Церковь и общество

Дух христианской свободы Памяти архиепископа Гродненского Артемия (Кищенко)

Опубликовано: 19 мая, 2023
👁 1 421 просмотр
Рейтинг читателей:
4.7
(68)
Время прочтения: 6 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

Image Credit: Екатерина Гордеева, Гродно (Беларусь)

Дух христианской свободы – дар, который в постсоветском православии восприняли и оценили, увы, не многие. Человек советской формации, лишенный опыта внутренней свободы, в большинстве своем не смог открыть православие как освобождение. Скорее наоборот, погружение в церковную жизнь стало удобной заменой советской идеологии. Путь формирования постсоветской гражданской религии, обретший теперь столь шокирующие формы, был постепенным и для многих далеко не очевидным. Для многих, но не для всех…

Одним из тех, кто постоянно и недвусмысленно говорил об опасности такого рода подмены, был архиепископ Гродненский и Волковысский Артемий (Кищенко). Тревога, связанная с  подменой христианского благовестия новой формой идеологии, была одним из лейтмотивов его проповеди на протяжении многих лет. В период, когда кризисные явления в жизни Русского православия еще не были столь очевидными, частое обращение к теме подмены многим казалось навязчивым, заевшей пластинкой, не самой актуальной темой. Тем не менее, после событий 2020 года в Беларуси, после начала войны в Украине и активной поддержки агрессии со стороны руководства Русской Православной Церкви, оказалось, что такие предупреждения были вовсе не напрасны.    

Почивший 22 апреля 2023 года архиепископ Артемий был человеком удивительной христианской свободы и смелости. Правилом жизни для него были слова Евангелия: «Не бойся, только веруй!» (Лк. 8, 50). Глядя на него, я часто задавался вопросом: почему он в своей свободе так не похож на иных иерархов Церкви? Как зародился и развился в нем этот дар? На эти вопросы невозможно было бы получить от него прямой ответ. Поэтому в нашем общении я много спрашивал Владыку Артемия о его жизни, взаимоотношениях, впечатлениях, поисках, книгах, людях. Так я стремился понять путь его становления.

Архиепископа Артемия характеризовала непереносимость к разного рода идеологиям, равно как ко лжи и фальши, которые им сопутствуют. Он не терпел двоемыслия и лицемерия. Причиной тому была глубокая личная травма от столкновения с ложью советской идеологии и системой ее принуждения. Этот конфликт, возникший еще в школьные годы, сильно задел семейный отношения, существенно повлиял на дружеские связи и вызвал у него чувство категорического неприятия такого рода мировоззрения. Встреча со Христом в юношестве стала для будущего архиепископа встречей с Вечной Правдой и дала ему ощущение внутренней свободы в условиях несвободного общества. Думается, этот опыт многое определил в его жизни. Придя в Церковь, он в известном смысле стал изгоем и не боялся быть им до конца своих дней. Христос навсегда остался его убежищем от лжи и лицемерия. Этот опыт в равной мере  действовал и в церковной жизни, когда приходилось сталкиваться с двуличием и фарисейством среди собратьев по вере и служению.

Неожиданное обретение гражданской и церковной свободы после падения Советского Союза, в понимании архиепископа Артемия, было величайшим даром Божиим, полученным Русской Церковью по молитвам сонма новомучеников. Церковь получила свободу и должна была стать ее утверждением в жизнь общества. Зная историю, Владыка видел колоссальную опасность возрождения разного рода «симфоний» или создания иллюзий православного государства. Для него было очевидным, что подобного рода союзы станут новым рабством Церкви и трагической подменой евангельского образа жизни. С горечью он наблюдал, как Русская православная церковь шаг за шагом продает дар свободы за те или иные государственные преференции или финансовую помощь. Глядя на жизнь современного православия, архиепископ Артемий всегда отмечал более выгодное положение тех церковных общин и церквей, которые не зависят от государства и государственной помощи. Необходимость самостоятельно решать трудности и проблемы без внешней поддержки, по мысли архиепископа Артемия, помогает христианским общинам укреплять их единство и приближает их жизнь к первохристианскому идеалу.

В пределах своей епархии он последовательно отстаивал независимость Церкви от властьимущих, что не раз приводило к конфликтам. И в церковных, и в светских кругах Беларуси за ним закрепилась репутация «скандального», несговорчивого архиерея. В определенном смысле он и был таким. С ним можно было договориться только тогда, когда речь не шла о компромиссах с совестью и принципами. И наоборот, если кто-то, пусть даже облеченный высокой властью и полномочиями, посягал на церковную свободу и ее автономность, пытаясь навязывать сомнительные решения, то  архиепископ Артемий давал немедленный жесткий отпор. В такие моменты он не размышлял о возможных негативных последствиях и проблемах. Ситуация требовала принципиального христианского ответа, и таковой незамедлительно следовал.

