Религия и конфликты, Этика

Есть ли у ядерного оружия нравственное оправдание? В поисках православной позиции по вопросам сдерживания и разоружения

Опубликовано: 9 мая, 2024
👁 149 просмотров
Рейтинг читателей:
5
(5)
Время прочтения: 5 мин.
Переводы: English
iStock.com/vadimrysev

Некоторое время назад я был в Швеции как раз тогда, когда страна вступила в НАТО. 6 марта американский стратегический бомбардировщик B-52, способный нести ядерное оружие, пролетел в небе над столицей в знак солидарности с новым членом альянса. А внизу, на земле, я начинал свою полевую работу с православными христианами, чтобы найти ответ на вопрос: что думают православные христиане о ядерном оружии? Я беседовал с православными Ближнего Востока, Африки, Азии и разных регионов Европы в той стране, которая многим помогла обрести убежище от войны. Случайное появление самолета помогло мне избавиться от сомнений в отношении своевременности моего проекта, но по-человечески огорчило. Где-то в глубине души я ощущал трагическую иронию обстоятельств, при которых окружающие меня православные христиане только что обзавелись мощным ядерным щитом против самопровозглашенной православной империи.

Как американский политолог, воспитанный в традициях Римско-католической церкви, я изучаю религию, международные отношения и ядерные вооружения. В 2018 году я побывал на Божественной литургии в православной церкви и был поражен красотой древней веры. Мое интерес также вызвал спор вокруг украинской автокефалии. Я увидел, что Православие не только прекрасно само по себе, но и имеет более важное значение для международной безопасности, чем многие на Западе думают. Год спустя Дмитрий Адамский написал книгу «Российское ядерное православие: Религия, политика и стратегия» — одну из великолепно документированных и потрясающих работ, которые я читал в этой области. Адамский рассказывает о взаимоотношениях Русской православной церкви с ядерным истеблишментом страны с 1990-х годов.

В основе книги лежит нарратив о том, что российское ядерное оружие было предсказано преподобным Серафимом и даровано Богом благодаря его заступничеству. Доказательством служит тот факт, что ядерное оружие России было разработано в Сарове после того, как церковное имущество, включая Саровский монастырь, было экспроприировано Советским Союзом, и монастырь был превращен в секретный военный объект. Ухватившись за это совпадение, РПЦ объявила преподобного Серафима покровителем российских Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Церковь признает ядерное сдерживание нравственным методом защиты православной цивилизации от сатанинского либерального Запада. Можно было бы заподозрить, что Кремль принудил Церковь к распространению этого нарратива, но на самом деле РПЦ создала его самостоятельно и способствовала его внедрению в правительство РФ, армию и общество. Патриарх Кирилл публично подтвердил свои взгляды в октябре 2023 года, заявив во время церемонии награждения российского физика, что ядерное оружие создано «по неизреченному Божиему промыслу» и что «трудно сказать, существовала ли бы» Россия без средств ядерного сдерживания, созданных советскими физиками не без помощи Божией.

Когда речь заходит о принуждении, Кирилл может подавлять инакомыслие внутри своей собственной Церкви. Многие священнослужители недовольны войной против Украины.  Недовольство может распространиться и на ядерное православие. Намек на это появился в 2020 году, когда был обнародован проект документа РПЦ, запрещающий освящение оружия массового поражения. Священнику разрешается освящать только личное оружие. Однако судьба этого документа остается неясной. Он по-прежнему доступен на сайте Московского патриархата, но священник, ответственный за работу с РВСН, в 2022 году опроверг информацию о том, что этот запрет будет утвержден на предстоящем заседании Синода.  Даже если Кирилл сделает уступку в благословении некоторых видов вооружений, нет никаких признаков того, что он отступит от общего принципа придания им легитимности. РПЦ остается силой, выступающей в основном против ядерного разоружения.

Прочитав Адамского, я задался вопросом, осознают ли православные христиане, что Россия использует веру, чтобы узаконить и сохранить призрак ядерного Армагеддона? Судя по моему общению, большинство это не осознает. Все с болью вспоминают о войне против Украины в интересах Русского мира, многие слышали угрозы Путина о возможности применения ядерного оружия. Но мало кто задумывался о том, как ядерное оружие прежде применялось в войне, или слышал, как российские иерархи прославляли его роль. Хотя РПЦ обычно рассматривает ядерное оружие как сугубо оборонительное, обладание им создает нравственную проблему и допускает агрессию. Именно эта угроза является причиной того, что западные страны не оказывают Украине более прямой помощи. Об этом заявил митрополит Русской православной церкви, обращаясь к войскам в Крыму в годовщину его аннексии: «Сегодня мы празднуем день воссоединения, честного вхождения Крыма и Севастополя, города гордости русских моряков, в состав Российской Федерации. Это произошло, и произошло мирно, без кровопролития, потому что вы профессионально и крепко держите ядерный меч нашей Родины».[1]

Существует ли альтернативная оценка ядерного оружия со стороны православных христиан? Официальные общеправославные документы дают мало подсказок. В заявлении Критского собора 2016 года «Миссия Православной Церкви в современном мире» кратко отмечается, что ядерное оружие вызывает страх и опасность, но не отрицается ядерное сдерживание, как и в обширном документе Святого Престола 2014 года «Ядерное оружие: время для ликвидации». В более позднем документе «За жизнь мира» слово ядерное не упоминается; можно усмотреть лишь смутный намек на ядерное оружие во фразе «технологии разрушения» в разделе о войне. Это неожиданно, учитывая интерес Вселенского патриарха к проблемам экологии, а также катастрофическую угрозу, которую представляет для планеты ядерное оружие, и активную деятельность глобального движения за запрет ядерных вооружений. 

