Культура и искусство

Наследие забытое — наследие отвергнутое: открывая заново коптские традиции Вербного воскресенья

Опубликовано: 7 апреля, 2023
Всего просмотров: 👁 39 просмотров
Рейтинг читателей:
0
(0)
Время прочтения: 4 мин.
Переводы: English

Возрождение коптских традиций празднования Вербного воскресенья имеет важное значение для сохранения инклюзивного наследия как на глобальном, так и на местном уровне. 

С первых веков для коптских христиан в Египте Вербное воскресенье — это день массовых народных гуляний, которые намного превосходят религиозные церемонии, связанные с празднованием Входа Христа в Иерусалим и началом Страстной седмицы. Для египетских христиан — и даже мусульман, сохранивших некоторые традиции коптского наследия — это сезон празднования с использованием пальмовых ветвей. Пальмы были частью природного пейзажа древнеегипетской цивилизации, и есть свидетельства, что из пальмы сплетали праздничные украшения и пальмовыми ветвями украшали дома. По одной из гипотез, идея рождественской елки как декоративного украшения восходит к древнеегипетской традиции украшать дома пальмовыми ветвями зимой (https://www.imagininghistory.co.uk/post/ancient-origins-of-the-christmas-tree). Когда древние египтяне приняли христианство в IV веке нашей эры, вполне вероятно, что они адаптировали эту традицию для празднования Вербного воскресенья (Мф. 21, 11). Подобно тому, как для древних египтян пальма была положительным символом, связанным с погребальными обрядами, так и для коптов пальмовые ветви приобрели особое значение в иконографии, текстиле и архитектуре (https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1110016820300326) (см. изображение 14). 

Итак, копты продолжили древнеегипетскую традицию плетения из пальмовых ветвей, но с коптским уклоном (и буквально, и метафорически). На протяжении многих веков они плели, подвязывали и обрабатывали пальмовые ветви и листья, создавая как простые, так и весьма замысловатые узоры. Празднование начинается в канун воскресенья, когда семьи, а в сельских районах целые кварталы собираются в домах, на улицах и во дворах церквей, чтобы сплести из пальмовых веток различные фигуры: кресты, повязки на голову и сердечки, кольца и браслеты, и, конечно, ослов (в память о том, что Христос въехал в Иерусалим верхом на осле). Для коптов наиболее ценным является не изощренность или замысловатость искусства плетения из пальмовых ветвей, а его способность объединять между собой соседей и людей разных поколений. В некоторых случаях мусульмане также принимают участие в плетении пальмовых ветвей (нерелигиозные сюжеты), хотя в последние 50 лет движения и партии, стремящиеся уничтожить следы коптского наследия, активно провозглашают, что для мусульман участие в праздновании коптских фестивалей и праздников — это харам (запрещено). 

Впрочем, те, кто поддерживают исламистские политические движения, если и сыграли свою роль в обесценивании египетского наследия, отрицая его коптские атрибуты, то далеко не только они. Международные эксперты по культурному наследию, ученые и средства массовой информации поспешили обеспечить глобальное признание нематериального наследия ремесел с использованием пальмовых деревьев на Ближнем Востоке — и это вполне обоснованно. Однако, когда такие усилия полностью упускают из виду многовековое ремесло коптов, использующих пальмовые ветви как часть своего религиозного наследия, не воспроизводят ли они — умышленно или неумышленно — ту же самую политику отрицания путем умолчания? Возьмем ЮНЕСКО как ведущую международную организацию, занимающуюся признанием и сохранением наследия во всем его многообразии. В 2019 году ЮНЕСКО приняла заявку ряда стран Ближнего Востока (Бахрейн, Египет, Иордания, Ирак, Йемен, Кувейт, Мавритания, Марокко, Оман, Палестина, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Судан, Тунис и Йемен) на признание финиковых пальм частью нематериального культурного наследия человечества (https://ich.unesco.org/en/10b-representative-list-01098?id=01509&include=slideshow_inc.php#https://ich.unesco.org/img/photo/thumb/13040-HUG.jpg)

