Церковная жизнь и пастырское служение

Мыслить, выходя за рамки прихода церковь как часовня

Опубликовано: 5 апреля, 2024
👁 562 просмотра
Рейтинг читателей:
4.8
(23)
Время прочтения: 3 мин.
Переводы: English
Thinking beyond the parish

Начну с очевидного: со времен промышленной революции христианские общины становятся все более мобильными. Менее очевидным является тот факт, что эпоха глобализации ускорила этот процесс. В городах и пригородах люди чаще, чем прежде, приходят в общины и покидают их, следуя требованиям рынка труда или личным и семейным нуждам, которые заставляют их перемещаться по стране или по миру.

Даже когда жизнь христианской общины становится все более неустойчивой в эпоху глобализации, идеал «традиционного прихода» продолжает властвовать над умами и сердцами многих. Как следует из самого названия, приход и его прихожане укоренены в определенном месте. Приход означает стабильность, ту общину, в которой человек рождается (и принимает крещение), в которой он проживает свою жизнь в цикле церковных постов и праздников, таинств (браки, исповеди, елеопомазания), и, наконец, в которой его хоронят, желательно на кладбище рядом с церковью.

В контексте православия Северной Америки этот приходской идеал тесно сплоченной группы людей, совместно исповедующих свою веру в одном месте в течение длительного времени, определяет наше видение продолжительности жизни наших общин — от скромного зарождения в арендуемых помещениях до совершеннолетия, когда община покупает участок земли и возводит храм, и далее до зарождения внутри общины новых миссий, начинающих этот цикл заново.

В сельской местности, где недвижимость дешевле, а люди «пускают корни», возможно, еще удается воплотить этот идеал. Однако в городах и пригородах общины, желающие стать приходами, вынуждены «заботиться о многом» (Лк. 10:41), например, о сборе средств на проведение фестивалей, ремонтных работах, иконописных кампаниях и аренде залов, пренебрегая «единым на потребу» (Лк. 10:42).

Возможно, настало время поставить под сомнение идеал прихода. Существует ли видение, которое лучше позволяет нам реагировать как на глобальные реалии нашего исторического момента, так и на наше евангельское призвание? Позволяя себе определенную долю смелости в этом вопросе, я бы предложил следующее: видение православной общины как часовни будет более точно отражать ситуацию городских и пригородных церквей Северной Америки в XXI веке. Такое видение также помогло бы нашим общинам оставаться сосредоточенными на «едином на потребу» в их церковной жизни.

По своей сути часовня — это священное пространство, предназначенное для богослужения и общения тех, кто находится в пути. Независимо от специфики самого помещения — отдельного или являющегося частью другого здания или учреждения, построенного как часовня или многоцелевого — в концепцию часовни заложено понимание того, что собравшиеся здесь люди останавливаются и отдыхают, но не остаются надолго, направляясь в конечный пункт назначения.

Те, кто собираются в часовне, приносят с собой средства, навыки, опыт и знания из разных мест и сфер жизни, они делятся своими дарами друг с другом для взаимного обогащения и поддержки перед тем, как отправиться дальше. Красота православной общины, устроенной как часовня, будет заключаться не в стабильности списка ее членов и не в неизменности ее литургических и аскетических практик, а в том, как члены общины, странствуя и останавливаясь в ней на время, участвуют в постоянном обновлении и обогащении живого опыта нашей древней апостольской традиции.

В то время как община, считающая себя приходом, стремится сохранить постоянство своего пространства в качестве приоритета, возможно, даже главного приоритета, члены часовни заботятся о том, чтобы их пространство было организовано в соответствии со своим назначением, позволяя проводить богослужения и общие встречи с удобством, достоинством и красотой. Однако задача часовни не в том, чтобы являть себя нерушимым памятником «зде пребывающего града» (Евр. 13:14). Это своего рода путевая станция, указывающая путь к Царству Божьему. Реальная работа Царства заключается в спасении людей, а не в поддержании церковного здания и прилегающей территории.

Видение Церкви как часовни благоприятно сказывается и на отношении ее членов к духовенству. Стремление к постоянству, лежащее в основе приходского идеала, может привести к тому, что прихожане будут относиться к священнику как к необходимому элементу, своего рода аксессуару приходского храма. Или же прихожане могут воспринимать священника как своего единственного духовного отца от колыбели и до гроба, что ведет к соблазну сектантского мышления…

В православной общине, представляемой как часовня, священник является капелланом, что означает, что его пастырская работа рассматривается как сопровождение. Как и лучшие приходские священники, капелланы идут рядом с теми, кто находится под их опекой, чтобы поддержать, ободрить, научить, бросить вызов и призвать их к ответу. Однако ключевым моментом в определении капелланства является признание того, что те, кто находится под опекой капеллана, откада-то пришли и (рано или поздно) куда-то дальше уйдут. Поэтому капелланы постоянно готовятся к тому дню, когда им придется передать тех, кто находится под их опекой, другому пастырю. Капелланы рассматривают себя как часть непрерывной системы душепопечения, духовной системы пастырской заботы. Они работают совместно как с предыдущими, так и с будущими пастырями, чтобы поддерживать благополучие своих подопечных. Здесь нет места духовному гуруизму.

Я не одинок в своем представлении о том, что капелланство — это все более распространенный подход к пастырскому служению в XXI веке. Поскольку в глобальную эпоху любые сообщества становятся все более мобильными и изменчивыми, православные пастыри в городских и пригородных общинах стоят перед важным выбором: цепляться за фантазии о приходе или осознать, что меняющийся ландшафт современного мира — это возможность напомнить не только о том, что мы «взыскуем грядущего» града (Ср. Евр.13:14), но и о том, что вечный город строится не из «золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы» (1 Кор. 3:12), а из человеческих личностей, которые действительно являются «Божиим строением» (1 Кор. 3:9).

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Священик Ричард Рене

    Священик Ричард Рене

    Директор Православного тюремного братства Святого Сайласа (Канада)

    Священник Ришар Рене является аспирантом  колледжа Университета Святого Михаила, Торонто, Школа теологии. Он является Тихоокеанским региональным капелланом исправительных учреждений Канады и директором Православного тюремного братства Святого Сайласа (Канада)....

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.8 / 5. Количество оценок: 23

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.