Религия и политика

Правительство Эстонии внезапно заговорило о ереси Продолжается давление на Эстонскую православную церковь Московского патриархата

Опубликовано: 4 июня, 2024
👁 684 просмотра
Рейтинг читателей:
4.4
(49)
Время прочтения: 4 мин.
Переводы: English
iStock.com/jovannig

В начале мая министр внутренних дел Эстонии Лаури Ляэнеметс провел встречу с представителями Эстонской православной церкви Московского патриархата (ЭПЦ МП) и вскоре после этого дал интервью новостному каналу ERR, в котором заявил, что он подсказал им выход из затруднительной ситуации, сложившейся вследствие развернутой руководством России войны против Украины, точнее, вследствие поддержки этой войны Патриархом Кириллом. Министр заявил, что «есть канон, который гласит, что в случае ереси, или ложного учения, приходы могут предпринимать самостоятельные шаги и не должны придерживаться своих прежних обетов. Согласно учению религиозного мира, ересь в христианском мире – это когда кто-то говорит об убийствах, изнасиловании, благословении войны и уничтожении другой страны. <…> И то, что сегодня сделал патриарх Кирилл, является ересью».

Смелость, с которой министр высказывается на богословские темы, возможно, связана с тем, что прежде руководство ЭПЦ МП воздерживалось от заявления протестов на его прежние, более чем авторитарные выпады в адрес Церкви. Самыми известными из них были прямые угрозы лишить временного вида на жительство главу ЭПЦ МП митрополита Таллинского и всея Эстонии Евгения (Решетникова), сопровождавшиеся требованиями явиться на ковер в МВД. Митрополит безропотно являлся по вызову в министерство и давал объяснения, убедительно доказывая, что все подозрения, вызвавшие начальственный окрик, были напрасными.

Со стороны руководства МВД всякий раз следовали сообщения о том, что инцидент исчерпан, однако, они ни разу не сопровождались извинениями за поспешно озвученные подозрения и угрозы. Казалось бы, высокопоставленному государственному чиновнику не стоит спешить с демонстрацией силы, а прежде следует выяснить, есть ли для подобных подозрений реальные основания? В итоге, когда подошло время продления ВНЖ митр. Евгению, Департамент полиции и погранохраны ему в этом отказал под надуманными или ложно интерпретированными предлогами. Объявив митрополиту Евгению 18 января об этом намерении и проигнорировав представленные им в срок доказательства, опровергающие предъявленные ему голословные и клеветнические претензии, его заставили покинуть страну не позднее 6 февраля 2024 года, нарушив тем самым живое молитвенное общение Церкви с ее Предстоятелем, который теперь вынужден управлять ею, находясь за пределами Эстонии.

Возвращаясь к «богословской подсказке» министра, следует отметить, что он не первый озвучил данное «соломоново решение». Незадолго до этого, 24 марта  во время дискуссионной телепередачи «Эпицентр» представителю ЭПЦ МП эту идею подсказал журналист Пётр Сушков. Но одно дело – журналист, который делится пришедшей ему в голову мыслью, возможно, искренне надеясь, что его предложение поможет изменить ситуацию к лучшему, и, уж согласитесь, совсем другое дело, когда такое себе позволяет министр силового ведомства во время переговоров с представителями Церкви, причем не в рамках свободной дискуссии, а в ситуации очень ограниченного выбора: или ЭПЦ МП расторгает не только административные, но и любые религиозно-канонические отношения с Московским Патриархатом, а затем соглашается влиться в параллельно действующую в Эстонии автономную структуру Константинопольского Патриархата – Эстонскую Апостольско-Православную Церковь, или министр инициирует в суде рассмотрение вопроса о принудительной ликвидации ЭПЦ МП как юридического лица.

Но, почему ЭПЦ МП была поставлена государством перед таким выбором?

Споры о том, стоит ли ЭПЦ оставаться в МП, обострились с началом полномасштабной войны в Украине. После двух с лишним лет подготовки общественного мнения путем непрекращающейся травли в СМИ (от стандартных бездоказательных обвинений церковного руководства ЭПЦ МП и ее духовенства в работе на российские спецслужбы и поддержке военной агрессии (игнорируя факт подписания митр. Евгением антивоенного Заявления Совета Церквей Эстонии) до таких издевательских инвектив, как именование Таллинского собора во имя св. Александра Невского «луковым сараем» с требованиями снести этот «символ оккупации», построенный еще в 1900 году), процесс ликвидации ЭПЦ МП вышел на финишную прямую.

6 мая парламентом Эстонии было принято Заявление, в котором ответственность за слова и действия Патриарха Кирилла переносится на весь Московский Патриархат, объявленный «организацией, поддерживающей военную агрессию Российской Федерации». Угрожая ЭПЦ МП, в случае неуступчивости, юридической ликвидацией через суд, глава МВД заверяет общество, что, в случае ликвидации ЭПЦ МП, приходы, как самостоятельные юридические лица смогут продолжить свою деятельность и свободе вероисповедания ничего не угрожает: храмы, дескать, никто не собирается закрывать.

