Религия и конфликты, Религия и политика

Насилие и ненасилие: от Константина Великого до Украины

Опубликовано: 3 мая, 2023
👁 565 просмотров
Рейтинг читателей:
4.5
(23)
Время прочтения: 5 мин.
Переводы: English
iStock.com/chrisdorney

Трудно представить себе образ мыслей последователей Иисуса в начале-середине IV века, когда они постепенно отказывались от своей приверженности Пути всеобъемлющей любви ко всем, даже к врагам. До того, как ученики Иисуса стали называться христианами, они были известны как люди Пути. Какого Пути? Пути, которому Иисус учил как словом, так и делом, — Пути, который Бог открывает для освобождения человеческого рода из прочной ловушки, в которую попал человек, используя гибельное насилие для сохранения себя, своего племени и нации. Христиане понимали, что бесконечные, религиозно оправданные циклы насилия и ответного насилия привели человечество по спирали к невыразимым страданиям и боли. Они понимали, что, воздавая добром за зло и любовью за ненависть, можно разорвать цепь насилия. Они понимали, что лучше умереть, чем убить, потому что знали, что после окончания физической жизни есть другая, духовная жизнь. А когда человек убивает, он рискует нанести духовный вред себе и другим. Как могли общины, на протяжении 300 лет сохранявшие именно такое мировоззрение, прийти к тому, что жестокое насилие во имя племени или нации совместимо с Личностью и учением Того, Кто учил прямо противоположному?

Существует мало письменных свидетельств этого периода, к которым мы могли бы обратиться за объяснением. Скорее, мы должны собрать воедино имеющуюся информацию и сделать обоснованное предположение в свете нашего понимания человеческой природы. 

В первом десятилетии IV века римский император Диоклетиан начал гонения, которые стали жесточайшими из всех в истории Ранней Церкви. Его целью было полное уничтожение движения христиан, поскольку число его приверженцев росло, несмотря на все предыдущие менее значительные преследования. Священные книги и здания сжигались, священнослужителей и мирян выслеживали, арестовывали, пытали и казнили. Это было ужасное время для христиан, которые удивительным образом смогли выстоять, твердо уповая на учение Господа и веря в реальность воскрешения. Это не значит, что все было легко. Мы также не можем знать, как бы мы поступили в подобной ситуации. Мы знаем, чему учил Иисус, но поступили бы и мы именно так?

Константин стал императором после своего отца Констанция. Он понял, что многолетние гонения на христиан, в том числе гонения Диоклетиана, не приносили и не приносят результатов. Число христиан скорее возрастало, а не убывало. Многие обращались в христианство, видя ненасильственный ответ христиан на преследования и их сильную веру в жизнь после смерти. Константин решил, что необходим другой подход. Говорят, хотя некоторые ученые-историки сомневаются в этом, что Константину было видение креста в небе, которое он, будучи суеверным последователем языческой религии, воспринял как знак того, что христианский Бог дарует ему победу в битве. Он действительно выиграл важную битву и вскоре после этого узаконил ранее объявленную вне закона христианскую религию, положив тем самым конец гонениям. С этого времени христиане могли свободно исповедовать свою веру. Позже, в том же веке, христианство стало официальной государственной религией.

Все правители империй прекрасно понимают, что религиозное единство необходимо для выживания и расширения империи. Именно поэтому римские императоры чувствовали себя ущемленными ростом христианской религии. Она нарушала единство империи. Константин созвал первый Вселенский собор в 325 году, когда увидел, что внутренние споры о вероучении угрожают единству Церкви. Ему нужна была единая Церковь, чтобы иметь единую империю. Его главным интересом было не преображение во Христе, а интересы империи. Если бы он действительно был заинтересован в том, чтобы стать христианином, разве стал бы он ждать крещения до смертного одра? И уж конечно, он не стал бы убивать свою первую жену и сына от нее.

Мы можем представить себе то облегчение, которое испытали христиане, когда гонения утихли.  И мы можем представить их нежелание возвращаться в ту ужасную эпоху.  Кто из нас чувствовал бы себя иначе?  В душе они испытывали благодарность и, возможно, чувство победы над темными силами.  Казалось, что евангельский императив любви между всеми людьми становится реальностью. 

