Религиозное образование, Экуменизм и межрелигиозный диалог, Этика

Преподавание православной этики в протестантской семинарии

Опубликовано: 7 февраля, 2024
👁 24 просмотра
Рейтинг читателей:
0
(0)
Время прочтения: 6 мин.
Переводы: Ελληνικά | English

Вряд ли можно найти нечто более далекое от Православной Церкви, чем богословская школа Макафи Университета Мерсер. История этой богословской школы в пригороде Атланты началась 30 лет назад как проект изгнанников из движения Южных баптистов, лишенных своих преподавательских должностей в новом мире Южной баптистской конвенции (SBC), где доминировали фундаменталисты.1

Сегодня Макафи вполне соответствует характеру свободных церквей протестантского мира не только в Атланте, но и за ее пределами, активно развивая онлайн-обучение по всей стране и даже по всему миру. Наши студенты в основном баптисты, пятидесятники и представители внеконфессиональных общин, среди которых ощутимо больше женщин, чем мужчин, при этом афроамериканцев больше половины. Южная баптистская конвенция остается в поле зрения, и большинство студентов придерживаются прогрессивных (левых) взглядов в политике и богословии.

Не были ли эти студенты удивлены, когда прошлой осенью я решил включить документ «За жизнь мира. На пути к социальному этосу Православной Церкви» (For the Life of the World, далее — FLOW) в качестве обязательного текста в свой курс по этике? Оказалось, что у студентов нет опыта знакомства с православием в целом и уж тем более с православной социальной этикой. Однако, получив очень благоприятное впечатление от FLOW после первого прочтения, когда наш коллега Перри Хамалис представил мне этот документ, и переработав свой курс по этике, я решил добавить документ к изучению. Он присоединился к книге «Женская богословская этика» (Theological Ethics) под редакцией Кэти Кэннон и ее друзей, книге Рафаэля Уорнока «Разделенный разум черной церкви» (Divided Mind of the Black Church), моему собственному тексту по этике, а также рекомендованному католическому сборнику «Католический компендиум социальной доктрины Католической Церкви» (Catholic Compendium of the Social Doctrine of the Church), книге Говарда Турмана «Иисус и лишенные наследства» (Jesus and the Disinherited) и книге Сондры Уилер «Служитель церкви как специалист по нравственному богословию» (Minister as Moral Theologian).

Я использовал FLOW, следуя удобной структуре, которую предлагает сам документ, назначая целые разделы на определенные дни — например, замечательный раздел «Церковь в общественной сфере» (подробнее ниже) — или, чаще всего, назначая один или два из 82 параграфов в соответствии с темами дня. Удивительная краткость документа, особенно если рассматривать только один пронумерованный параграф для каждой темы, делала текст очень удобным и для студентов, и для их преподавателя. Проводя занятия, я часто начинал с задания FLOW. И не только потому, что оно было гораздо более подходящим, чем длинная глава учебника, но и потому, что я пришел к убеждению, что FLOW предоставляет интеллектуально обоснованную, серьезную с точки зрения доктрины исходную позицию практически по каждой теме, которую он затрагивает.

Позвольте мне остановиться на этом подробнее, чтобы затем перейти к детальному обсуждению документа.

Одной из причин, по которой я выбрал книгу FLOW, было то, что я убедился, что она действительно обеспечивает  серьезную доктринально основу — точнее, что она одновременно предлагает серьезное богословское обоснование христианской этики, а затем и серьезную, содержательную христианскую социальную этику как такую, причем не в новой форме, а как продолжающуюся традицию, передаваемую через века. Иногда я использую документы Католического социального учения на занятиях по той же причине — я хочу, чтобы студенты, познакомились с Традицией, с заглавной буквы “Т». Я хочу, чтобы они поняли наследие христианской этики, сохранившееся в веках.