В словах министра есть явное лукавство. В упомянутом Заявлении сказано, что «православные объединения и общины также должны <…> предпринять необходимые шаги для разрыва связей с Московским патриархатом». Из этого следует, что вслед за ЭПЦ МП тот же выбор с теми же последствиями ждет и ее приходы. И тогда хотите – ходите в свой бывший храм, когда ваш приход будет ликвидирован, а храм передан государству или иной религиозной организации, не хотите – как хотите, никто не принуждает.

Перенос ответственности с Патриарха на Патриархат и приписывание его автономной структуре в Эстонии (см. Патриарший и Синодальный Томос от 26 апреля 1993 года) прямого подчинения Патриарху Кириллу, с вменением ей ответственности за его позицию и высказывания – канонически необоснованно и юридически неправомерно. В прямом подчинении у Патриарха Кирилла в Эстонии находятся только Пюхтицкий Успенский женский монастырь и формально, только по документам — Таллинский собор св. Александра Невского.

Внимательно читая Устав РПЦ, я считаю, что хотя Патриарх и занимает очень высокое положение в церковной иерархии, его слово не всегда является словом всей возглавляемой им Поместной Церкви. В соответствии с учением о Церкви и ее канонами, Устав РПЦ рассматривает Патриарха, как правящего архиерея Московской епархии (г. Москва и Московская область), имеющего первенство чести (не власти) в отношении всего епископата. Согласно п. г ст. 5 гл. II Устава РПЦ, «позицию церковной полноты по важнейшим вопросам, касающимся <…> взаимоотношений между Церковью и государствами, а также Церковью и обществом на канонической территории Русской Православной Церкви», по предложению Архиерейского Собора вырабатывает Поместный Собор.

Слово Патриарха лишь тогда является словом представляемой им Церкви, когда оно соответствует соборно утвержденным нормативным документам, регулирующим отношения структур РПЦ и государств, на территории которых они действуют. Поскольку слова и дела Патриарха Кирилла с начала полномасштабной войны в Украине и по сей день явно противоречат Основам социальной концепции РПЦ (документу, принятому на Архиерейском Соборе 2000 года), то ответственность за эти слова и дела – исключительно на его совести.

Пока позиция в духе «Наказа» Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) не сформулирована и не заявлена полномочным на то Поместным Собором РПЦ, вне зависимости от степени распространения Z-мифологии среди ее духовенства и мирян, утверждать, что это и есть позиция Московского Патриархата, нет никаких оснований. Тем более, нет оснований на этой почве для претензий к ЭПЦ МП, Синод которой в своем Послании 2 апреля 2024 года отверг «Наказ» и категорично заявил, что идеология Русского мира «подменяет Евангельское учение». Но и сегодня ЭПЦ остается второй после Лютеранской Церкви Эстонии крупнейшей по численности религиозной общиной в стране. Неоправданно жесткие действия правительства в отношении ЭПЦ МП далеко отступают от общепринятых стандартов в области религиозной свободы.

Print Friendly, PDF & Email

Если вы читаете этот текст, значит, вы дочитали статью до конца. Мы надеемся, что она оказалась для вас полезной (иначе зачем дочитывать её до конца?). И теперь у нас есть скромная просьба. Подготовка и публикация этой статьи стали возможны благодаря поддержке наших читателей. Даже небольшое пожертвование помогает нашей редакции создавать новый контент. Поверьте, ваша поддержка для нас очень важна. Если вы цените нашу работу, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование — каждый вклад имеет значение. Спасибо вам!

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.

Об авторе

  • Протоиерей Игорь Прекуп

    Протоиерей Игорь Прекуп

    Настоятель прихода прп. Сергия Радонежского в г. Палдиски (Эстония)

    Протоиерей Игорь Прекуп - настоятель прихода прп. Сергия Радонежского в г. Палдиски (Эстония). В 1986 году окончил Эстонский государственный художественный институт (сегодня – Eesti Kunstiakadeemia по специальности «станковая графика». Принял крещение в Таллинском соборе св. Александра Невского в 19...

    Информация об авторе и список его статей

Статья заставила задуматься?

Спасибо, что нашли время прочитать этот текст! Если вы чувствуете, что готовы присоединиться к дискуссии на площадке Public Orthodoxy, мы готовы опубликовать ваш текст. Мы тщательно оцениваем присылаемые тексты на соответствие нашему основному кредо: Соединяя церковное, научное и политическое. Нажмите на кнопку ниже, чтобы ознакомиться с другими требованиями к статьям.

На страницу для внешних авторов

Оцените эту публикацию

Это эссе показалось вам интересным?

Нажмите на звезду, чтобы оценить его!

Средняя оценка 4.4 / 5. Количество оценок: 49

Поставьте первую оценку этому эссе.

Поделитесь этой публикацией

Дисклеймер

Проект Public Orthodoxy возник из стремления создать медийную площадку для обсуждения широкого круга проблем, связанных с Православным христианством, и для свободного выражения различных точек зрения. Позиция автора, выраженная в данной статье, может не совпадать с точкой зрения редакции или Центра православных исследований Фордэмского университета.