Будет ли в РПЦ исповедующая церковь?

Джордж Перш (George Persh)

На протяжении тысячелетий православная церковь во время войны вставала на сторону руководства своего государства. И чем дальше человечество отходило от пацифизма первых веков христианства, тем более воинственной становилась риторика Церкви. Но трагические события двадцатого века поставили перед Церковью вопросы, на которые ей предстояло отвечать почти целое столетие. Первым вопросом была реакция на окончание Первой мировой войны и большевистский переворот в России. Именно в 20-е годы появились первые робкие высказывания о недопустимости войны и предательской позиции церковной иерархии, священства и мирян, поддержавших эту бойню.

Второй вызов был связан с церковной политикой нацистской Германии, которая более десяти лет определяла судьбу немецкого протестантизма. Из более чем 18 000 пасторов только 3 000 образовали Исповедующую церковь, 700 из которых были арестованы. Среди тех, кто не принял диктатуру по религиозным причинам, был новомученик Александр Шморель, канонизированный РПЦЗ в 2007 году.

С тех пор Европу почти не сотрясали крупные военные конфликты. Но все изменилось 24 февраля 2022 года, когда началось широкомасштабное вторжение в Украину. Результатом стало антивоенное движение как внутри России, так и за ее пределами. В первые дни конфликта большинство мирян и духовенства ожидали позиции патриарха Кирилла. Вместо этого он выступил с политической проповедью, в которой говорил о навязывании «западных ценностей» жителям юго-востока Украины. И подчеркнул, что без справедливости нет прощения: «Но прощение без справедливости — это капитуляция и слабость. Поэтому прощение должно сопровождаться непременным правом встать на сторону света, на сторону Божьей правды», — подчеркнул Патриарх Кирилл.

Continue reading

Патриарх Кирилл, миф о «Русском мире» и геноцид

Ярослав Скира (Jaroslav Skira)

Намек на наводящую на размышления связь между предстоятелем Русской Православной Церкви, идеологией и геноцидом может показаться провокационным или сенсационным. Что касается меня, принимая во внимание нынешнюю неоправданную российскую войну на Украине, связь между ними далека от этого. В этот момент нашей общей истории как истории человеческой семьи «наименование» реальности крайне важно для оценки ужасных событий в Украине и идеологии, которая имеет отношение к такому насилию против самой невинности, которая характеризует народ Украины. Наименование — это глубоко нравственный выбор.

В настоящее время геноцид не является абстрактной концепцией для народа Украины, ее диаспоры и всех людей доброй воли. Геноцид — это искоренение расовых, национальных, этнических или религиозных групп. Хотя по поводу этой концепции ведутся научные споры, я предпочел выбрать этическую оценку и точку зрения, ориентированную на интересы жертвы. Геноцид — это термин, который впервые употребил Рафаэль Лемкин во время Второй мировой войны; он определил его как устранение различий между «колонизированными группами», чтобы навязать культурную и политическую идентичность «колонизирующей группы». Те, кто придерживается идентичности, отличающейся от идентичности доминирующей группы власти, или подавляются, или изгоняются, или убиваются. Геноцид разрушает существующие узы социальной или гражданской солидарности групп и возможности для их самоопределения. Далее, Лемкин определяет геноцид в гораздо более широких рамках, так как он не ограничивает геноцид каким-либо одним актом, таким как убийство или принудительный голод, так как в геноцид входят различные кумулятивно совершаемые деяния с целью уничтожения определенной группы людей.

Continue reading

Декларация об учении о «Русском мире»

«О мире всего мира, благостоянии святых Божиих церквей
и соединении всех, Господу помолимся.»
(Божественная литургия)

Икона: Собор двенадцати апостолов, церковь Живоносного источника, Пили, Греция. Фото: поврежденная в результате боев церковь села Бобрик Киевской области (источник)

Российское вторжение в Украину, начавшееся 24 февраля 2022 года, является угрозой исторической значимости для народа, принадлежащего к православной христианской традиции. Кроме того, большую тревогу вызывает то, что высшие иерархи Русской православной церкви отказались назвать вторжение — вторжением, вместо этого ограничившись расплывчатыми заявлениями о необходимости сохранения мира в свете «событий» и «военной операции» в Украине, подчеркивая в то же время братские отношения украинского и русского народов, составляющих вместе «святую Русь», возлагая вину за агрессию на враждебный «Запад», и даже требуя от своих общин молиться словами, которые по сути выражают поддержку военным действиям.