Особое недоумение вызывает тот факт, что на одном из прекрасных изображений, выставленных на сайте ЮНЕСКО, изображены пальмовые ветви, используемые коптами для празднования Вербного воскресенья, а описание фотографии гласит: «Молодые люди изготавливают различные формы для продажи на рынке по случаю религиозных праздников”. Ссылка на источник — Египетское общество народных традиций. Это общество — египетская неправительственная организация, которая специализируется на регистрации нематериального наследия. Египетское общество народных традиций, откуда была взята фотография, должно знать, что эта ремесло не является общим для различных религиозных праздников, а характерно только для празднования христианами-коптами Вербного воскресенья. Однако если эта НПО не признала, что это коптское наследие, не следует ли ЮНЕСКО проверить источник, а не продолжать практику умолчания и отрицания? 

Смущает, что такая же предвзятость преобладает в некоторых сообщениях СМИ. В 2019 году одна из египетских англоязычных газет (https://www.dailynewsegypt.com/2019/12/15/date-palm-listed-on-unescos-intangible-cultural-heritage-of-humanity/) сообщила о признании ЮНЕСКО финиковой пальмы нематериальным наследием. Интересно, что в статье использовалось то же изображение, которое можно найти на сайте ЮНЕСКО, но при этом не упоминалось его коптское происхождение. Примечательно, что в статье упоминалось значение пальмы для бедуинов в пустыне, но не упоминались ее древние египетско-коптские корни. Подобная предвзятость также распространена в академических статьях о ремеслах в Египте, где тщательно документируется широкий спектр практик пальмового наследия, но упускаются из виду практики коптов, как это видно здесь (https://www.mrforum.com/wp-content/uploads/open_access/9781644900178/28.pdf)

Нематериальное наследие всегда рассматривалось как сокровищница разнообразных способов видеть, чувствовать, воспринимать и познавать мир в культурно значимых формах. Однако, чтобы наследие стало источником радости, оно должно быть представлено таким образом, чтобы не создавать модели отчуждения и маргинализации. Поскольку считается, что ЮНЕСКО несет особую ответственность за сохранение международного наследия, на ней лежит и особая ответственность. Контраргумент заключается в том, что ЮНЕСКО может признавать только то, что выдвигают правительства, однако, по крайней мере, внутренняя система отчетности для обеспечения точного представления на ее сайте входит в ее компетенцию. 

Некоторые сочтут отсутствие упоминания о практике плетения коптами пальмовых ветвей в Вербное воскресенье простым и непреднамеренным недосмотром. Однако такой недосмотр может иметь далеко идущие последствия для общин, в которых признание их особой культурной самобытности и вклада в жизнь более широкого сообщества, включая тех, кто исповедует другую веру, имеет большое значение. Это важно, по крайней мере, на трех уровнях. Копты в Египте, особенно в южных районах страны, продолжают вести ежедневную борьбу с общественными силами, которые стремятся размыть общественные проявления их самобытности. Это имеет значение и на другом уровне — в отношении признания религиозно-культурного наследия. Католицизм и протестантизм занимают важное место в представлении христианского наследия Запада, а коренные православные формы христианства, которые исповедует большинство коптов и которые имеют древние корни на Ближнем Востоке, признаны в меньшей степени. В-третьих, внимание к дискриминации, с которой сталкиваются древние христианские общины на Ближнем Востоке, без соответствующего признания их вклада в культурное наследие, является отрицанием их значимости — пусть даже непреднамеренно. Всемирное признание их наследия позволит в значительной степени устранить неравенство в представительстве — на этот раз в очень позитивном ключе.

Если мы серьезно относимся к признанию нашего религиозно-культурного разнообразия, то мы должны начать с того, чтобы сформулировать и признать его во всем многообразии — и привлечь к ответственности тех, кто этого не делает, как на глобальном, так и на местном уровне. 


Мариз Тадрос — профессор политических наук и проблем развития, научный сотрудник Института исследований регионального развития, специализирующийся на странах Ближнего Востока. Ее специализация — демократизация, исламистская политика, гендер, безопасность, религия и развитие.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.