Богословие, Женщины в Церкви

Забытая православная женщина-богослов Мирра Лот-Бородина и мистическое богословие обожения

Опубликовано: 13 июня, 2023
👁 271 просмотр
Рейтинг читателей:
5
(3)
Время прочтения: 4 мин.
Переводы: English

До Второй мировой войны в православных богословских кругах Западной Европы были особенно заметны четыре женщины. Мать Мария (святая Мария Парижская, 1891-1945) получила широкую известность, особенно после ее канонизации в 2004 году, за подвижническую деятельность по помощи бедным в межвоенном Париже и евреям во время Второй мировой войны, а также за ее смелые статьи на духовные и богословские темы. Юлия Рейтлингер (сестра Иоанна, 1898-1988) была иконописцем, писавшим свое богословие в красках. Она была духовным чадом о. Сергия Булгакова, а после ее возвращения в Советский Союз в 1955 году — о. Александра Меня. Надежда Городецкая (1901-1985) была активна в русской православной общине в Париже в конце 1920-х и начале 1930-х годов. В 1934 году она переехала в Англию и преподавала в Ливерпульском университете. Она известна прежде всего своими авторитетными исследованиями «Униженный Христос в современной русской мысли»(1938) и «Святой Тихон Задонский: вдохновитель Достоевского» (1951). Мирра Лот-Бородина (1882-1957) приехала во Францию для учебы в 1906 году. В 1909 году она защитила докторскую диссертацию по медиевистике и вышла замуж за французского историка-медиевиста Фердинанда Лота (1866-1952). Она специализировалась на средневековой романтической литературе («куртуазной любви») и опубликовала шесть книг, которые получили выские оценки специалистов, а также переводы средневековой литературы на французский язык и многочисленные статьи.

Начиная с конца 1920-х годов Мирра Лот-Бородина активно участвовала в православных и экуменических богословских дискуссиях, проявляя особый интерес к мистическому и аскетическому богословию. Она участвовала в экуменических богословских коллоквиумах, организованных Николаем Бердяевым, и опубликовала более тридцати статей, в основном на французском языке, некоторые на русском и немецком, посвященных патристической доктрине обóжения, «Мистагогии» Максима Исповедника, Симеона Нового Богослова, Николая Кавасилы, сакраментальному богословию, благодати, дару слез, духовной сухости, блаженству и учению о непорочном зачатии в православной перспективе. Она перевела работы Симеона Нового Богослова и «Мистагогию» Максима Исповедника на французский язык и отредактировала серию своих статей о Николае Кавасиле, опубликованных под названием «Un Maître de la spiritualité byzantine au XIVe siècle: Nicolas Cabasilas» (Византийский духовный учитель XIV века: Николай Кавасила, 1958). Ее статьи об обожении, благодати и блаженстве на христианском Востоке были переизданы в виде книги в 1970 году: «La Déification de l’homme selon la doctrine des pères grecs» («Обожение человека по учению греческих отцов», Paris: Le Cerf, 1970).

Труды Мирры Лот-Бородиной и ее участие в богословских дискуссиях в 1930-х годах и после Второй мировой войны оказали огромное влияние на православных и католических богословов, особенно на лидеров неопатристического направления в православном богословии и католического движения ressourcement-nouvelle théologie, которое стало ключевым богословием II Ватиканского собора. В своем восторженном предисловии к переизданию эссе Мирры Лот-Бородин об обожествлении кардинал Жан Даниэлу вспоминает об их сильном влиянии на него: «Эти статьи были для меня решающими. Они выкристаллизовали то, что я искал, — видение человечества, преображенного божественными энергиями. …Я вспоминаю, как я был ошеломлен, когда читал ее эссе. Я обязан им тем, что они определили направление моего первого исследования по мистическому богословию Григория Нисского».

Научные интересы Мирры Лот-Бородин охватывали два разных культурных и духовных мира — средневековую куртуазную литературу и патристическое богословие, преимущественно мистическое и аскетическое. Для нее эти две сферы объединяла любовь: божественная любовь как источник и вдохновение для человеческой любви, перекликающаяся и стремящаяся достичь вершин человеческих стремлений и единения с божественным и бесконечным, обожествления. Она не создала письменного произведения, объединяющего эти две сферы, но вскоре после ее смерти был опубликован сборник ее эссе о куртуазной любви и средневековых мистических исканиях, особенно о легенде о Святом Граале, под названием «De l’amour profane à l’amour sacré» («От профанной любви к священной»).

Мирра Лот-Бородин была, несомненно, одним из самых влиятельных православных богословов своего поколения, и ее по праву следует считать одним из пионеров неопатристического богословия, наряду с Георгием Флоровским и Владимиром Лосским. Тем не менее, за исключением о. Андрея Лаута (который неоднократно писал о ней), она в значительной степени остается без внимания в православии, особенно в англоязычном православии. Почему? Мы можем только предполагать. Может быть потому, что приехав в Париж в 1906 году, она не принадлежала к первой волне русских эмигрантов, спасавшихся от революции и гражданской войны, и поэтому оставалась в некотором роде аутсайдером в межвоенных и послевоенных русских православных кругах во Франции? Или потому, что вышла замуж за француза и прочно укоренилась во французской академической и общественной жизни? Или потому, что до конца 1920-х годов она оставалась вне Православной Церкви? Или же потому, что почти все свои богословские труды писала на французском языке? Или потому, что ни ее муж-агностик, ни одна из трех дочерей не были православными? Или потому что ее так высоко ценили в кругах ведущих католических богословов? Или потому, что она была женщиной в мире мужчин? Или потому что ее богословские интересы и ориентация были ближе к интересам Флоровского и Лосского, чем к Сергию Булгакову и Сергиевскому институту? Вероятно, сочетание нескольких факторов стало причиной отсутствия должного признания среди ее православных соотечественников и последующего забвения.

Недавняя биография Мирры Лот-Бородин (на русском языке), написанная сестрой Терезой Оболевич, может помочь повысить ее авторитет в современном православии — в настоящее время готовится ее перевод на английский язык. Но удивительно, что ни один из трудов Лот-Бородиной не опубликован в английском переводе — ее книга об обожествлении издана на румынском и итальянском языках, но не на английском. Богословие Мирры Лот-Бородиной еще предстоит изучить более глубоко, как и ее влияние на развитие католического и православного богословия. Она стала первопроходцем патристического подхода к богословию уже в начале 1930-х годов, в то время, когда Флоровский еще формулировал свой неопатристический проект, а Лосский вел борьбу против софиологии. В своих статьях об обожении 1932-33 годов она ссылается на «мистическое богословие», которое Лосский позже включил в название своей классической книги — действительно, схема «Мистического богословия Православной Церкви» (1944) основана на учении об обожении (теозисе), о котором Лот-Бородина так красноречиво писала десятью годами ранее. Лосский (который признает лишь немногие из своих современных источников) ссылается в «Мистическом богословии» на статью Лот-Бородиной о даре слез, но не упоминает ее гораздо более важные статьи об обожении.

Пришло время для признания Мирры Лот-Бородиной как крупного православного богослова современности.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Поль Ладусер

    Поль Ладусер

    Адъюнкт-профессор Православной богословской школы при Тринити-колледже Университета Торонто

    Поль Ладусер - преподаватель Православной богословской школы при Тринити-колледже (Университет Торонто) и факультета теологии и религии Университета Лаваля (Квебек). Сфера его научных интересов - православное богословие, экклезиология и духовность с XVIII века. Под его редакцией изданы французские п...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 3

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.