Межправославные отношения

Церковные расколы в Украине и России: патриарх Кирилл как историк-компаративист

Опубликовано: 14 февраля, 2023
👁 60 просмотров
Рейтинг читателей:
0
(0)
Время прочтения: 3 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

8 января 2023 года, в воскресенье после Рождества Христова, Патриарх Кирилл произнес проповедь в древнем Успенском соборе Московского Кремля. Патриарх представил очень оптимистичный взгляд на современное состояние Русской православной церкви, которая, по его словам, не только возродилась, но и расцвела в постсоветский период. Он противопоставил это ситуации на Украине, где сейчас царит такое же «безумие (беснование)», какое было в России в первые годы после революции 1917 года, когда обновленческая церковь, «искусственно созданная безбожными властями», захватила церковные здания истинной Русской православной церкви. В современной Украине, утверждал Кирилл, возник раскол, очень напоминающий раскол обновленцев в послереволюционной России. Обе ситуации были практически идентичны: в обоих случаях за расколом стояла государственная власть, и в обоих случаях целью было ослабление и разрушение Православной церкви и отчуждение от нее народа Божия. Однако как раскол обновленцев в России исчез без следа, так и раскольники последнего времени на Украине исчезнут, потому что они исполняют «злую, дьявольскую волю, уничтожая Православие на Киевской земле». И как погибли советские руководители, нападавшие на Церковь, так погибнут и нынешние власти на Украине. 

Почему Патриарх привел раскол обновленцев в качестве параллели с нынешними разделениями в украинском православии? Термин «обновленцы» был применен к группе реформаторов-модернистов в Русской православной церкви (РПЦ), которые после 1922 года создали церковь, во главе с синодом. И этой церкви советские власти благоприятствовали в ущерб патриаршей церкви. Кирилл не называет открыто украинских раскольников, которых он сравнивает с обновленцами, но он явно имеет в виду Православную церковь Украины (ПЦУ), которая получила автокефалию от Константинопольского патриархата в январе 2019 года. Конкурирующая Украинская православная церковь (УПЦ), сохранившая связи с Московским патриархатом, объявила о своей независимость от РПЦ в мае 2022 года, но это не признается Москвой, а реальность ее автономии ставится под сомнение рядом украинских чиновников.

Еще до январской проповеди Кирилла параллель между украинскими раскольниками и российскими обновленцами провел проректор Российского православного университета в Москве профессор А. В. Щипков в интервью, которое он дал 23 ноября 2022 года телеканалу Россия 1. Это произошло на следующий день после того, как украинские спецслужбы провели обыск в Киево-Печерской Лавре, обвинив руководство УПЦ в поддержке российских оккупантов. В тот же день в украинском парламенте прозвучали призывы к запрету всех религиозных организаций, признающих власть РПЦ. Именно в этом контексте Щипков напомнил о предыдущих попытках государственных властей запретить РПЦ методами, включающими провоцирование искусственных расколов. В качестве основного примера Щипков привел создание при поддержке большевиков церкви обновленцев. Эта и другие раскольничьи группы, образовавшиеся в ранний советский период — здесь Щипков упоминает подпольное «катакомбное» движение и Русскую Зарубежную Церковь — оказались эфемерными: обновленцы прекратили свою деятельность к началу Второй мировой войны, катакомбники — к 1970-м годам, а Русская Зарубежная Церковь воссоединилась с РПЦ в начале XXI века. Однако нынешние украинские власти, — утверждал Щипков, — не усвоили урок этих прецедентов и глупо полагали, что могут запретить РПЦ, не понимая, что если каноническую Церковь можно запретить на законном основании, то Церковь как сообщество верующих уничтожить невозможно. Если Ленин, Троцкий и Сталин не смогли уничтожить РПЦ, то у Зеленского и Байдена еще меньше шансов добиться успеха в этой последней попытке «безбожного, секулярного мира» уничтожить православную веру: РПЦ будет продолжать существовать на своей канонической территории, потому что там находятся миллионы верующих, заключил Щипков.

Как и Щипков в своем телевизионном интервью, Кирилл в своей рождественской проповеди не привел никаких доказательств в подтверждение предположения о том, что УПЦ является инструментом украинских властей. Скорее, Патриарх сосредоточился на УПЦ, проводя различие между канонической Церковью и раскольниками, что отражает его взгляд на конфликт в Украине в целом как на битву между добром и злом в глобальном масштабе. Похоже, что ноябрьский рейд украинской службы безопасности на такое известное место, как Киево-Печерская лавра, позволил Кириллу, как и Щипкову, представить УПЦ жертвой преследований со стороны нынешнего украинского правительства, подобно тому, как РПЦ была жертвой преследований со стороны большевиков в ранний советский период. Конечно, проблемы, с которыми столкнулась УПЦ в последние месяцы, возникли не столько из-за действий киевских властей, сколько из-за действий правительства в Москве, отдавшего приказ о российском вторжении в Украину.

Подозрительность к УПЦ в Украине сегодня вполне понятна. Это прямое следствие ассоциации УПЦ с Московским патриархатом и тесной связи Московского патриархата с Кремлем. Это то, что Кирилл не может открыто признать. Очевидно, ему проще и удобнее обвинить украинское правительство в нынешнем положении УПЦ и очернить киевские власти, сравнивая их с безбожными большевиками-раскольниками ранней советской России.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.