Религия и конфликты, Церковная жизнь и пастырское служение

Письмо в Россию. Важно найти единодушных

Опубликовано: 30 ноября, 2023
Всего просмотров: 👁 3 092 просмотра
Рейтинг читателей:
4.6
(100)
Время прочтения: 5 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

От редакции (Сергей Чапнин): Православная Церковь в России расколота, но сегодня это раскол не канонический или административный. Более того, этот раскол не всегда заметен для внешнего наблюдателя. Речь идет о том, что «официальной Церкви», которая стала органичной частью политического режима Путина, на глубинном уровне противостоят небольшие общины, сообщества, отдельные православные, которые отказываются принимать проповедь насилия и оправдание войны. Подобные проповеди постоянно звучат с церковных амвонов по всей стране, вызывая отторжение и тяжелые вопросы о том, почему Церковь в России отвергает Евангелие. Это «тихое христианское сопротивление» ищет единомышленников и часто обращается к тем священникам, которые находится за пределами России и заявили свою антивоенную позицию открыто. К таким священникам можно обратиться в соцсетях и мессенджерах. Ответы на письма православных христиан из России – важная часть пастырской работы антивоенных священников. Ниже мы публикуем ответ протоиерея Андрея Кордочкина на одно из множества подобных писем.


Дорогая N,

Прежде всего, благодарю Вас за доверие и за доброе отношение ко мне, лично незнакомому Вам священнику.

Вы спрашиваете меня: что делать? Ходить ли в храм, участвовать в таинствах? Есть ли Христос в таинстве причащения, исповеди, совершаемым в храмах РПЦ, и вообще в РПЦ, сейчас? Как будет Русская Православная Церковь смывать грех против заповеди «Не убий» и заповеди блаженства «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими»? Как не сойти с ума и отчаянья, и от бессилия что-либо изменить, и от боли?

Судя по тем письмам, которые я получаю из России, эти вопросы в той или иной форме задает себе множество людей, не исключая духовенство. Что означают слова «возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы», когда нет ли любви, ни единомыслия? Как теперь нам причащаться из одной чаши? Как идти на исповедь к священнику, с которым нет единомыслия в главном сейчас вопросе? Если всё это невозможно, то зачем тогда вообще идти в храм? Тяжелее всего тем, кто остаётся с этими вопросами один на один.

Люди переживают что-то гораздо более глубокое, чем разочарование в Московской патриархии как юрисдикции. Дело даже не в православии и не в христианстве как к таковом. Мне часто кажется, что то, что происходит сейчас, сопоставимо с разрушением Иерусалимского храма. Ведь разрушен был не храм, а человеческие представления о «религии». Тем не менее, если бы этого не случилось, слова Спасителя о поклонении Богу в Духе и Истине не смогли бы исполниться. 

Для меня стало личным открытием нечто, что может показаться очевидным: все, что мы любим в Церкви, и зачастую называем Церковью — богослужение, таинства, пение, иконопись, богословские накопления — все это не спасает от катастрофы ни отдельного человека, ни сообщество христиан. Рушатся все подпорки, рушатся связи между людьми, в том числе и со своими духовными наставниками. 

В состоянии этого распада и свободного падения самый важный, или, по крайней мере, самый первый вопрос из заданных Вами — это как не сойти с ума. Речь, конечно, не просто о психическом расстройстве, а о разрушении и распаде личности. Это то, что происходит со многими людьми, включая тех, кто нам близок. Это то, на что больнее всего смотреть.

Люди в России находятся под мощнейшим излучением газлайтинга, отрицающего очевидность. Я открываю сайты российских информационных агентств и читаю несменяемый дисклеймер под заголовком «военная операция на Украине”: «Российское военное руководство заверило, что гражданскому населению страны ничего не угрожает, цель — вывести из строя военную инфраструктуру Украины”. Что значит «ничего не угрожает»? Значит, не было ни одной гражданской жертвы? Значит, почти шесть миллионов человек бежали просто так, по глупости? Значит, можно было жить в Бахмуте и Маруиполе, как ни в чем не бывало? Все понимают, что это ложь, но за публичный отказ в неё верить штрафуют и сажают в тюрьмы как за «фейки» и «дискредитацию». Этих людей обвиняют в экстремизме и терроризме, строя власть на внешнем и внутреннем терроре. Они обвиняют в нападении, нападая сами. Они как будто борются с фашизмом, но сами строят фашистскую диктатуру. Они говорят о «русофобии», сами лишая русских людей всех фундаментальных прав: свободы слова, собрания, свободного использования русского языка: слова «война», «вторжение», «нападение» для описания текущих событий по-прежнему использовать нельзя. Они лишили русских людей всех прав, кроме права умереть. Определить их преступления легко — это всегда то, в чем они обвиняют других. Они неспособны к диалогу, они одержимы духом немым и глухим, они общаются с теми, кто не такой как они, только через доносы и репрессии. 

