Религия и конфликты, Церковная жизнь и пастырское служение

Легкое предательство Как Московская патриархия ведет борьбу со священниками, настроенными против войны

Опубликовано: 12 мая, 2023
👁 6 904 просмотра
Рейтинг читателей:
4.8
(444)
Время прочтения: 6 мин.
Переводы: Ελληνικά | English
Fr. John Koval

До февраля 2023 года имя священника Иоанна Коваля было известно, пожалуй, только сравнительно узкому кругу прихожан ряда московских храмов. Родился в Луганске, переехал в Москву, выпускник легендарной Центральной музыкальной школы при Московской консерватории. Затем окончил ПСТГУ, рукоположен в сан священника двадцать лет назад. Женат, пятеро детей. Служил приходским священником в нескольких храмах на юго-востоке Москвы.

В самом начале февраля его жизнь круто изменилась. Имя священника прозвучало во многих российских СМИ, включая правительственную «Российскую газету».

Почему вдруг возник такой интерес к совершенно не амбициозному приходскому священнику? Что он сделал? Причиной его известности – для некоторых более, чем скандальной, — стал запрет в служении и, в особенности, удивительная причина этого запрета.

2 февраля 2023 года патриарх Кирилл как правящий епископ города Москвы издал указ:

Иерей Иоанн Коваль, клирик храма святого апостола Андрея Первозванного в Люблино г. Москвы, запрещается в священнослужении до окончания рассмотрения его дела в Дисциплинарной комиссии при Епархиальном совете г. Москвы.

В тексте указа ничего не говорится о причине запрета, однако она настолько неожиданная и уникальная, что вскоре стала известна: запрет в служении последовал после доноса одного из прихожан, сообщившего в патриархию, что священник регулярно заменяет в одной молитве слово «победа» на слово… «мир».

Осенью 2022 года после ряда серьезных военных поражений российской армии в Украине патриарх Кирилл составил специальную «Молитву о Святой Руси», которая с тех пор регулярно читается практически во всех храмах Русской Православной Церкви. В ней прямо звучит прошение о победе Святой Руси (под которой всем следует понимать путинскую Россию) и о Божией помощи ее «воинам и защитникам».

Московские священники не раз говорили мне о том, что соглядатаи из патриархии внимательно следят за тем, чтобы в столичных храмах эта молитва читалась неукоснительно и без каких-либо изменений и дополнений. Вполне возможно, что во время войны и патриарх Кирилл, и вся «официальная Церковь» считают эту молитву своего рода клятвой на идеологическую верность патриарху и через него Кремлю.

Именно в этой молитве о. Иоанн, украинец по национальности и месту рождения, изменил одно слово:

Возстани, Боже, в помощь людем Твоим и подаждь нам силою Твоею мир.

Гнев патриарха связан с тем, что последним словом в этой фразе должно быть только слово «победа» и никак иначе. Патриарх непоколебимо уверен: победа России (она же Святая Русь)  — это и есть единственный путь к миру. Нет никакого смысла говорить о мире, если Россия не победит.

После новостей о запрете о. Иоанна особый сакральный характер этой формулы фактически подтвердил один из церковных чиновников, заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе:

Я могу ответственно заявить, что если каждый священник будет переделывать молитвы под собственное состояние, ожидание и политические предпочтения, то вопрос о единстве Церкви сильно обострится.

Это крайне важное для понимания ситуации в Московской патриархии заявление. Кипшидзе с присущей ему жесткостью формулировок заявляет, что в РПЦ может быть только одно «политическое предпочтение» — то, которое формулирует патриарх Кирилл. Любые другие политические предпочтения – это ересь или, как минимум, тяжкое нарушение церковной дисциплины, наказание за которое – запрет в служении – последует моментально.

Более того, в заявлении Кипшидзе звучит еще более радикальный богословский тезис: единство Церкви он ставит в прямую зависимость от политических предпочтений клира и тем самым указывает на необходимость исповедания единой прокремлевской идеологии как минимум всеми священнослужителями РПЦ.

Как именно Московская патриархия ведет борьбу за идеологическую унификацию духовенства можно увидеть на примере о. Иоанна Коваля. Сегодня уже известно, кто и как написал донос, кто дал ему ход и как изменилось отношение к о. Иоанну среди его собратьев-священников.

Известно, что донос написал не чужой о. Иоанну человек, 50-летний алтарник храма, который стал свидетелем замены слова «победа» на слово «мир». Это настолько возмутило алтарника, что он прямо во время богослужения перебил священника и громко произнес «политкорректную формулу». Однако этим алтарник не ограничился. Он написал донос настоятелю храма протоиерею Виктору Шкабурину.

Настоятель оказался трусоват и, желая оградить себя от каких-либо обвинений в соучастии, дал указание алтарнику написать новый донос уже выше – в викариатство, архиепископу Егорьевскому Матфею (Копылову). После этого шестеренки церковно-бюрократической машины стремительно закрутились – архиепископ Матфей тоже испугался и – внимание! – устным распоряжением, без каких-либо документов и обоснований «отстранил» о. Иоанна от служения. На Рождество Христово он еще служил, а на Богоявление уже нет. Напомню, что запрет в служении от патриарха последовал только две недели спустя.

В конце марта в храм приехали члены Дисциплинарной комиссии во главе с протоиереем Николаем Иноземцевым, настоятелем Казанского собора на Красной площади. Они в течение нескольких часов опрашивали прихожан. По свидетельствам участников и очевидцев абсолютное большинство прихожан горячо поддержало о. Иоанна и открыто возмущались решением о его запрете.

