Культура и искусство

«Троица» Рублева – святыня или культурное наследие?

Опубликовано: 18 августа, 2023
Всего просмотров: 👁 247 просмотров
Рейтинг читателей:
5
(12)
Время прочтения: 5 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

«Троица» Андрея Рублева, безусловно, самая известная в мире русская икона. Ее репродукции можно встретить в разных храмах по всему миру – не только в православных, но и в католических, лютеранских, епископальных. Даже если образованный человек не интересуется иконописью, «Троицу» он знает наверняка. В чем загадка такой широкой известности и популярности этой иконы?

В Русской Православной Церкви «Троица» никогда не была особо почитаемой и не считалась чудотворной иконой. В Троице-Сергиеву Лавру, где она находилась с момента своего создания и до революции 1917 года, паломники приходили, чтобы приложиться к мощам преп. Сергия Радонежского, проходя мимо иконы. Удивительно, но широкую известность икона получила в советское время, благодаря исключительно светским специалистам – реставраторам, искусствоведам, художникам.

Bз светских исследований мы знаем, что «Троица» была написана в начале XV века иконописцем Андреем Рублевым в связи со строительством Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря. Впервые икона упоминается во вкладных книгах монастыря 1639, затем в 1673 г. Эти книги, в свою очередь, ссылаются на более древние записи 1574–1575 гг. Они свидетельствуют, что икона находилась в местном ряду иконостаса Троицкого собора, на месте храмового образа на протяжении веков. И вплоть до начала ХХ века икона не покидала своего места.

Имя автора «Троицы» – Андрея Рублева – его современникам было известно хорошо. Оно упоминается в летописях XV века в связи с работами мастера в Московском Кремле и во Владимире, но летописи ничего не говорят о «Троице». Известно, что на рубеже XV-XVI вв. Иосиф Волоцкий начал собирать иконы Андрея Рублева, выделяя его из сонма других иконописцев. Но какие были эти иконы, не известно. Впервые об иконе «Троица» письма Андрея Рублева упоминается в  решениях Стоглавого собора (1551), постановившего, что образ Святой Троицы следует писать, как Андрей Рублев и не иначе. Тем самым отцы Собора отметили, что ценность иконы в ее богословии, в том, как Андрей Рублев в красках передал тайну Божественного Триединства. Об иконе «Троица» сообщает также памятник XVII века «Сказание о святых иконописцах». Его автор уточняет, что Андрей Рублев написал «Троицу» по заказу игумена Никона «в похвалу отцу своему Сергию Радонежскому».

Эти сведения по крупинкам собрали светские исследователи, и благодаря реставраторам мы можем лицезреть ее красоту. Кстати, реставрацию иконы инициировали тоже светские специалисты, а вовсе не Церковь. В 1904 году по ходатайству Ильи Остроухова, художника и коллекционера, в Лавру был приглашен реставратор и иконописец Василий Гурьянов для расчистки «Троицы» от позднейших записей.

Древние иконы покрывали олифой, которая со временем чернела, их поновляли, переписывали, закрывали окладами. Так было и с «Троицей», ее поновляли несколько раз. В таком виде – переписанная, потемневшая, закрытая окладом – «Троица» простояла несколько веков, не привлекая никакого внимания. И только в начале ХХ века реставрация иконы позволила увидеть ее подлинный облик. Но даже первое пробное раскрытие иконы напугало Церковь. Когда Василий Гурьянов снял оклад, счистил темную олифу и раскрыл небольшой фрагмент в верхнем правом углу иконы, стала видна живопись. Как он сам писал: вдруг вместо темных «дымных» красок открылись яркие цвета, просто «райские». Гурьянов не дошел до авторского слоя, но и частичное раскрытие вызвало сенсацию. В Лавру поспешили светские специалисты, чтобы увидеть «подлинного Рублева». Однако наместник Лавры испугался, остановил реставрацию и повелел вновь закрыть икону окладом. Так «Троица» вернулась на привычное место в иконостасе внутри довольно темного храма, и простояла там еще шестнадцать лет. Только в 1918 году, когда советская власть закрыла Троице-Сергиева Лавру, икону перенесли в реставрационные мастерские, и реставраторы занялись ее расчисткой всерьез. Реставрация иконы проходила в два этапа: с 1918 по 1926 год, и сегодня мы можем видеть авторскую живопись, хотя и с некоторыми довольно существенными утратами.

Раскрытие «Троицы» позволило исследователям заняться ее изучением, а также всего наследия Андрея Рублева. Об этой иконе писали самые авторитетные специалисты: Н.А. Демина, В.Н. Лазарев, В.Н. Сергеев, Г.В. Попов, Э.С. Смирнова и другие. Наверное, ни о какой другой иконе столько не написано, благодаря чему о «Троице» узнали во всем мире. Зарубежные специалисты Konrad Onasch, Henri Nouwen, Ludolf  Müller прибавили немало к тому, что написано об этой иконе. И на сегодняшний день историография «Троицы» составляет десяток увесистых томов.