Для изменения отношения христиан с начала до конца IV века были веские причины. Ужасные гонения закончились, Константин построил церковные здания для общин и выдавал зарплату духовенству. Среди прочих полезных инициатив он учредил программы для нуждающихся и обездоленных. И эти положительные черты правления Константина заставляют ясно увидеть основную проблему: несовместимость приоритетов национальных государств и Евангелия. С одной стороны, правительства заботятся прежде всего о собственном благополучии. Сохранение статус-кво и собственное выживание — вот главный вопрос. С другой стороны, Евангелие учит своих последователей ставить другого человека выше себя, проявлять любовь ко всем, даже к тем, кто представляет смертельную угрозу, зная, что лучше умереть в этой короткой жизни, чем подвергнуть себя риску духовного страдания, которое наминуемо возникает после совершенного убийства — неважно, было оно совершено при нападении или в обороне. Очевидно, что это нелегкий жизненный путь, но он становится возможным, если верить, что учение Иисуса истинно, что Его слова — это слова Бога.

Это было фундаментальной основой для христиан на протяжении первых 300 лет их существования. Именно это позволило им выдержать все то, что они пережили. И хотя временами им не удавалось возлюбить своих врагов, учение Церкви было последовательным. Община была едина. Именно это последовательное учение, это основополагающее единство было постепенно разрушено «константиновой революцией». Возможно, христиане рассудили, что они смогут сохранить евангельские принципы, активно участвуя в делах империи. Возможно, они могли бы без ущерба зайти так далеко, но не пересечь опасную черту. Однако когда Константин и его преемники захотели, чтобы христиане служили в армии, что можно было сделать в этот момент? Готовы ли они были вернуться к гонениям, потерять свои церковные здания, выплаты духовенству? А мы были бы готовы к этому, если бы оказались там в то самое время?

И вот, начиная с этого момента, мы видим печальную историю одного компромисса за другим. В конце IV века епископы наложили епитимью на солдат, убивавших на войне, но позже это наказание было отменено и наложено только на духовенство. Теория справедливой войны Цицерона получила распространение и со временем стала доминирующей точкой зрения. Христианские лидеры в основном больше не учили Евангелию во всей его полноте, и христиане свободно участвовали в войнах любой страны, к которой они принадлежали. Не имело значения, велись ли эти войны между христианскими племенами или народами. Христиане не стеснялись убивать даже других христиан.

Для многих XX век стал свидетельством того, что последователи Иисуса не смогли в полной мере исполнить евангельские заповеди. Ужасы мировых войн, изобретение и применение оружия массового уничтожения заставили тех людей, кто посообразительнее, признать, что принявшие крещение люди сильно заблудились. Пилоты, бомбившие Хиросиму и Нагасаки, были христианами. Но они не были готовы прнять на себя ответственность за то, что над всем человечеством был подвешен дамоклов меч ядерной смерти. Многие начали заново открывать для себя важнейшую истину Пути Иисуса: ненасильственную любовь ко всем, включая врагов. Они увидели в этом единственный выход из смертоносных когтей тьмы, опустошающих человеческий род.
Между нынешней войной в Украине и решениями церковного руководства в константиновский период и позже можно провести прямую линию. Люди в большинстве своем делают то, чему их учат. Указывать пальцем на Путина, который номинально является православным, или на патриарха Кирилла, значит не видеть давнюю проблему: подавляющее большинство христиан отказалось от евангельского пути. И как бы трудно это ни было, нет иного решения, кроме возвращения к очевидному: возобновление приверженности всех тех, кто стремится быть учениками Христа, тому Пути, которому Он учил и словом и делом. Да поможет нам всем Господь.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Священник Марк Корбан

    Священник Марк Корбан

    Настоятель церкви св. Иакова Аляскинского в Нортфилд Фоллс, штат Вермонт

    Священник Марк Корбан - настоятель храма св. Иакова Аляскинского (ПЦА) в Нортфилд Фоллс, штат Вермонт. Он также занимается изготовлением гробов из сосны, стремясь поддержать возвращение к более традиционным методам погребения, возрождающимся в последние годы.  В течение многих лет о. Марк изучает ев...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.5 / 5. Количество оценок: 23

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.