В литературе, посвященной православию и этике войны, я также обнаружил недостаточное внимание к проблеме ядерного оружия. Например, книга Хамалиса и Каррас «Война. Православная точка зрения» содержит намеки, но оставляет больше вопросов, чем ответов. Мешает ли православию канонический принцип икономии категорически отвергать ядерное оружие и заставляет ли верующих вместо этого давать косвенные оценки его нравственного оправдания? Если да, то каковы обстоятельства, при которых ядерное сдерживание или применение ядерного оружия допустимо?  Даже если война в основном является делом государства, не должна ли Церковь попытаться оказать сдерживающее влияние? Как отсутствие традиции справедливой войны в Православии влияет на ядерную и – в более широком смысле – военную этику? В моем понимании Православия все военные действия греховны и требуют метанойи. Тем не менее, сугубо оборонительная война принимается как трагическая и неизбежная реальность этого падшего мира. Может ли Православие дать более точные указания относительно правил, которые необходимо соблюдать при обороне? Насколько нравственны угрозы ядерного уничтожения?

Люди из разных слоев общества пытались доказать, что ядерное сдерживание морально, потому что его цель — предотвратить войну; на самом деле такое оружие не должно быть использовано. Поэтому ядерное оружие не причиняет вреда, если оно используется для сдерживания. Увы, угрозы ядерного сдерживания должны быть убедительными. Немыслимое должно быть мыслимым. Это требует серьезной материально-технической, психологической и моральной подготовки к ядерной войне. Практическая и моральная несостоятельность этого парадокса является главной особенностью всеобъемлющего отказа Святого Престола от ядерного сдерживания. Ядерная война не только может произойти на самом деле, но и сама подготовка к ней разрушает душу. В соответствии с эссе Аристотеля Папаниколау «Аскетика войны», можно сказать, что аскеза ядерного сдерживания мешает теозису.[2] Эта идея может стать перспективной почвой для православно-католического диалога по ядерной проблеме.

Следует отметить, что обладание ядерным оружием и его применение прямо запрещено международным договорным правом с января 2021 года, когда Договор о запрещении ядерного оружия (TPNW) получил достаточное количество ратификаций для вступления в силу.  В настоящее время договор подписали 93 государства и 70 государств его ратифицировали. Загвоздка в том, что ни одно из государств, обладающих ядерным оружием, не подписало договор. Напротив, они решительно выступают против него. Таким образом, цель TPNW и связанного с ним движения за запрещение ядерного оружия заключается в том, чтобы еще более энергично работать над распространением антиядерных норм и влиять на обычное право. Движение надеется сделать обладание ядерным оружием и подразумеваемую им угрозу морально и юридически несостоятельными. Это основная линия борьбы современной дипломатии в ядерной сфере. Моральная и правовая легитимность ядерного оружия — вопрос дня.

Обратимся к православным христианам. Православие должно сыграть ключевую роль в определении будущего ядерного оружия. Усилия движения за запрещение ядерного оружия, скорее всего, не увенчаются успехом, если РПЦ останется непреклонной в придании моральной легитимности огромному ядерному арсеналу Москвы. Я не предполагаю, что возможен один-единственный, ясный и простой общеправославный ответ на позицию РПЦ. Политологическая литература свидетельствует об устойчивой общественной поддержке ядерного оружия во многих странах, а весьма ограниченная литература о религии и ядерном оружии говорит об амбивалентности священнослужителей авраамических религий в отношении нравственных проблем, связанных с обладанием ядерным оружием в целях сдерживания. Я считаю, что многие люди по-прежнему верят в ядерное сдерживание. Они считают, что оно работает и является морально оправданным. Возможно, они правы, и это поразительная телеологическая ирония, когда Бог наделил нас способностью сохранять Творение, предоставив нам возможность его уничтожить. Но у меня есть сомнения.

Но гораздо важнее, чем оттачивание моего собственного мнения, — это изучение веры православных христиан. Существует ли православная этика или герменевтика ядерного сдерживания и разоружения? Если вы православный христианин и хотели бы поддержать мое исследование, пройдя краткий опрос или приняв участие в интервью или фокус-группе, пожалуйста, свяжитесь со мной через LinkedIn или по электронной почте по адресу: cferrero@coastal.edu


[1] Adamsky, 216.

[2] Papanikolaou, Aristotle. “The Ascetics of War.” In Orthodox Christian Perspectives on War, edited by Perry Hamalis and Valerie Karras, 13–35. Notre Dame, IN: University of Notre Dame Press, 2018.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Крис Ферреро

    доцент кафедры разведки и исследований в области безопасности в Университете Прибрежной Каролины

    Крис Ферреро - доцент кафедры разведки и исследований в области безопасности в Университете Прибрежной Каролины в Конуэе, Южная Каролина. Он получил степень доктора философии по политологии в Университете Вирджинии. Его исследовательская программа по ядерным стандартам посвящена тому, как религиозна...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 5

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.