“Отец Иоанн Коваль тихо, кротко служит Богу, внимателен и деликатен ко всем. Исповедь у него чистая и светлая оттого, что чувствуешь близость Господа нашего”, — отметила Лариса, прихожанка храма. С этой характеристикой о. Иоанна согласны многие из тех, кто знает священника.

Однако перед членами комиссии вовсе не стояла задача выяснить реальное положение дел, узнать мнение прихожан. Около 80 прихожан прямо заявили о своей поддержке священника, но для комиссии было важнее найти тех, кто мог выступить против. И, естественно, 5-6 таких голосов прозвучало. Одним из них был и доносчик, который оказался еще и провокатором. Он ударил одного из тех, кто открыто выступил в поддержку о. Иоанна… и получил ответный удар. Члены комиссии не преминули заявить, что, судя по агрессивному поведению сторонников о. Иоанна, можно сделать вывод о явных неудачах в его пастырском служении.

Настоятель храма вел себя как сторонний наблюдатель, поддерживать о. Иоанна он не стал, а позднее, открыто называл своего собрата «врагом Церкви». При этом отец Виктор в прошлом тоже, как о. Иоанн, музыкант. Он окончил Московскую консерваторию и даже аспирантуру при ней. На сайте храма опубликован альбом с очень трогательным, очень подходящим для нашей ситуации названием – «Я желаю тебе добра», романсы на стихи Вероники Тушновой, музыка и исполнение о. Виктора, причем на обложке альбома он указан скромно – просто имя и фамилия, без упоминания священного сана. Добра отец Виктор желает теперь далеко не всем. Он пишет песни в поддержку российской агрессии и выкладывает их в YouTube прямо на странице храма.

О том, насколько гнетущая атмосфера страха и духовного насилия воцарилась в приходе, красноречиво свидетельствует одна небольшая деталь. Когда после Пасхи в воскресенье на Красную горку храм был полон, пришел и о. Иоанн с семьей и стоял на богослужении вместе с другими молящимися. Настоятель храма сделал вид, что о. Иоанна не заметил и в алтарь его не пригласил, однако прихожане с радостью подходили к опальному священнику и брали у него благословение. Настоятель храма это заметил и после литургии (о. Иоанн ушел чуть раньше) вышел на амвон и заявил, что о. Иоанн «распространяет экстремистские материалы». Настоятель открыто призвал тех, кто состоит в переписке с о. Иоанном, присылать ему копии этих писем и в конце прибавил, что отлучает от причастия всех, кто сегодня дерзнул взять у о. Иоанна благословение. 

Отлученные от причастия миряне обратились к о. Иоанну с вопросом, следует ли им написать возмущенное письмо в патриархию, но он попросил этого не делать. Когда о. Иоанн приехал на службу следующий раз, прихожане не только не брали у него благословения, но даже боялись к нему подойти.

И еще одна характерная деталь: несмотря на то, что  настоятель повел себя «правильно», проявил полную лояльность Московской патриархии, очередной награды, которую он с нетерпением ждал на Пасху, его все-таки лишили – за слишком громкий скандал, возникший на приходе.

Три месяца епархиальная Дисциплинарная комиссия вела «расследование», в апреле его закончила и передала документы в Епархиальный суд. По сложившейся при патриархе Кирилле традиции обвиняемый священник не имеет права ознакомиться с обвинительным заключением до начала судебного заседания и, соответственно, как-либо подготовиться к защите. О. Иоанну также было отказано в предоставлении каких-либо документов до судебного заседания.

Суд состоялся 11 мая, председательствовал протоиерей Михаил Рязанцев, ключарь Храма Христа Спасителя.

Члены церковного суда настойчиво требовали от о. Иоанна заявить свою политическую позицию:

— Вы пацифист? Вы сторонник Украины?

На что обвиняемый неизменно отвечал, что на церковном суде не видит необходимости затрагивать политические вопросы.

Еще одна характерная для путинской России деталь: оказалось, что настоятель храма не ограничился устными нападками на священника, но и сам написал донос. Протоиерей Виктор Шкабурин посчитал необходимым написать донос не на самого о. Иоанна, а на его несовершеннолетних детей, обвинив их в том, что они воспитаны в «бандеровском духе».

Вполне очевидно, что решение суда было подготовлено заранее и само заседание стало лишь необходимой формальностью. Приговор предсказуемо суров: о. Иоанн лишен сана за нарушение 25 Апостольского правила – клятвопрестуление понимаемое как нарушение священнической присяги. Для вступления судебного решения в силу необходимо, чтобы его утвердил правящий епископ Москвы – патриарх Кирилл.

По всей видимости, Московская патриархия видит, что антивоенные настроения среди духовенства остаются сильными и, принимая предельно жесткое решение в отношении о. Иоанна Коваля, хочет припугнуть лишением сана всех антивоенно настроенных священников.

Страх – это по-прежнему главный инструмент, которым пользуется «официальная церковь» в России, чтобы держать в повиновении свое духовенство.  

«Официальная церковь» в России снова и снова грубо нарушает нормы церковного права в отношении своего духовенства. В ряде случаев правда может восторжествовать благодаря апелляции к Вселенскому патриарху, однако в сложившейся ситуации следует поставить вопрос о необходимости создания христианских правозащитных центров, которые будут участвовать в защите клириков и мирян от произвола церковных властей.


Написано для проекта «Православие и права человека».

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Сергей Чапнин

    Директор по коммуникациям Центра православных исследований Фордэмского университета, главный редактор альманаха современной христианской культуры "Дары"

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.8 / 5. Количество оценок: 444

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.