Экклесиология

Кризис в Болгарской православной церкви Соборность или авторитаризм?

  • Полина Спирова

    Cтарший преподаватель по религиозной педагогике Богословского факультета Софийского университета «Св. Климент Охридский», Болгария

  • Златина Иванова

    Византолог, независимый исследователь

Опубликовано: 29 апреля, 2024
👁 701 просмотр
Рейтинг читателей:
4.7
(12)
Время прочтения: 5 мин.
Переводы: English
Священники протестуют против решения Синода Болгарской православной церкви, 12 марта 2024 года. Фото: Полина Спирова.
Священники протестуют против решения Синода Болгарской православной церкви, 12 марта 2024 года. Фото: Полина Спирова.

В Болгарской православной церкви (БПЦ) проходят выборы – в ближайшие месяцы предстоит выбрать митрополита одной из крупнейших приморских епархий – Сливенской, а затем — и болгарского патриарха.

Конечно, выборы епархийского архиерея нельзя назвать уникальным событием в жизни БПЦ, но в этот раз выборы привели к серьезному кризису, который поставил важный церковный вопрос об участии священства и мирян в жизни Церкви. Несомненно, что в контексте этого кризиса пройдут и выборы патриарха, назначенные на июнь.

Чем вызван кризис?

Процедура выборов митрополита БПЦ предполагает участие как представителей высшего клира, так и священства и народа. Первый этап состоит в том, что Священный синод предоставляет епархиальным выборщикам (клирикам и мирянам) список епископов, в котором все одобренные кандидаты на вакантную митрополичью кафедру. Выборщики тайным голосованием выбирают две кандидатуры, набравшие большинство голосов. Неделей позже проходит второй этап, когда члены Синода выбирают одного из двух епископов новым митрополитом.

Участие духовенства и народа в выборах епископов на митрополичьих кафедрах, ведет свое начало со времени восстановления Болгарской церкви в конце XIX века. Тогда Болгария была частью Османской империи, а борьба за национальное освобождение была тесно связана с борьбой за независимую Церковь. Воссоздание и утверждение Болгарского экзархата тогда были общим делом клириков и мирян, и с того времени в Уставе Болгарской церкви утвердились принципы их активного участия в делах Церкви.

Кризис, который возник в начале этого года на выборах Сливенского митрополита, был спровоцирован попыткой исключить участие духовенства и мирян при голосовании и таким образом оставить решения о новых назначениях полностью во власти митрополитов. В феврале этого года, по прошествии недели со времени голосования, Священный Синод не утвердил епархиальный выбор двух кандидатур и не признал первый этап выборов без упоминания конкретных нарушений процедуры. Из неофициальных источников стало ясно, что синоду не нравится ни один из двух выбранных кандидатов – ни Агатопольский епископ Иерофей (бывший викариий Сливенского митрополита Иоанникия), ни Константийский епископ Михаил.

Ко всему неофициально проталкивается идея, что епархиальные выборщики не обладают нужными возможностями сделать правильный выбор, и что сделать это должным образом могут только сами члены синода.  Поэтому на том же заседании, на котором были отменены результаты епархиального голосования, было принято Постановление о внесении изменений в процедуру выборов митрополита в БПЦ. Постановление отменяло первый этап выборов и устанавливало новый порядок, согласно которому выборы митрополита будут проводится только членами Священного синода. За принятие постановления проголосовало девять из двенадцати присутствующих его членов, против было четверо, причем голосование проходило в отсутствие Болгарского патриарха Неофита. И сразу же была назначена дата, когда планировалось выбрать Сливенского митрополита по новым правилам.

Это решение стало беспрецедентным в новейшей истории БПЦ – и неслучайно его расценили как приостановку действия Устава БПЦ в основной его части, касающейся выборов митрополита. Подобные серьезные изменения устава могут быть приняты единственно Церковным собором – высшим законодательным органом БПЦ, в котором также участвуют епископы, священство и миряне. По уставу Церковный собор должен проходить раз в четыре года, но последний раз проходил 16 лет назад в декабре 2008 г.

Реакция

Попытка исключить священство и мирян из выборного процесса в Церкви вызвала бурную реакцию церковного общества, которая удивила членов синода.

Сливенские выборщики сразу выразили свое неудовольствие тем, что результаты выборов были отменены, несмотря на то, что прошли при соблюдении всех правил под надзором временно управляющего епархией Варненского и Великопреславского митрополита Иоанна. Протест против действий синода объединил священство и мирян, начался сбор подписей против отмены выборов и против самого Постановления, предусматривающего их отмену. Сбор подписей проходил повсеместно — и в городах, и в селах, не только в храмах, но и магазинах, библиотеках, и даже прямо на улицах. Это привлекло внимание и местных властей, которые высказались в поддержку своих граждан.

Волна недовольства быстро охватила все епархии и всю страну в целом. Попытка изменения одного из основных принципов устава БПЦ – участия народа Божия в управлении Церковью – объединила «консерваторов» и «либералов», «русофилов» и «русофобов», людей, составляющих весь общественный спектр, хоть и исповедующих противоположные идеологические взгляды. Были поданы жалобы и апелляции во все государственные институции – парламент, правительство, администрацию президента, эти жалобы призывали все государство отреагировать на ситуацию, так как нарушение устава БПЦ со стороны ее высшего руководящего органа является вопросом национального значения.

Министр правосудия обнародовал свое мнение, согласно которому «предложенные ad hoc изменения в выборной системе обладают потенциалом генерировать разделения и споры и в конечном счете будут иметь негативные последствия как для БПЦ, так и для верующих». Подобное единодушие, какого обычно не наблюдается в резко поляризированном болгарском обществе, ясно обозначило красную линию, которую не стоило переходить.