Напряжение ощущалось не только при взаимодействии с государством и светским обществом. Не менее острыми порой были и внутрицерковные отношения. Гродненский архиерей никогда не заигрывал с религиозными переживаниями своей паствы. Замена Христова благовестия разного рода околоцерковными преданиями, исканием чудес и благодатных старцев, обрядоверие и создание религиозного ажиотажа вокруг святынь всегда вызывали резкую критику архиепископа Артемия. Его проповедь всегда была христоцентрична. Он учил свою паству личной ответственности перед Богом и своей совестью. Своим словом он пресекал всякие стремления к религиозной экзальтации и учил духовной трезвости. Такой подход резко отличался от общей духовной настроенности во многих епархиях Белорусского Экзархата. В результате значительная часть православного сообщества Беларуси признала его «недостаточно благодатным» или «не вполне благочестивым».

Владыка Артемий ясно понимал, что преодоление обрядоверного в православии возможно только благодаря серьезному религиозному образованию и катехизации. Соответственно этим целям он формировал и клир своей епархии. Образовательный ценз духовенства Гродненской епархии, благодаря выверенной кадровой политике архиерея, буквально за несколько первых лет его архиерейства достиг наибольшего уровня в сравнении с иными епархиями Белорусского Экзархата и оставался таковым до принудительного отправления архиепископа Артемия «на покой». Он лично был инициатором ряда эффективных катехизических, образовательных, культурных проектов. В Гродно ежегодно проходил международный хоровой фестиваль «Коложский благовест», объединявший певческие коллективы из 15 европейских стран. Приходской дом Покровского кафедрального собора был площадкой для встреч гродненской творческой интеллигенции. Здесь регулярно проводились музыкальные и литературно-поэтические вечера, выставки изобразительного искусства. Эти встречи всегда отличал высокий творческий уровень их участников. Выстроенная им на уровне епархии система катехизации не имела аналогов в пределах Беларуси. В Гродно при непосредственном участии архиерея действовала Мирянская богословская Коллегия с шестилетней программой богословского обучения. Два обязательных катехизических занятия проходили все пары, готовящиеся к венчанию и крестные родители перед участием в Таинстве Крещения во всех благочиниях епархии.

Тема подмены Евангельского благовестия околоцерковными мировоззренческими суррогатами с политическим и псевдопатриотическим окрасом особенно волновала и вызывала беспокойство архиепископа Артемия. Пожалуй, это именно та сфера, в которой стали очевидным образом проявляться основные расхождения взглядов архиепископа Артемия с так называемой официальной позицией Русской Церкви, в том числе и Белорусского Экзархата. Если первоначально, с избранием митрополита Кирилла в Патриархи, архиепископ Артемий связывал большие надежды на  благотворные преобразования в церковной жизни, то впоследствии для него стало очевидным, что деятельность Патриарха Кирилла подавляет живой дух церковной жизни и проповедь Евангелия заменяет идеологией. Тем большим было разочарование… Ведь история взаимоотношений Патриарха Кирилла и архиепископа Артемия началась еще в Ленинградской духовной академии, где первый был ректором, а второй студентом. Закончилось же все тем, что Патриарх в экстренном порядке подписал указ о смещении архиепископа Артемия с кафедры, а после смерти даже не удостоил нескольких строчек соболезнования.

История Церкви воспринималась почившим архиепископом Артемием как история исповедничества. Непоколебимое стояние в христианской истине — это то, что определяло в его сознании образ настоящей Церкви. Он категорически не воспринимал приспособленчество и компромиссное соглашательство с ложью и злом. Его любимые святые: Иоанн Креститель, святитель Иоанн Златоуст, святитель Филипп Московский, святитель Арсений (Мациевич), святитель Патриарх Тихон и сонм новомучеников. Его идеал – свободная от государства Церковь доконстантиновской эпохи. Оценивая подвиг новомучеников, он подчеркивал, что их свидетельство – это не только противостояние безбожию, но и борьба за христианское отношение к человеку, защита права Церкви и человека быть свободными в вере, действии и слове.

