаконным любое прямое упоминание о «войне» в Украине. В то же время, в этой речи он вновь обратился к колониальной идеологии – собачьему свистку, направляющему к «единству» «Русского мира». Даже после трех дней широко развернувшейся войны в Украине Кирилл снова не осудил войну. Призывая к миру и единству Церкви, он выразил обеспокоенность по поводу только одной конкретной части украинских народов — Украинской Православной Церкви, подчиненной Москве. Он снова использовал собачий свисток, обращенный к единству братских народов: «Не дай Бог, чтобы нынешняя политическая ситуация в близкой к нам братской Украине была направлена на то, чтобы злые силы, которые всегда боролись с единством Руси и Русской Церкви, одержали верх. Не дай Бог, чтобы между Россией и Украиной пролегла страшная черта, обагренная кровью братьев». Проповедь Кирилла в праздник Торжества Православия повторила миф о Русском мире с литературными приемами, демонизирующими тех, кто живет в Украине и считаются близкими к еретическим «иконоборцам».  Хотя эта идеология может показаться невероятной, об этом трубили десятилетиями и особенно яростно после предоставления автокефалии Православной Церкви Украины в 2018 году.

Напротив, митрополит Епифаний (Православная Церковь Украины) и верховный архиепископ Святослав (Украинская греко-католическая церковь) ежедневно передают послания надежды и любви из осажденной столицы, Киева, однозначно осуждая российскую войну и призывая к миру. Даже митрополит Онуфрий Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата), осудил войну и призвал Патриарха Кирилла к ходатайству о помощи. Лидерам Русской Православной Церкви не удалось стать пророческими голосами, осуждающими войну, и это привело к тому, что некоторые украинские православные епархии (Московского Патриархата) прекратили поминовение на литургии Патриарха Московского.

Возвращаясь к упомянутым мною выше связям между Кириллом, «Русским миром» и геноцидом, следует ли нам рассматривать это как грех упущения, неспособность признать, что мифология «Русского мира» ведет к структурному и культурному насилию против Украины? Это было бы очень снисходительной интерпретацией. Я бы, однако, выразился более категорично, определяя такое серьезное падение морального авторитета и христианского свидетельства. Мифология «Русского мира», которую поддерживают лидеры Русской Православной Церкви, приводит их к соучастию в геноциде, так как эта расистская идеология отрицает особую гражданскую идентичность народов Украины и ее Церквей и препятствует их самоопределению как свободного и демократического общества. Эта идеология, которую также кооптирует Российское государство, используется для оправдания его отвратительной войны, направленной на навязывание того, что, по всей видимости, будет репрессивным геноцидальным колониальным правлением. Нам следует осудить эту идеологию насилия и ненависти. Вместо этого нам нужно услышать все эти пророческие голоса из Украины – и все голоса во всем мире! — которые стремятся к политической и религиозной свободе и поддерживают процветание человека и заповедь Христа возлюбить другого человека. Эти люди – те, за кого я особенно молюсь сегодня — итак, я стою на стороне Украины.


Проф. Ярослав Скира, адъюнкт-профессор исторического богословия в колледже Реджис; научный сотрудник Института восточных христианских исследований имени митрополита Андрея Шептицкого (Колледж Святого Михаила, Университет Торонто); член координационного комитета Программы Петра Яцика по изучению Украины (Центр Мунка), все это — в Университете Торонто.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.