В то же время трое митрополитов опубликовали так называемые Особенные мнения, в которых были представлены аргументы против принятия вышеупомянутого Постановления об отмене первого этапа выборов. Это были митрополит Ловчанский Гавриил, Видинский Даниил и Неврокопский Серафим. Позднее к ним присоединился и митрополит США, Канады и Австралии Иосиф.

Юристы и специалисты по каноническому праву опубликовали в СМИ и социальных сетях свои анализы, мнения и комментарии по поводу предложенного синодом Постановления изменения порядка выборов митрополита. Выводы состояли в том, что оно противоречит канонам Православной церкви, принципам и духу Устава БПЦ, а с его принятием нарушаются заветы деятелей болгарского национального Возрождения XIX века, боровшихся за независимость Болгарской церкви.

Массовый общественный протест заставил синод изменить свою позицию. Сначала Варненский митрополит Иоанн, местоблюститель Сливенской епархии, под чьим руководством прошли епархиальные выборы, отозвал свою подпись под текстом постановления. В своем заявлении главной причиной он указал единодушное несогласие священства и мирян своей собственной епархии, с которыми он по их настоянию провел несколько встреч:

«Миряне и священники глубоко огорчены фактом, что их лишили права голоса при выборе нового митрополита… Разочарование и боль всех связана с тем, что наша подпись стоит под письмом, где было предложено это постановление».

После этих событий на заседании 12 марта, когда изначально предполагалось, что синод выберет митрополита по новым правилам, архиереи ожидаемым образом проголосовали за отмену спорного постановления. Решение об отмене результатов епархиальных выборов тем не менее осталось в силе, таким образом процедура выборов Сливенского митрополита была перезапущена сначала.

Протест и контра-протест

Во время синодального заседания 12 марта, перед зданием синода, в самом центре болгарской столицы собрались священники – часть из них вышла на протест, а другая – на контр-протест, который по сути явился оппозицией. Эта беспрецедентная картина – протестующие перед синодом священники и миряне и полицейский кордон, разделяющий их на две группы — ярко иллюстрировала глубокий кризис БПЦ.

Одну часть протестующих составляли клирики и миряне Сливенской епархии, к ним присоединились представители Неврокопской, Видинской, Софийской и других областей. Они протестовали как против отмены первого этапа выборов, так и против спорного постановления.

На другой стороне «баррикады» был контра-протест, там были священники и миряне, монахини и служители Пловдивской епархии, которых привезли в Софию с однотипными плакатами на бесплатных автобусах. Этот контр-протест был организован в епархии Пловдивского митрополита Николая, одного из самых влиятельных и амбициозных болгарских митрополитов. Этих людей привезли, с тем чтобы они поддержали Священный синод «безусловно», невзирая на решения, которые он примет. Так они продемонстрировали идею беспрекословного подчинения высшей церковной власти, вне зависимости от того, правильные решения она принимает или нет. Поэтому они стояли с плакатами «Мы поддерживаем Св. Синод».

Цель контр-протестующих не была конкретной, они не заявляли какую-либо позицию в этом конфликте. Скорее, они стали наглядной демонстрацией абсолютной власти митрополита над своей епархией и ее людьми, в том числе и над их совестью. Их присутствие в столице должно было показать всем, в том числе и другим митрополитам, как можно «твердой рукой» управлять своей паствой, а не проявлять «слабость», позволяя «простым» священникам и мирянам вмешиваться в «архиерейские дела».

На практике на площади столкнулись две тенденции в болгарской церковной жизни. Первая отстаивает право духовенства и мирян на свой голос при выборе митрополитов и патриарха и призывает к реальному сотрудничеству между высшим клиром, священниками и народом, а вторая настаивает на авторитарной модели управления церковной жизнью со стороны епископата.

Бурные события последних недель в Сливенской епархии не явились исключением в новейшей церковной истории страны – выборы новых митрополитов это по сути катаклизм, особенно в приморских епархиях, где налицо разносторонние экономические интересы. Но настоящие протесты священства и мирян, диалог и перемена мнений членов синода показали еще нечто важное – в Болгарской церкви нет той жесткой вертикали власти, которая многим знакома в первую очередь по РПЦ. Традиции Болгарского Экзархата, а также сильное влияние и близость Элладской церкви, где действует синодальная модель управления, не позволяют БПЦ укрепить единоличную власть предстоятеля. Представляется трудно осуществимой и идея концентрации церковной власти – административной и законодательной – целиком и полностью в руках высшего клира. Однако стремление к этой идее со стороны епископата остается и в дальнейшем серьезным вызовом, который будет стоять перед болгарскими христианами в следующие годы.

Ожидается, что в контексте этого церковного противоборства пройдут и предстоящие выборы Болгарского патриарха. Именно личность нового патриарха в значительной степени определит, какая из двух тенденций – соборности или авторитаризма – возьмет верх в жизни БПЦ.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

About authors

  • Полина Спирова

    Полина Спирова

    Cтарший преподаватель по религиозной педагогике Богословского факультета Софийского университета «Св. Климент Охридский», Болгария

    Полина Спирова – старший преподаватель по религиозной педагогике, ассистент на кафедре Практического богословия Богословского факультета Софийского университета «Св. Климента Охридского» (Болгария). Защитила диссертацию на тему «Православное религиозное образование в дискурсе ненасилия» в 2008 году ...

    Информация об авторе и список его статей
  • Златина Иванова

    Златина Иванова

    Византолог, независимый исследователь

    Златина Иванова – византолог, независимый исследователь. Защитила докторскую диссертацию по византийской историй в Софийском университете «Св. Климента Охридского» (Болгария) на тему «Повседневная жизнь в монастырях ранней Византии». Окончила магистерскую программу по византийской истории на Философ...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.7 / 5. Количество оценок: 12

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.