Личным вызовом христианской и пастырской совести для архиепископа Артемия стал политический кризис 2020 года, когда Беларусь была шокирована уровнем невероятного насилия, пытками и преследованием участников мирных протестов, которые выступили против лжи и желали демократических преобразований своей страны. Идеологические наследники Дзержинского и сторонники советской реставрации устроили настоящий террор во многих городах Беларуси. Верный своей пастырской совести и принципам, архиепископ Артемий выступил с посланием, где прямо осудил насилие, фальсификации и благословил тех, кто нес мир, справедливось и правду (https://belarus2020.churchby.info/obrashhenie-arxiepiskopa-artemiya-grodnenskogo-i-volkovysskogo/). Через несколько дней после опубликования послания, когда жестокость беларусских силовых структур привела к первым жертвам, когда стали известны ужасы пыток изолятора на Окрестина, архиепископ Артемий выступил со своей известной проповедью, в которой прямым и грозным пастырским словом бескомромиссно осудил насилие и всех его совершающих. Священники Гродненской епархии по благословению своего архиерея отправились с помощью и продуктами питания к заключенным и искалеченным людям.

Зная реалии жизни Беларуси при диктаторском режиме Лукашенко, архиепископ Артемий ясно понимал, что он переступил ту черту, за которой его могли терпеть. В глазах режима Лукашенко после этих выступлений и действий он стал опасным врагом. Такой шаг гродненского архиерея был вполне осознанным и в полной мере отвечал его христианской вере, строгим принципам и убеждениям. Он встал на тот путь, которым прошли почитаемые им святые. Находясь возле него, можно было подумать, что он ждал подобного момента в своей жизни и был рад моменту испытания.  

Необходимость решить вопрос с отставкой гродненского архиерея поставила перед ситуацией выбора и Синод Белорусской Православной Церкви. В тех обстоятельствах архиепископ Артемий не питал каких-то особых иллюзий, но все же оставалась капля надежды на то, что собратья по архиерейскому служению найдут возможным отстоять свободу Церкви и не поддадутся давлению режима. Увы, эта надежда не оправдалась. В спешном порядке архиепископ Артемий без своей воли и согласия после 25 лет архиерейства был отстранен от управления Гродненской епархией Белорусской Православной Церкви.

Нелегким испытанием после отставки стала для него дискредитация многих его начинаний и инициатив. Жизнь Гродненской епархии стала принудительно «нормализоваться» по общим принципам и тенденциям, характерным жизни «официальной Церкви» при Патриархе Кирилле. Он не раз в этот период подчеркивал важность образования, как того вклада, который невозможно отобрать у человека. Из непосредственного общения он знал, что люди прошедшие катехизацию и получившие образование в Гродненской мирянской богословской коллегии получили здоровую христоцентричную основу своей веры и мировоззрения, как некую качественную духовную и интеллектуальную прививку от псевдохристианских идеологий и пропаганды.

Архиепископ Артемий не остался безгласным и в отношении братоубийственной войны, развязанной кремлевскими правителями против Украины. В одном из своих интервью, которое он дал после начала войны, он выказал поддержку украинскому народу, осудил агрессию Российской Федерации, а слова и действия Патриарха Кирилла, оправдывающие нападение, назвал несогласными Духу Святому.

Почивший архиепископ Артемий, однажды приняв дар христианской свободы, остался верен ему до смерти. Несомненно, настанет то время, когда слова и дела христианского свидетельства почившего гродненского архиерея станут опорой и оправданием беларусского православия перед судом истории. Несомненно, наследие архиепископа Артемия (Кищенко) не будет утрачено и сохранится как в Гродненской епархии среди множества воспитанных и образованных им мирян и клириков, так и среди тех его духовных чад и воспитанников, кто вынужден был покинуть Беларусь. Для тысяч и тысяч белорусских христиан, не принявших ложь и насилие режима Лукашенко, архиепископ Артемий стал одним из символов свободной от диктата власти христианской веры.

Таким он и вошел в историю. Вечная память архиепископу Артемию!

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Протоиерей Георгий Рой

    Священник белорусской общины Вселенского патриархата в Вильнюсе, Литва

    С 2004 по 2013 преподавал Историческую литургику и Миссиологию в Минской духовной академии и семинарии. По приглашению архиепископа Гродненского Артемия (Кищенко) перешел на служение в Гродненскую епархию. Служил в древней Борисо-Глебской Коложской церкви XII века, с 2015-го года был настоятелем Гро...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Средняя оценка 4.7 / 5. Количество оценок: 68

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.