В интеллектуальном и религиозном развитии тех протестантских студентов, которым я преподаю, существует огромный пробел. Они часто отмечают, что за все время своего религиозного становления не получали серьезного образования в области христианской этики. Если их и учили чему-то, что можно назвать христианской этикой, то либо они получили опыт буквалитстского толкования Писании, где этика заключается в «применении» библейских текстов к конкретным вопросам самостоятельно или под очень сильным влиянием авторитетного (или авторитарного) пастора, либо они они перешли к прогрессивному либерализму, который просто витает в воздухе в некоторых культурных и религиозных пространствах.  Протестантское невежество, своего рода популизм, даже в понимании связи вероучения и христианской традиции — это порок, который в дальнейшем приводит к еще большим порокам, когда в церквях появляются крайне слабо подготовленные служители.

Я полагаю, что знакомство с внушительным, но не слишком громоздким текстом FLOW, по крайней мере, познакомит студентов с традицией — можно осмелиться сказать, с Традицией, — о существовании которой они даже не подозревали. 

Даже если студенты не соглашались с некоторыми частями — а многие так и делали, — они, по крайней мере, узнавали, что то, с чем они не согласны, составляет значительную часть христианской нравственной традиции. Они также обнаруживали, что им придется научиться приводить аргументы против тех составляющих традиции, которые им не нравятся, а не отбрасывать их как несоответствующие современным взглядам. Такое знакомство становилось еще более успешным, если они успевали прочитать еще и «Католический компендиум социальной доктрины». FLOW помогает мне объяснить протестантам, что существует широкая христианская нравственная традиция и что они не готовы к служению, если не знают ее.

Содержание FLOW оскорбило моих самых ярых либеральных студентов тем, что никого особо не удивит. «Земной путь человека… начинается с момента зачатия в утробе матери» (§15) — это утверждение приводит к последствиям, которые не очень нравятся тем, кто выступает за право на аборт. Но, что интересно, культурно поляризующий вопрос об абортах не акцентируется в последующих параграфах. Вместо этого в документе делается акцент на защите невинности детей, предотвращении жестокого обращения с ними в церкви, защите их от чрезмерного воздействия социальных сетей, вызванного неустанным давлением рынка, и «повсеместное улучшение условий жизни детей» (§16). Лишь позднее аборт становится предметом отдельного обсуждения — правда, с консервативной позиции.

Аналогичным образом, обсуждение вопросов секса и брака фиксирует традиционные позиции, вызывая возражения студентов, но при этом текст не обостряет то, что называется культурными войнами. 

Брак описывается как союз между мужчиной и женщиной, но осуждение однополых браков не формулируется (§20). В центре обсуждения брака — его сакральность, союз партнеров, который «мистически обозначает любовь Христа к Своей Церкви», и, следовательно, теоэтическая норма  нерасторжимости супругов. Однако далее (§22) содержатся нюансы, признающие, что развод может быть необходимым для защиты «наиболее уязвимых своих членов», что «супружеская жизнь иногда разрушается безвозвратно» и что «Церковь также допускает повторный брак, хотя и признает в обряде венчания, что он является компромиссом, а не идеалом».

Следует также отметить, что FLOW очень осторожно принимает концепцию различных сексуальных «идентичностей» (кавычки в оригинале).В документе, в одном из мучительных предложений, признается, что «многие наклонности и стремления плоти и сердца приходят в мир вместе с нами», но затем более решительно утверждается, что это «фундаментальным правом каждого человека, которое ни одна государственная или гражданская власть не может нарушить, является право не подвергаться преследованиям или ущемлениям прав на почве сексуальности». Документ также призывает «всех христиан» «противостоять всем формам дискриминации в отношении своих ближних, независимо от их сексуальной ориентации… они [христиане] ни в коем случае не призваны к ненависти или презрению к кому-либо» (§19).

Таким образом, в вопросах брака, секса и абортов FLOW придерживается традиционных установок, но с нюансами и без враждебных выпадов. Между тем, документ полон приятных сюрпризов и сложностей в других областях. Сформулирую два самых интересных и значимых тезиса:

1)    Введение к документу предлагает прекрасное обоснование «социального этоса Православной Церкви», которое достойно подражания в любом тексте по этике. Рассказ начинается с того, что человечество создано по образу Божьему и предназначено для  общения с Триединым Богом в любви, а также «со своими ближними и со всем космосом» (§1-2). Каждый человек назван уникальным и бесконечно драгоцененным, и «каждый является особым объектом Божией любви» (§3). Теозис, как отмечают православные, — это «конечное предназначение, к которому мы призваны» (§3), причем не только индивидуально, но и коллективно. Это не мой предпочтительный язык, но читателям важно с ним познакомиться. Акцент на стремлении к Царству Божьему (§4) и послушании учению Христа (§6) являются важными дополнениями к этому основополагающему теологическому и библейскому фундаменту социальной этики. FLOW также предлагает принципиальный акцент на раннеапостольской Церкви как «новый тип политического устройства», который «был отделен от иерархий человеческого правления и от любого социально-политического насилия… за счет кого эти иерархии существовали» (§6). Это закладывает основу для постоянного внимания к Церкви в ее евхаристической жизни как «истинному христианскому строю» (§8) и как эталон того, каким должно быть человеческое сообщество. FLOW также предлагает краткое естественно-правовое обоснование этики, цитируя греческих отцов, а не Фому Аквинского, и довольно быстро переходя к тому, что наш завет с Богом во Христе «не отменяет естественного закона, а скорее расширяет его охват и делает его требования к нам абсолютными» (§7). Вся эта вводная часть уместилась всего на восьми страницах текста.

2)    Я думаю, что поддержка демократии и неприятие всех форм христианского национализма в FLOW имеют особенно важное значение. Эти тезисы находятся во втором разделе (§8-14), который предлагает очень насыщенный анализ «Церкви в общественной сфере». Это повествование четко отличает Царство Божье от всех человеческих царств и наставляет верующих возлагать надежду на первое (§8). Церковь признает, что «христиане жили при разных формах правления» в своей истории, и что христиане могут жить честно при различных политических системах, хотя всегда остаются «инородным присутствием» и всегда готовы к несогласию или неповиновению, если этого требует послушание Богу (§9). FLOW утверждает, что «со стороны христиан было бы неразумно и немилосердно не испытывать искренней благодарности за особый демократический дух современной эпохи», и призывает православных поддерживать демократию, а неподдаваться «изнурительной и во многом химерной ностальгии по некоему давно минувшему золотому веку» (§10). Да! Это подготавливает к следующему: «христианам категорически запрещается создавать из своей культурной, этнической или национальной идентичности идолов», для христианской совести неприемлем «христианский национализм» (§11). Текст еще более усиливает свои формулировки, осуждая возрождение «расистской идеологии» в некоторых кругах сегодня, пагубной идеологии, которая в корне противоречит православной социальной этике. Если такой расистский экстремизм встречается среди православных, он должен быть отвергнут, а его приверженцы «разоблачены, обличены и изгнаны». Здесь, как мне кажется, мы сталкиваемся с языком Барменской декларации, качественным и своевременным.

Участникам семинара было предложено задать пару вопросов. Вот мои:

1)    Намеренно ли авторы составили свои формулировки таким образом, чтобы преуменьшить проблематику “культурных войн” и, возможно, ослабить любую тенденцию к правому экстремизму, нарастающую среди православных в США и других странах?

2)    В свете полномасштабного вторжения России в Украину в феврале 2022 года и поддержки этого вторжения в шокирующих выражениях Патриархом Московским Кириллом, хотят ли составители документа дать какие-либо комментарии о применимости FLOW в этом новом контексте?

Я поздравляю составителей декларации «За жизнь мира» с этим великолепным документом, который снова будет включен в список для чтения в моем курсе этой весной. Спасибо за приглашение ознакомиться с ним. Это было очень полезно.


  1. До конца 1970-х годов SBC была достаточно разнообразной с богословской точки зрения (в ней были как консервативные, так и либеральные общины), однако затем фундаменталистское крыло усилило контроль за руководящими структурами конвенции и семинариями. Умеренные и либеральные ученые из числа южных баптистов основали Макафи, поскольку их перестали принимать на работу в семинарии SBC. – прим. редактора. ↩︎
Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Дэвид П. Гуши

    Дэвид П. Гуши

    Дэвид Гуши (Нью-Йоркская объединенная теологическая семинария) - заслуженный профессор христианской этики Университета Мерсер, заведующий кафедрой христианской социальной этики Свободного университета (Амстердам) и старший научный сотрудник Международного баптистского теологического исследовательско...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.