Религиозное образование

Церковь встречается в Волосе

Опубликовано: 24 марта, 2023
Всего просмотров: 👁 13 просмотров
Рейтинг читателей:
0
(0)
Время прочтения: 3 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

Я приехал в Волос на день раньше, чтобы моя семья могла устроиться в нашем Airbnb, и сразу же почувствовал некоторую неуверенность относительно предстоящих дней. Будучи приходским священником Православной Церкви в Америке, пастором и проповедником в «домашней» манере на протяжении более 30 лет, я привык полагаться на доступную базовую образованность для выполнения своей работы. Но перспектива четырехдневного академического собрания с участием 330 докладчиков оставляла у меня двойственное отношение к предстоящему потоку знаний, сомнения в моей способности усвоить хотя бы часть из них и некоторый скепсис по поводу актуальности этих знаний для моей собственной церковной жизни.

Общецерковные и епархиальные собрания, по моему опыту, представляют собой смесь скучного, но необходимого институционального домоводства, смешанного с периодическими призывами «выйти на стены крепости» для защиты или же для нападения на предполагаемых антагонистов нашей идентичности, получившей православное крещение. Это придает силы поместным церквям, даже если я думаю, что при этом возникает пренебрежение мудростью литургии и Писания. Но когда очаровательный центр маленького портового города заполнился прибывающими иерархами и их фланирующими свитами, а рясы и пестрые одежды делегатов от мирян и духовенства привнесли неуловимую энергию и атмосферу на набережную, у меня возникло ощущение, что Церковь собирается на работу.

Для меня в этом была и ностальгическая нота: принимающей стороной конференции был митрополит Игнатий. Когда я был студентом-богословом в Афинах в 1980-х годах, я работал переводчиком на международных молодежных встречах Синдесмоса в Греции. И я особо запомнил энергичного — в то время еще отца Игнатия — среди православных участников. Он снова здесь: теперь уже митрополит Димитрий среди иерархов поместных Церквей участвует в соборном служении. Именно благодаря его замыслу возникла принимающая конференцию организации — Волосская богословская академия. Поддержка конференции IOTA с ее стороны подтверждает харизму молодого о. Игнатия и ценность нашего вклада в профессиональные церковные организации, в наши дискуссии и в библейскую силу «собирания в одном месте».

Тень войны в Украине неизбежно нависла над нашей работой еще до ее начала, что вызвало повышенное чувство тревоги и в то же время благодарности за то, что воплощенное собрание служителей Церкви вообще состоялось, как бы ни поредели его ряды из-за глубоких разделений, опустошающих Церковь в целом. Все внезапно наполнилось силой, надеждой и благословением еще до того, как началось.   

Я предлагаю ниже субъективную прямую трансляцию некоторых событий (это лишь малая часть того, что, возможно, испытали другие): панельная дискуссия библеистов (копт, преподающий в Сиднее; американец, преподающий в Нью-Йорке; русский, преподающий в Тюбингене; и ливанец, преподающий в Баламанде) — все они представили блестящие доклады об аспектах Писания в рамках его собственной исторической роли, и это дает любому приходскому проповеднику большую пищу для размышлений. Женщины-ученые (монашествующие и мирянки) присутствуют на конференции повсюду, и часто занимают лидирующие позиции. Состоялась непростая сессия по филетизму как таковому, где, как мне кажется, отсылка должна быть к «Русскому миру»; но слово «филетизм» присутствовало в докладах с самой церемонии открытия. И поскольку мы православные, это ярлык никогда не лишен определенной иронии, независимо от того, кто его использует. По крайней мере, мое ощущение этой иронии неожиданно подтверждается, когда ученый-священник (украинец, преподающий в Швеции) нарушает стройность дискуссии по этой теме и обращает внимание всех на то, что можно назвать признанием, которое он делает от имени всего зала: филетизм присущ всем православным. Его утверждение бьет в самое сердце и позволяет участникам дискуссии признать совершенно другой уровень катастрофического вреда, принесенного во имя религиозной идеологии, для которого ярлык «филетизм» явно не подходит. 

В другом месте греческий ученый (преподающий в Великобритании) говорит о культе преподобного Паисия в контексте греческой политической/религиозной идеологии так, что это может быть полезно для Церкви в любом контексте. Сессия, посвященная диалогу между католиками и православными, отмечена теплым участием католических ученых, которое встречает ответную самокритику со стороны некоторых православных (кто раньше знал, что управляющий директор Ассоциации христианских церквей Баварии был православным греческим ученым-мирянином с глубоким церковным самосознанием?). На одном из пленарных заседаний кто-то из аудитории бросает вопрос греческому ученому (который работает в Совете европейских церквей в Брюсселе) об американских бомбардировках Белграда, и она язвительно отвечает на него: «Спасибо за ваш опасный вопрос», после чего следует анализ состояния миротворчества среди православных церквей на Балканах, основанный на фактических данных. В другом месте голландский священник (ректор и ученый) рассказывает о том, что все восточные и восточно-православные Церкви Нидерландов были вынуждены избрать единого представителя для переговоров с государством об использовании значительных ресурсов, предоставляемым религиозным органищзациям, потому, что государство не может вести доверительные переговоры с каждой юрисдикцией по отдельности. 
Любая из этих тем приводит к новым вопросам, новым разговорам. В целом, дискуссии были оживленные, убеждения различные, чувство дисциплины всеобщее.

Как отрадно ощущать на конференции растущее чувство того, что Церковь находится в согласии с самой собой. И священнослужители, и светские ученые на каждой сессии показывают нечто библейское в своей академической сдержанности — то, что не часто встречается в современной проповеди, насколько я знаю, и часто отвергается как неуместное (или даже неискреннее) сословием проповедников. Это похоже на почти апостольскую добродетель, на Павлово «подчинение друг другу». Академический метод как акт сдержанности и совести. Трезвость и бдительность. Акт веры.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.