Религия и конфликты

Россия, Украина и Православная церковь: Какие будут последствия?

Опубликовано: 5 мая, 2023
👁 786 просмотров
Рейтинг читателей:
3.5
(10)
Время прочтения: 4 мин.
Переводы: English
iStock.com/Media Whalestock

Второй год идет война между Россией и Украиной, и во всем мире продолжают возноситься молитвы о ее скорейшем и справедливом завершении. Необходимо задать вопрос: как будет выглядеть этот справедливый исход войны? Независимо от того, кто победит, независимо от того, останутся ли политические игроки — Путин и Зеленский — доминирующими фигурами на сцене, можно с уверенностью сказать, что Православная церковь как в России, так и в Украине никуда не исчезнет. Ее роль после войны будет зависеть от того, как она видит себя по отношению к своему правительству. Продолжит ли она быть проводником политической идеологии, способствующей враждебному отношению друг к другу, или же она будет присутствовать, чтобы привести обе стороны конфликта в исцеляющие объятия распятого и воскресшего Христа?

Учитывая почти два тысячелетия тесных и часто подчиненных отношений Православной Церкви с государством, углубляющаяся рана, нанесенная вторжением России в Украину, ставит перед Православной Церковью сложнейшую задачу освобождения от государственной власти, что позволит ей проложить дальнейший путь, стремясь к истине, миру и примирению. Но для этого потребуется нечто подобное богословскому размышлению, составленному Международной богословской комиссией Ватикана в рамках подготовки к новому тысячелетию. В декабре 1999 года под председательством Йозефа Ратцингера, в то время еще кардинала, комиссия подготовила документ под названием «Память и примирение: Церковь и ошибки прошлого». Лично меня больше всего поражает в этом документе призыв к «очищению памяти», основанный на «мужестве и смирении», необходимых для признания «злодеяний, совершенных теми, кто носил или носит имя христианина» (Введение). Как указывает комиссия, очищение памяти — это призыв к Церкви провести глубокий критический анализ самой себя. [1]

Возможен ли подобный акт мужества, смирения и самоанализа в православной церкви? Более конкретно, учитывая, что православие часто отрицает себя, и одновременно принимает этнофилетизм, позволяет ли нынешняя институциональная структура поместных Церквей их лидерам направлять свои Церкви в сторону от политических идеологий и к Евангелию? Как отмечает отец Иоанн Мейендорф, рост современного национализма трансформировал 

«законный церковный регионализм в прикрытие для этнического сектантства». Следовательно, «новая националистическая идеология определила нацию — понимаемую как в языковом, так и в расовом смысле — как объект основной социальной и культурной лояльности», а не «сакраментальное сообщество, созданное новым рождением в Крещении, как того требует христианское Евангелие…».[2]

Спциалистам по российской истории известно, что этнофилетизм стал идеологической основой «Русского мира» и движущей силой вторжения России в Украину. Следы «Русского мира» восходят к “Повести о белом клобуке» конца XV века, которую Сергей Зеньковский считал «краеугольным камнем русской средневековой идеологии», на основе которой монах XVI века Филофей создал теорию о Москве как третьем и последнем Риме. 

«Все христианские царства придут к концу и соединятся в единое царство нашего государя, то есть в Русское царство, по пророческим книгам. Оба Рима пали, третий устоит, а четвертому не бывать».[3]

«Триумф» Российского государства и Русской Церкви был развит славянофилами XIX века. Такие писатели, как А. Хомяков (1804-1860) и И. Киреевский (1806-1856), со страстью и убедительностью стремились вернуть России истинную православную идентичность — идентичность, которая для них и их последователей была вытеснена западными богословскими идеями римо-католицизма, протестантизма и философией социализма, индивидуализма и капитализма.

Во время царствования Николая I (1796-1855) было поднято политическое/церковное знамя «Православие, Самодержавие и Народность», призывающее Россию освободиться от западной гегемонии и вернуться к своим православным корням. В середине XIX века при министре просвещения Сергее Уварове, неделимая триада Церкви, политики и нации была воспринята как краеугольный камень российской идентичности и по сей день сохраняет важное значение в сознании россиян.

Ряд обстоятельств, осложняющих задачу Православной Церкви по созданию чего-то подобного Международной богословской комиссии Ватикана или Комиссии по установлению истины и примирению в Южной Африке, заключается в том, что в то время как «Русский мир» нагло продвигается Московским патриархатом, в Украине также формируется неразрывная связь между государством и Церковью. Сможет ли молодая автокефальная Церковь митрополита Киевского Епифания взять на себя инициативу призыва к каноническому единству Православных Церквей в Украине и дистанцироваться от политической идеологии? Если да, то сможет ли она вместе со свободной Русской Православной Церковью выработать путь, который направит их правительства к истине, миру и примирению? Смогут ли лидеры Православных Церквей России и Украины “провозглашать истину с любовью» (Еф.4:15), признавая злодеяния против человеческого достоинства и самой жизни, которые являются неизбежным результатом для всех сторон, вовлеченных в войну? Как остроумно сказал бывший президент Билл Клинтон в 1998 году в своем выступлении перед членами Палестинского национального совета и других связанных с ним организаций, ни израильтяне, ни палестинцы «не имеют монополии на боль и добродетель».[4]

Чтобы очистить общую память, говорить правду в любви, двигаться к принятию другого, требуется смелое, скромное и дальновидное руководство. Это требует восхождения на Голгофу. В настоящее время с российской стороны, если не произойдет радикальной внутренней трансформации, слова и действия основных действующих лиц показали их несоответствие этой задаче. Владимир Путин — не Нельсон Мандела, а патриарх Кирилл — не архиепископ Десмонд Туту. С украинской стороны, помимо налаживания связей с митрополитом Онуфрием, перед митрополитом Епифанием стоит сложная задача возвестить своему народу, что победа над захватчиком в конечном итоге будет достигнута только тогда, когда он восприимет истину, примирение и прощение.  


[1] Последствия этой критики можно наблюдать и сегодня, о чем свидетельствует недавнее отречение Ватикана от папских документов XV века, которые стали известны как «Доктрина открытия», которая была использована для оправдания «захвата и эксплуатации, среди прочего, земель коренных народов Африки и Америки». См. Elisabetta Povoledo, «Vatican Repudiates ‘Doctrine of Discovery,’ Used to Justify Colonization.» The New York Times, 31 марта 2123 года, A7.

[2] “Ecclesiastical Regionalism: Structures Of Communion Or Cover For Separatism?”, St. Vladimir’s Theological Quarterly, vol. 24, no. 3, (1980), 163.

[3] Medieval Russia’s Epics, Chronicles, and Tales. Meridian (1974), 323.

[4] https://clintonwhitehouse3.archives.gov.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Протоиерей Роберт Арида

    Протоиерей Роберт Арида

    На покое, в 1984-2022 гг. настоятель Свято-Троицкого собора в Бостоне

    Протоиерей Роберт М. Арида - священник на покое. В 1984-2022 годах настоятель Свято-Троицкого православного собора (ПЦА) в Бостоне, штат Массачусетс. В течение почти 40-летнего пребывания на посту настоятеля он проповедовал в Мемориальной церкви Гарварда и на других известных кафедрах. Он читал лекц...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 3.5 / 5. Количество оценок: 10

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.