Поддержка, которую многие иерархи Московского Патриархата оказали войне президента Владимира Путина против Украины, укоренена в тоталитарной по своему характеру разновидности православного этнофилетического религиозного фундаментализма, известной под названием «Русский мир». Это лжеучение оказалось привлекательным для многих членов Православной Церкви, и даже было подхвачено крайне правыми политическиими течениями, а также католическими и протестантскими фундаменталистами.

В своих выступлениях президент Владимир Путин и патриарх московский Кирилл (Гундяев) (Московский Патриархат) на протяжении последних 20 лет неоднократно ссылались на идеологию «Русского мира» и развивали ее положения. Начиная с 2014 года, когда Россия аннексировала Крым и начала опосредованную войну в Украине на территории Донбасса, и вплоть до начала полномасштабной войны в Украине и уже во время войны, Путин и патриарх Кирилл использовали идеологию «Русского мира» в качестве главного обоснования необходимости вторжения. Суть этого учения в том, что существует некая наднациональная русская сфера влияния или цивилизация, называемая также «Святая Русь», в которую входят Россия, Украина и Беларусь (иногда также Молдова и Казхстан), а также этнические русские и русскоязычные люди по всему миру. Согласно этому учению, у «Русского мира» есть единый политический центр (Москва), единый духовный центр (Киев, «мать городов русских»), единый язык (русский), единая церковь (Русская православная церковь, Московский Патриархат), и один для всех патриарх (патриарх Московский и всея Руси), который действует в «симфонии» с одним для всех президентом/национальным лидером (Путиным), который управляет этим Русским миром, поддерживая особую духовность, нравственность и культуру, общие для всего Русского мира.

Continue reading

КОГДА ПУТИН МСТИТ СОБСТВЕННОЙ ИСТОРИИ

Ассаад Элиас Каттан (Assaad Elias Kattan)

На греческом языке этот текст находится на сайте Polymeros kai Polytropos, блоге Академии богословских исследований г. Волоса

Изображение: iStock.com/Konoplytska

Во время написания этой статьи царские истребители наносят удары по прекрасному Киеву, и повсюду слышны отзвуки сирены воздушной тревоги. «Кто поверил слышанному от нас?» — провозглашает пророк Исайя: истребители Владимира Путина наносят удары по Киеву, а не по Тбилиси, Еревану, Берлину, Парижу или Стамбулу, и конечно, не по Нью-Йорку. Фактически, русский царь хочет отомстить украинцам… и собственной истории. Он разрушает колыбель собственной цивилизации, а не колыбель западной цивилизации, которая вызывает у него отвращение. Он разрушает древний Киев с его величественной Печерской лаврой, которая основана в 11 веке и считается матерью Русской Церкви и ее святыней. Тысячи людей каждый день молятся перед ее мощами, источающими миро. Он разрушает Киев, который гордится своей церковью Святой Софии, которая возвращает нас к гению славянского христианства и к его глубоким корням в культурной среде, которая исходит из Византии, а именно, из Константинополя, с берегов великолепного Босфора с его солнцем, блики которого мерцают там на плещущихся волнах.

Киев соткал начатки цивилизации русского народа. Там, благодаря заботе и усердию греческих монахов и их благословенных учеников, русские начали закладывать основы своей цивилизации: книги, архитектуру и иконы, где цвет насыщен светом и раскрывает смысл. Поэтому атака, которую сегодня ведет хозяин Кремля на своего соседа, на его «слабое место», как хотели бы назвать это некоторые дураки, не сводится только к политическим и экономическим интерпретациям; более того, она предполагает далеко идущие культурные последствия. По существу, разрушение цивилизаций не является ни преходящим делом, ни неминуемым следствием неизбежных войн.

Continue reading