Религия и конфликты

Православные христиане в Газе. Хроники выживания

Опубликовано: 13 ноября, 2023
👁 199 просмотров
Рейтинг читателей:
3.4
(7)
Время прочтения: 5 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

В борьбе с жителями Газы, которых 8 октября министр обороны Израиля назвал «человеческими животными» и поклялся действовать «соответствующим образом», была прекращена подача топлива, продовольствия, воды и электричества на обнищавшую полосу земли. В результате такой явной политики коллективного наказания (которая за последний месяц стала еще более коллективной и карательной) жилые кварталы и рынки стали непосредственными мишенями. За первые шесть дней войны израильские военные сбросили 6 тыс. бомб, ставя своей целью «не точность, а ущерб»

В первые дни жители района, окружающего греческую православную церковь Святого Порфирия (названную в честь епископа Газы V века), оказались под интенсивным обстрелом, который «дети света» вели против «детей тьмы» (так в итоге охарактеризовал этот сценарий премьер-министр Израиля). Единственный православный приход в городе Газа насчитывает около 1000 прихожан. По меньшей мере 30 христианских семей уже потеряли свои дома или покинули их из-за страха бомбардировок и переехали в церковные здания, вместе с несколькими другими (в том числе мусульманским семьями), которые полагали, что церковь будет более безопасным местом, чем жилые кварталы. 

Сначала на территории церкви, основанной более полутора тысяч лет назад, поселилось около 150 человек. Через неделю число жителей увеличилось почти в три раза и превысило 400 человек. Все они разместились в трех церковных зданиях. Доступ к продовольствию, воде и электричеству вскоре оказался затруднен, равно как и возможность удовлетворить другие базовые потребности.

К концу первой недели бомбардировок израильские военные приказали жителям города Газа (около 1,1 млн. человек) в течение 24 часов перебраться на юг. Этот приказ об эвакуации прямо требовал, чтобы люди покинули «общественные и иные известные убежища» и отправились на юг. Некоторые в храме св. Порфирия решили прислушаться к этому призыву, хотя ХАМАС распорядился иначе, и многие из тех, кто начал движение с севера, были затем убиты в результате израильского авиаудара. Другие, опасаясь подобной участи или по иным причинам, остались. Помимо непосредственной угрозы жизни, многие подозревали, что в случае ухода им не разрешат вернуться в город Газа, и таким образом христианскому присутствию придет конец (эти опасения были небеспочвенными). После первой недели несколько человек, укрывавшихся в храме св. Порфирия, разместили свои завещания и просьбы о прощении в социальных сетях, не зная, что именно они могут потерять —  связь/интернет или саму жизнь. 

С течением времени бомбы падали все ближе и ближе к территории церкви, гул становился все более регулярным, а стены сотрясались все чаще. Тем не менее, архиепископ Алексий, окормляющий общину в Газе, заверил своих прихожан, что останется с ними:

«Пока на территории Газы есть хотя бы один христианин, я никуда не уеду, потому что я могу быть для них надеждой. И поэтому я останусь в том месте, где во мне нуждаются. Если я умру, то достойная смерть станет моей судьбой».

Во вторник, 17 октября, через десять дней после начала бомбардировок, в больницу Аль-Ахли попала ракета. Мировые державы и общественные деятели спорили о том, откуда была выпущена ракета, но для тех, кто находился храма св. Порфирия это не имело особого значения, так как она пролетела в ужасающей близости, сотрясая церковные здания. Людям приходилось носить маски, чтобы не вдыхать появившиеся зловония. Через два дня, 19 октября, израильская авиация нанесла авиаудар по церковным зданиям (впоследствии официальные лица заявили, что удар был направлен на расположенный неподалеку центр управления ХАМАС). В результате удара обрушилось одно из зданий, что привело к гибели многих находившихся в нем людей. Погибли в основном три семьи, укрывавшиеся вместе, — от годовалых младенцев до стариков. Одна из семей была уничтожена полностью. Для столь малочисленной общины эта потеря особенно ощутима. Впоследствии Иерусалимский Патриархат назвал бомбардировку «военным преступлением, которое нельзя игнорировать», осудил «нападения Израиля на гуманитарные учреждения» и дал обещание «выполнить свой религиозный и моральный долг, предоставляя помощь, поддержку и убежище тем, кто в них нуждается». Тем временем представители церкви, включая архиепископа Алексия, постарались как можно шире рассказать о местонахождении храма и связались с несколькими посольствами, чтобы оказать давление на Израиль с целью добиться прекращения огня. Однако международное влияние православных христиан на Святой Земле — хотя они исторически являются самой многочисленной христианской традицией в регионе — исторически меркло по сравнению с другими, имеющими значительное влияние в Западной Европе и Северной Америке. Поэтому призывы церковных властей остались без внимания. Похороны погибших в храме св. Порфирия состоялись на следующий день и впервые привлекли внимание международной общественности, которая до последнего времени практически не обращала внимания на происходящее. 