Исследования «Троицы» велись в непростое время. Советский Союз исповедовал научный атеизма и изучение древнерусского наследия не приветствовались, а публикации подвергались жесточайшей цензуре. Например, в советских изданиях нельзя было написать «православная икона», но только «памятник древнерусской живописи». А все монографии должны были начинаться с цитат классиков марксизма-ленинизма, какова бы ни была тема научной работы. Алексей Лосев, крупнейший российский философ, в шутку называл это «ритуальным самоосквернением». Естественно, о богословском смысле иконы «Троица» никто даже не дерзал писать. Хотя еще священник Павел Флоренский, один из первооткрывателей иконы в начале ХХ века писал об этой иконе как об откровении и ярчайшем доказательстве бытия Божия: «Есть “Троица”, значит есть Бог». Эта его максима была широко известна. Но такой взгляд на творение Рублева для советского времени был неприемлем, и потому искусствоведам оставалось только заниматься иконографией, историей написания и эстетическим анализом  иконы. Популярности «Троицы» добавили исследования академика Бориса Раушенбаха, одного из основоположников советской космонавтики, который писал о феномене обратной перспективы и проблемах пространства.

Советские ученые умели обходить многие препоны цензуры. И порой весьма остроумно. Например, в 1947 году на волне послевоенного патриотического подъема Сталин издал указ об организации Музея древнерусской культуры имени Андрея Рублева. Но шли годы, а музей оставался лишь на бумаге. Тогда с подачи советских искусствоведов и их западных коллег, в 1960 году ЮНЕСКО объявил Всемирный год Андрея Рублева. И это способствовало открытию музея имени Рублева в Москве, а заодно и росту международного интереса к иконе Троицы.

Как известно, кино в Советском Союзе было главным видом искусства. И в популяризации «Троицы» именно в светском контексте кинематограф сыграл огромную роль. В 1971 году на экраны страны вышел фильм Андрея Тарковского «Андрей Рублев», в финале которого после мрачных черно-белых кадров суровой жизни во времена татаро-монгольского ига и княжеской междоусобицы, на экране возникают яркие цветные образы – иконы Спас, Архангел Михаил и, конечно, «Троица». Это производило ошеломительный эффект, и миллионы людей узнали о шедевре Рублева.

Несомненно, феномен «Троицы», прежде всего, культурный. И слава ее всемирна, икона принадлежит мировому искусству и входит в первый ряд памятников культуры. Церковь никак не участвовала в создании, конструировании этого феномена, если не считать самого факта написания иконы. Но согласно основам иконопочитания православные поклоняются «не доски и краскам, а тому, кто написан на доске красками». И потому после перенесения «Троицы» в музей на ее место была поставлена копия, написанная реставратором Н. Барановым. К слову сказать, в местном раду иконостаса Троицкого собора уже стояла копия – список Годуновского времени. И этого для Церкви было вполне достаточно, поскольку для церковного сознания почитание оригинала и списка ничем не отличается. С древних святых часто делали списки, и выставляли их для поклонения. Даже когда исчезали подлинники, образ сохранялся в списках, и слава чудотворных икон переносилась на них. А вот для культуры как раз важны именно доска и краски, подлинник мастера, поэтому так трепетно относятся к древней иконе и реставраторы, и искусствоведы, и, прежде всего, хранители Третьяковской галереи,  где на протяжении многих десятилетий находилась икона.

После падения Советского союза и вместе с ним атеистической идеологии пришли иные времена. Вчерашние советские люди переоделись в новые одежды, стали православными. В начале 90-х начались разговоры о реституции, о возвращении церковного имущества, прежде всего, икон. Из советского прошлого православные помнили, что есть великие имена иконописцев и великие святыни, оказавшиеся в музеях. Одной из них до последнего времени была «Троица» Рублева.

15 мая 2023 года РПЦ внезапно объявила, что «Троица» будет возвращена Церкви решением президента России. При этом патриарх Кирилл заявил, что не хотел изымать икону из Третьяковской галереи навсегда, и просил дать ее только на время. Однако Путин принял решение передать икону в бессрочное пользование, якобы «в ответ на многочисленные просьбы православных верующих». Накануне праздника Троицы икона была вывезена из Третьяковской галереи, вопреки отрицательному решению реставрационного совета, и ее выставили в храме Христа Спасителя. Затем, как сказано в официальных документах РПЦ, «икона вернется на свое место, для которого она и была написана, то есть, в Троицкий собор Троице-Сергиевой Лавры».

Нет сомнений, что это грозит разрушению иконы. Музейное сообщество, реставраторы, искусствоведы бьют тревогу, потому что в прошлом году икону «Троица» уже вывозили на несколько дней в Троице-Сергиеву Лавру, и после этого реставраторы обнаружили 61 повреждение доски, грунта и красочного слоя. Но, похоже, что Церковь это мало волнует. В итоге складывается парадоксальная ситуация: получается, что икона «Троицы» дороже не Церкви, почитающей ее как святыню, а светскому обществу, которое видит в ней уникальный памятник культуры.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Ирина Языкова

    Ирина Языкова

    директор Библейско-богословского института св. ап. Андрея

    Ирина Языкова - искусствовед, специалист по богословию иконы и современному христианскому искусству, директор  Библейско-богословского института св. ап. Андрея. Ранее преподавала в Общедоступном православном университете им. о. Александром Меня, Коломенской духовной семинарии, Российском православно...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 12

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.