Поток этой психической радиации такой мощный, что сойти с ума немудрено. Поэтому в Вашем положении, мне кажется, очень важно найти для себя круг, пусть небольшой, единомышленных людей. N. — большой город, и таких людей не может не быть, в том числе в Церкви. К сожалению, ничего конкретного не могу вам подсказать, но с трудом верю, что среди духовенства нет никого, кто не был бы ослеплён.

Если это так, то верно и обратное. Постарайтесь ограничить себя в общении с людьми не-единодушными, прежде всего из духовенства, прежде всего в формате исповеди, иначе причините себе большой вред. В святоотеческих трудах по этому поводу есть консенсус. «Необходимо нам сообщать свои мысли единодушным с нами и доказавшим свою веру и разум», пишет святитель Василий Великий. Авва Пимен сказал: «Не открывай совести твоей тому, к кому не расположено сердце твоё». Марк Подвижник пишет о том, что нужно раскрывать свой внутренний мир, «вопрошая единодушных и единомысленных рабов Божьих, тем же подвигом подвизающихся, чтоб не зная, куда и как направлять шествие, не идти во тьме без светлого светильника». В переписке преподобных Варсонофия и Иоанна говорится: «Надобно вопрошать того, к кому имеешь веру, и знаешь, что он может понести помыслы, и веруешь ему как Богу».

Очевидно, что в свете общепринятой русской практики принудительной исповеди перед Причащением у Вас могут возникнуть сложности, но можно найти единодушного священника, к которому можно приезжать на исповедь даже раз в год. Если к делу подойти серьезно, то пользы от этого будет куда больше, чем от еженедельной очереди за двухминутной исповедью. С этом же священником можно согласовать регулярность причащения.

Что касается «действительности» таинств, то здесь нет причин для сомнения. Вспомните пример Иуды: «и после сего куска вошел в него сатана», говорит Евангелие. Но почему это произошло? Ведь явно не потому, что Тайная Вечеря была «недействительна». Именно её реальность имеет силу как преображать, так и сокрушать тех, кто, изображая поцелуй, заботу и любовь на самом деле несут смерть и разрушение.

Несмотря на то, что таинства в храмах, где проповедуется z-славие, продолжают совершаться, ответ на вопрос о том, можно или нужно ли в них ходить, не представляется мне очевидным. Мы не приходим на Литургию в храм для того, чтобы отстоять службу с чужими людьми, и в конце причаститься, если священник на исповеди счел нас того достойными.

Причащение — это не индивидуальный акт благочестия. Литургия — это таинство единства. «Нас же всех, от единого хлеба и чаши причащающихся, соедини друг ко другу в Духа Святаго причастие», молимся мы за Литургией святителя Василия Великого. Рады ли Вы единению с людьми, исповедующими z-славие? Готовы ли Вы имитировать единство с ними, которого нет? Каждому принимать своё решение, но, если ответ на эти вопросы отрицательный, вы вправе воздержаться от участия в богослужениях в z-храмах.

Если говорить об ответственности Церкви, то ее следует понимать прежде всего как глубоко личную ответственность. Вы — это Церковь точно также, как и священник, или епископ, или патриарх. Церковь для христиан — это всегда мы, а не «они». Тем не менее, крушение существующего политического режима не cможет пройти незаметно для Церкви. Нынешнее разочарование столь многих людей в том, как быстро Русская Православная Церковь подменила проповедь покаяния проповедью национального превосходства и исключительности, как легко соблазнилась z-славием и z-поклонением, культу насильственного подчинения, о котором говорит Великий инквизитор со Христом у Достоевского, есть лишь отзвук того, что всем нам придётся пережить. Но в этом есть промысел Божий. Видимо, нет другого пути к очищению и обновлению.

Все чувства, которые Вы переживаете — горечь, безнадежность, бессилие — в Вашем положении нормальны и естественны. Избави Бог чувствовать себя виноватой из-за того, что вы их испытываете. Постарайтесь найти дела, которые требуют полной концентрации и сосредоточения. Постарайтесь проводить больше времени на природе, в настоящем, непридуманном мире. Книги, искусство, путешествия — постарайтесь сделать так, чтобы жизнь была как можно более настоящая, не навязанная официальной повесткой. Приоритет всегда один — сохранить самого себя. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?». 

Диктатура, которая кажется незыблемой, вошла в режим самоуничтожения. Она отключилась от реальности, и её столкновение с реальностью и распад — вопрос времени. Уверен, что Вы увидите лучшие времена, будет и на Вашей улице праздник.

С благословением и наилучшими пожеланиями,
прот. Андрей Кордочкин 

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Протоиерей Андрей Кордочкин

    Заштатный клирик Испано-Португальской епархии

    Протоиерей Андрей Кордочкин - клирик Русской Православной Церкви с 2002 года. В 2003 году защитил докторскую диссертацию «Преп. Иоанн Лествичник и духовная традиция IV-VII веков» в Даремском университете (научный руководитель - священник Андрей Лаут). в 2019-2023 гг. - ключарь собора св. Марии Магда...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.6 / 5. Количество оценок: 100

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.