В первые дни после авиаудара несколько семей переехали в католическую церковь Святого Семейства в Газе, поскольку считали ее более безопасной и также потому, что в ней было больше места. Однако многие вскоре вернулись, и таким образом в храме св. Порфирия осталось около 300-350 человек. (Хотя в статье речь не идет о храме Святого Семейства, необходимо отметимть, что в нем также проживают сотни людей, и его положение не менее тяжелое, чем в храме св. Порфирия).

В течение недели после бомбардировки церкви св. Порфирия наносилось самое большое количество ежедневных ударов с начала войны и, соответственно, самое большое число сопутствующих смертей , поскольку Израиль готовился к наземному вторжению. В очередной раз израильские военные издали приказ жителям города Газа уходить на юг. Однако, в отличие от предыдущего приказа, новый предупреждал, что тот, кто останется, «может быть идентифицирован как сторонник террористической организации». Оставаясь в храме св. Порфирия, укрывающиеся рисковали быть причисленными к террористам. Это придавало пугающе реальный смысл прямому заявлению президента Израиля о том, что все мирные жители Газы несут ответственность за действия ХАМАС. 

В связи с этими опасениями в субботу, 28 октября, в церкви св. Порфирия было проведено «общее крещение» девяти детей на фоне первого серьезного отключения связи, которое Израиль ввел в Газе, одновременно усилив авиаудары по этому району до невиданного прежде уровня. 

В воскресенье, 29 октября, израильские военные призвали тех, кто укрывается в Православном культурном центре на западе города Газа (около 1,000-1,500 человек), покинуть территорию. Через два дня, утром 31 октября, израильские военные уничтожили это современное здание в результате авиаудара. Став объектом очередного нападения, Иерусалимский Патриархат выступил с очередным резким заявлением: это «необоснованное нападение на один из очагов культурной жизни и социальной инфраструктуры Газы», по мнению патриархии, является «ярким воплощением необоснованной решимости Израиля уничтожить гражданскую инфраструктуру и центры социального обслуживания, а также убежища для мирных жителей, оказавшихся в осажденном анклаве». В связи с этим он вновь призвал к «немедленному и всеобъемлющему прекращению огня в секторе Газа». 

За прошедшие дни такого перемирия не последовало, а теперь, когда израильские военные в борьбе с ХАМАС вошли в Газу и отрезали север (город Газа) от юга, ситуация на севере стала еще более отчаянной, чем раньше.

Христианское население Газы не выбирало правительство ХАМАС — это действительно так, ведь более семидесяти процентов нынешнего населения Газы на момент прихода ХАМАС к власти в 2005 году были детьми или еще не родились, как и большая часть населения сектора. За прошедшие годы ХАМАС укрепил свое господство в Газе, отказавшись от проведения последующих выборов. Опираясь на собственную решимость воевать, внешнее финансирование и прежнюю политику израильского премьер-министра, направленную на сохранение власти исламистской группировки с целью исключения возможности создания независимого палестинского государства, ХАМАС продолжает управлять Газой (по крайней мере, на момент написания статьи).

Как и всему населению, независимо от страны, жителям Газы приходится сталкиваться с последствиями политики и действий своего правительства, независимо от того, поддерживают они эту политику и действия или нет. Однако необходимо внести ясность: Хотя продолжающиеся израильские бомбардировки и вторжение в Газу в первую очередь являются результатом нападения ХАМАС 7 октября, бессердечно, двуличноы, и жестоко со стороны лидеров и ученых за рубежом, особенно христианских, утверждать, что «ответственность» за гибель «невинных людей» и «нынешнюю эскалацию насилия» лежит «исключительно на ХАМАС» (как заявила немецкая еврейско-христианская рабочая группа) или что только «ХАМАС» приносит «страдания» «гражданскому населению Газы» (как утверждала международная группа библеистов). Правительства суверенных государств несут ответственность за тот выбор, который они делают. Политика Израиля в Газе не является исключением. 

Предыдущий обстрел Газы в 2014 г. привел к сокращению численности христианского населения (подавляющее большинство которого составляют православные христиане) примерно на 25%, то есть до 1 тыс. христиан по состоянию на 7 октября. Трудно представить, что последствия нынешней войны окажутся менее катастрофическими для немногих оставшихся в Газе христиан. 

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Майкл Азар

    Майкл Азар

    Майкл Г. Азар - доцент кафедры теологии/религиоведения Скрантонского университета. Он получил степень степень магистра богословия в Свято-Владимирской православной семинарии и доктора философии по Новому Завету в Фордэмском университете. Его первая книга - "Exegeting the Jews: The Early Reception of...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 3.4 / 5. Количество оценок: 7

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.